Империя Вилгакса. Глава 28

Хм, прошла глава была 22 января. Я думала, что прошло больше времени, поэтому даже рада, что вот уже могу выложить продолжение. Правда, третья часть ещё совсем свежая и может содержать кучу ошибок даже после вычитки.

А ещё я решила немного подправить оформление.

Примечание пока в процессе, могу лишь сказать, что основная отсылка идёт к эпизоду The Flame Keepers’ Circle.

 

Название: Бен 10 — Империя Вилгакса
Автор: Лилиадна
Бета: Schera
Гамма: Сион Фиоре, Я Коварная Злодейка, Dilandualb
Фэндом: Бен Тен (франшиза), преимущественно Alien Force и Ultimate Alien
Основные персонажи: Бен Теннисон, Колдунья, Кевин, Вилгакс, Фил
Жанры и предупреждения: джен, драма, фантастика, альтернативная история, ОЖП
Рейтинг (возвратное ограничение): R (16+)
Размер: ~9700 слов; макси
Описание: Битва на горе Рашмор, с которой всё и началось. Всё, что хотел Вилгакс, – забрать Омнитрикс, но в итоге спас и носителя от взрыва. Раз нет возможности снять часы, то почему бы не использовать самого Бена Теннисона, тем более мальчишка сам позволяет сделать это? Однако шило в мешке не утаишь, хоть ложь и становится со временем правдой. Бену придётся посмотреть правде в глаза, а его окружению – разбираться с последствиями.
Благодарность:  Коварная Злодейка, Сион Фиоре, Тесса, Пятница_13-е, Dilandualb, Дядя Феликс :3, JJay, Schera
Размещение: на фикбуке Империя Вилгакса. Часть III
Последнее редактирование: без вычитки

Глава 28. Ящик Пандоры

28.1

Азимус был настойчив в том, чтобы Фил остался на лечении. Физически он был не так плох, но вот происходящее в его мозгах пробуждало интерес. На Земле, да и у санитаров нет никакого оборудования для подавления воспоминаний и тем более для замены подлинных на фальшивку. Конечно, такое бывает: Альбедо был ярким тому примером, но это побочное действие синхронизации часов. Кэролайн Ганс успешно с такими целями практиковала магию, стараясь скрыть о существовании инопланетян и санитарах космоса, не говоря уже о личности Бена Теннисона. Однако её магия касалась маленького промежутка и по уверениям профессора Парадокса со временем развеется, оставив воспоминания в размытой форме снов и игры подсознания и фантазии. То, что произошло с Филом Конерсом – это перекраивание практически всей жизни.

Что именно поспособствовало высвобождению запертых воспоминаний: осмосианская, смешанная с силой ампера, атака Агрессора или же галванская операция по замене и восстановлению нервных узлов?

Ни одна раса во Вселенной не прибегала к подобным уловкам. Нет, могли быть отдельные особи, но, насколько знал Азимус, они чаще просто стирали память, а неумельцы и вовсе «сжигали» мозг. Здесь же тонкая и аккуратная работа. Это сделал тот, кто явно имел опыт и даже был заточен под подобное. Словно это был кто-то из Чистильщиков.

«Филлип Биллингс. В доступе отказано».

Значит такое имя в базе всё-таки числится. И опыт подсказывал что там информации куда больше, чем на Фила Конерса. Надо же, дарованная высшим магистратом свобода в базе санитаров ограничена, хотя в ней никогда особо не было нужды. Тут же любопытство к имени, сказанным в бреду восстановленным в службе санитаром и повышенным до магистра, напомнило о Чистильщиках и их наблюдателях. Систему, задуманную для защиты неподготовленных планет к инопланетному контакту, но вынужденных к нему. Систему, в проработке и одобрении которой Азимус сам же участвовал. Система, к которой ему, Азимусу, запретили доступ. Смешно!

– Азимус, Вы всегда были самым благоразумным из всех, кто как-либо связан с Санитарами Космоса, – прозвучало нравоучение за спиной, заставляя оглядываться. Гибрид, антропоморфный церебропанцирь гордо стоял с закинутыми за спину руками. Чёрный костюм с характерными вставками и спецобмундирование, которые Азимус сам же когда-то проектировал для Чистильщиков. Костюм, учитывающий все особенности и ДНК своего хозяина. Круглая эмблема с еле заметным символом, скрывающим эмблему санитара – Тень санитара. – Не зря же Вас признали Гением пяти Галактик и Великим мыслителем, а сейчас Вы так неосмотрительно влезаете туда, куда не стоит.

– А вот и сам проктор Чистильщиков пожаловал, – скрестил руки Азимус, наконец-то оставив в покое свои усы и подбородок. Разглядеть с его позиции звание не представлялось возможным, но больше, чем уверен, что это именно проктор.

С утверждения первого проктора минуло немало лет и неудивительно, что старика Адриана уже сменили, возможно, что даже не раз. После того, как программа была запущена, Азимус ни разу особо не интересовался творящемся в ней, ведь ответственными за неё были совершенно иные личности, а у Азимуса хватало своих дел. Единственная польза, которую галван признавал в этой службе, они хорошо справлялись сокрытием действий Чистопородных, не смотря на сокращение численности в своей службе.

 Видимо, этот высокомерный малец недостаточно опытен для своего поста, раз чуть не допустил дезинтеграцию Нулевого изменения и беспорядки в тюрьмах, не говоря о том, что в последнее время участились побеги. Один побег Агрессора стоил немалых нервов. Хотя нельзя исключать, что этот гибрид приступил к обязанностям только-только: вряд ли допустившего столько промахов не отстранили от дел.

– Так и что же тебя привело, юноша?

Сервантес с интересом смотрел вниз на маленького гениального пришельца. Наслышан о нём, но встретил лично впервые. Гений пяти Галактик. Великий мыслитель. Тот, кому Сервантес неоднократно обязан жизнью. Вряд ли Азимус представляет через что проходили Чистильщики и что для них значили исследования и изобретения Азимуса. Энимо по сравнению с ним был лишь агукающим младенцем.

Создание Омнитрикса поставило под угрозу Чистильщиков, но попадание часов к Бену Теннисону, ставшим ещё и фаворитом Вилгакса, возродило их. Если бы не Омнитрикс, Сервантес и его люди испытали бы на себе судьбу Моррга – выкинутого, ненужного и ставшим в итоге конченным отбросом. Земля, ставшая вилгаксианской подопечной планетой, а ведь ради её защиты Сервантес согласился стать Чистильщиком, расходным материалом, готовым в любой момент отдать свою жизнь. Да и сейчас готов, но сделает всё, чтобы забрать противника с собой на тот свет, а если не получится, то обойтись ему максимально дорого. Омнитрикс на руке ребёнка, возле которого Вилгакс – прекрасный предлог возродить проект «Амальгамы». Верховный магистрат утвердил предложения Сервантеса без раздумий, он же дал указ о восстановлении Фила Конерса и Фила Биллингса, чтобы обе стороны всегда были в курсе происходящего с Величайшим оружием в Галактике.

– Уйдя в отставку чистильщик Филлип Биллингс прекратил своё существование, – спокойно проговорил Сервантес. – Вам прекрасно известно, что покинуть Чистильщиков можно только умерев. В Ваших интересах, Азимус, чтобы так оно и осталось.

– Умерев? – усмехнулся Азимус. – Выглядит это так, что Филлип Биллингс впал в кому, но не умер.

– Азимус, извините за задержку, – вовремя появился в зале малыш Пирс и замер, столкнувшись взглядом с Сервантесом. Должно быть, прибыл сюда навестить Фила. Мелькнувшие в глазах узнавание и невольное подчинение старой команде – он просто встал неподвижно и не напоминал о себе.

– О! так оно и есть, – кивнул проктор. – И так должно остаться. Филлип Биллингс должен остаться в искусственной коме, пока мы не сочтём нужным вернуть его. Фил Конерс – земной магистр санитаров и опекун нескольких детей-санитаров, их наставник и руководитель. – Сервантес кивнул в сторону замершего и не реагирующего ни на что мальчишку, а после больше не обращал внимания на ребёнка – тот забудет об этом сразу, как только проктор исчезнет из виду. – Хотите сделать их сиротами?

– Даже для проктора Чистильщиков ты слишком нагл, – сделал замечание Азимус, глядя на всплывший перед глазами Приказ. Может, Азимус и не числится в санитарах космоса и ни в одном его отделе, но Приказ Верховного магистрата Содружества Санитаров он не мог проигнорировать. – Адриан гордился бы своим преемником.

Губы Сервантеса растянулись в улыбке. Хорошо, что лицевая мимика церебропанцирей не настолько развита, как у людей. Фальшивая улыбка. Если бы кем проктор Адриан и гордился, то явно не им. Единственным человеком, с которым он считался – Итан Левин. И то лишь из-за сверхспособностей, коими не обладали обычные люди. Но даже будучи обычным человеком в прошлом Сервантес сумел добиться многого. Вопреки всему он занял пост проктора.

Он готов на многое ради отвергнувшей его Земли, ведь где-то там его сестра. Единственная, кто никогда не отворачивался и кто реально оплакивал его мнимую смерть. Сервантес защитит Землю и подобные ей планеты, возродит Чистильщиков и преумножит силы. Вернёт детей «Амальгама», за которыми всё это время неосознанно присматривал Фил и продвигал каждого из них по службе. Вернёт сорванца Кевина. А ещё найдёт того, кто сумел обойти систему безопасности санитаров. Нужно выяснить, как далеко пролез мышонок и как много выяснил, а там уже оценит угроза это или же сторонник.

 

28.2

Беллвуд. Один из многочисленных Беллвудов, разбросанных по США. Беллвуд со сверкающими высотками в бизнес-центре и возвышающейся над городом башней корпорации Немезиды[1]. Беллвуд с аккуратными улочками частных домиков и ухоженных двориков. Беллвуд, утопающий в зелени и начисто вылизанный от мусора. Беллвуд с полицией, рьяно защищающей порядок. Беллвуд, где даже воришки выкидывали ненужный украденный мусор строго в урны, а граффити только в строго отведённых местах для арт-стрита. Беллвуд со своими скрытыми героями и своими не менее прячущимися злодеями. Беллвуд, ставший родным и бросающимся контрастом многих земных городов. Беллвуд, совершенно не похожий на утопленный в руинах и песках Бенвуд из очередных кошмаров. Бенвуд, являющийся столицей руин и разрухи по всей планете. Бенвуд, где большая часть жителей – это преступники со всех уголков Галактики. Бенвуд, где не успевшие покинуть город люди, прятались и всячески старались избежать внимания к себе. Бенвуд, где тоже был Бен с таким же детским восторгом встречающий его и стремящийся угодить ему. Такой же, но совершенно чужой, как и вся Земля в целом.

– Вилгакс, поверь мне, это не худший мир с твоим участием, – усмехнулся Кен, продолжая от скуки крутить наполовину собранный кубик Рубика.

Казалось, что мальчишка постоянно находился рядом, ожидая, когда Вилгакс вновь придёт в себя. И вот снова сидел на полу, навалившись на гигантский аквариум. Как обычно, накинув капюшон на голову так, будто боялся, что царивший кругом полумрак недостаточно скрывает его лицо.

– И что с вами всеми не так? – спросила девчонка, сидящая рядом с ним и подсказывающая, как и что надо повернуть в головоломке.

– И откуда мы знаем то, что не нужно? – риторически спросил Кен, проигнорировав её подсказку к игрушке. – Тебе должно быть виднее, как смотрительнице, Мет. И я просил тебя не появляться здесь, это последний раз, когда я прошу по-хорошему убраться отсюда.

– Они придут через несколько минут, так что у меня ещё есть время, – отмахнулась та, поднимаясь на перебинтованную ногу. – Я не прошу тебя что-то сделать: у нас был уговор, и я его придерживаюсь. Знаешь ли, хоть это не контракт, но привычка есть привычка, – пожала она плечами. – Я просто убеждаюсь, что здесь вы живы оба – больше мне ничего не нужно. И да, Бенвуд – действительно не самое ужасное место, – согласилась она, прежде чем сделать шаг в сторону и исчезнуть.

Они придут через несколько минут. Может, Вилгакс не набрался достаточно сил, чтобы вернуться в свой нормальный облик, но их было достаточно чтобы ясно соображать. И понять, что Кен не постоянно находился рядом, а лишь тогда, когда должна прийти очередная группа людей, чтобы получить подтверждение о существовании Диагона.

Как и прежде, Кен не давал возможности говорить Вилгаксу, превращая любые слова в нечленораздельное бульканье. Мужчина, сопровождающий «неверующих», доказывал представлением еле живого пришельца, что великий бог возрождается в новом теле, а будучи всего лишь ещё младенцем общаться может лишь с истинно верующими, как этот юноша (указывал на Кена), которому уже даровал великую силу исцелять, что устраивали время от времени даже без подставных лиц. Правда, не всегда исцеление было именно исцелением – в совсем запущенных случаях Кен избавлял от боли, вновь прикрываясь младенческим состоянием великого Диагона.

Всё же стоило признать, что обучение анодита у Верховного мага давало хорошие результаты, он уже значительно превзошёл Колдунью, постоянно работающую над собой с того момента, как она искренне начала проявлять заботу о Бене. Колдунья угрохала около пяти лет и достигла сравнительно немного, а этот ребёнок превзошёл её меньше, чем за год.

Зеваки продолжали глазеть на Вилгакса с разинутыми ртами, перешёптываясь, а не мифического ли кракена ли им подсунули. Судя по их внешнему виду и манере поведения, это богатеи, не уступающие Доновану Грэндсмиту и Еве Морнингстар. Но более странным, даже неестественным на их фоне было присутствие Джули. В отличии от остальных в её взгляде явное сомнение и неуверенность в каждом движении. Да и не мудрено это: из того, что Вилгакс наслушался здесь, для Джули, знавшей о пришельцах достаточно много, не сомневаться было бы неразумным. Вот только Вилгакс был не единственным, кто заметил это. Приведший их сюда человек, тоже обратил внимание на состояние девушки и придерживал её за плечи. Если бы не его гримаса, а их Вилгакс научился читать не хуже реакций своих сородичей, его действия можно было бы принять за поддержку и подбадривания.

Откуда-то появилась тварь размером с крупную собаку, похожая на ящерицу из серо-зелёной слизи. Потом ещё одна тварь, и ещё. Окружая присутствующих в зале. Люди напряглись, начали отступать. Одна из ящеро-псин напала на человека выросшими отростками и присосалась к голове. Того изрядно встряхнуло, ноги подкосились, а раскрывшиеся глаза изменили свой цвет, казалось, что даже светились неестественно грязно-зелёным, из раскрытого рта закапала слюна. Кен выдвинулся в сторону псины, склонился к осевшему человеку и протяну тому руку и салфетку.

– Это было просто ужасно, – пожаловалась жертва твари, поднимаясь на ноги и неловко вытирая губы и подбородок. – Я чувствовал, как его щупальца впиваются в мой мозг… А потом я услышал его, – засеял он, – услышал Диагона, он общался со мной!

– Не беспокойтесь, – улыбнулся хищно мужчина в рясе, так и не отпустивший вжавшуюся в него Джули. – Это не чудовища, а божественные охранники – лукубра. Они проверяют нет ли среди вас предателей. Думаю, вам всем известно, что в последнее время на Земле стало неспокойно и многие люди хотят изгнать пришельцев, не скупясь при этом на насилие. Еретики атакуют всех без разбора, пытают и убивают не только пришельцев, но и их сторонников, в том числе и всем известного Бена Теннисона.

Вилгакс лишь ухмыльнулся на представление. Люди охотнее шли на контакт с лукуброй, хотя всё также напуганы и предпочли бы сбежать. Нежелающих добровольно пообщаться с пришельцем-божеством через монстра-желе, как и Джули, просто обработали насильно. Тот человек всё время продолжал удерживать её, не позволяя сперва сопротивляться, а потом осесть или упасть. Теперь ясно, откуда у Кена Теннисона вылезла подобная одержимость, хотя и казалось, что временами мальчишка приходил в себя и сопротивлялся влиянию. Это становилось всё интереснее и интереснее. Кем был этот Диагон и ради чего он пытался пробраться на Землю? Зачем ему анодит и Бен? Если бы Бен не был бы нужен, они бы не втянули в это ещё и Джули, хотя присутствие Кена уже не могло оставаться непроигнорированным. Вряд ли это было обычным совпадением. И зачем-то ему нужен был Вилгакс, иначе от него бы давно избавились, а не разыгрывали такое шоу. Люди в надежде падали перед ним на колени, что-то вымаливали.

“Если я приму твоё предложение, избавишь ли меня от этого назойливого мальчишки в моей голове?”

В зале раздалась мелодия, и все начали растерянно переглядываться. Джули смущённо извинилась, что совершенно забыла отключить телефон.

– Это от Бена, он согласен прийти сюда, – бегло она просмотрела сообщение глазами с всё ещё зеленоватыми белками и улыбнулась так и неотпустившему её мужчине. Ласково и радостно. Тот похлопал её по плечам и тоже в ответ улыбнулся. Хищно.

Кен вздохнул и отвернулся от них, снова всё внимание переключая на Вилгакса. Да, у него была возможность что-нибудь сказать, но зачем? Кен отреагирует сразу. Его магия уже в печёнках сидела. Более того, он был не единственной угрозой, ведь только что снова мелькнули несколько фигур, рассекая пространство и прячась за невидимой границей.

“Если я приму твоё предложение и ты избавишь меня от Кена, то я проведу тебя на Землю”.

 

***

– Это и есть орден Хранителей Огня? – с сомнением уточнил Бен, устав пялиться на изображение огня из кирпичной кладки – заниматься больше нечем, разве что слушать шуточки Кевина о том, как они провели время в кемпинге, когда наконец-то разрешился вопрос с Сандером и Юнис.

Настолько популярный орден казался каким-то неправдоподобным при этих пустых стерильных коридорах. Обычное пустое офисное здание. Светлое: с большими окнами и изобилием стеклильщиков. Чистое вместительное пространство, обрамлённое множеством белых диванчиков для гостей и комнатными растений без цветов. Ни одного человека, даже у приёмной стойки (или же это всё-таки был ресепшен?). Настолько чисто кругом, не единого пятнышка на светлых поверхностях и всё сверкает, что реально казалось стерильным, даже невольно сорвалось, что Чистопородным при нападении на Землю о таком только мечтать приходилось.

Разве при их популярности здесь не должны сновать люди туда-сюда? Или у них какое-то совещание и никто не стоит у входа в ожидании припозднившихся? А с другой стороны, чего ожидал Бен? Увидеть людей в балахонах на шабаше с жертвой, которую приносят божеству? Будь оно так, Джули бы точно не стала задерживаться здесь.

– Да, – появилась за спиной Джули.

Она подкралась так незаметно, что ни Бен, ни Кевин не заметили её присутствия и резко обернулись, напугав и её саму. Джули набрала воздух в лёгкие и спокойно выдохнула, после чего только улыбнулась в своей привычной манере. Бенджамина расслабился: её улыбка растворила подозрения, что что-то не так, ведь он всегда ощущал её, но почему-то не в этот раз. Может, потому что они всё ещё так и не поговорили, а разногласия в последнее время только копятся и копятся. Ещё и поездка в кемпинг завершилась не в его пользу. Хотелось бы обнять её, просто наконец-то обнять. Но после всех скандалов с Дженнифер Ноктюрн и других фанаток Джули не позволяла проявлять никакой близости на людях. И вот снова держится на расстоянии и скрестила руки за спиной. Всё ещё обижена. Ещё бы, ведь он повёл себя круглым идиотом, когда не заметил их с Кевином и свалил из лагеря чуть ли не под ручку с Юнис.

– Мне так долго пришлось вас уговаривать сюда прийти.

– Мне совершенно не интересна экскурсия по офисному зданию, разве непонятно? – отреагировал на это Бенджамин.

– Бен, я очень рада, что ты пришёл, – всё также продолжала улыбаться Джули, что уже становилось как-то не по себе. Она менялась всякий раз, когда речь заходила об этом ордене, но тут даже не среагировала на то, что Бен по сути огрызнулся, лишь коротко пожала плечами, прежде, чем повернуться и отправиться к лифту. – Я же уже говорила, что в этом месте мне кажется, что я делаю что-то очень важное.

– А у них крутые помещения, – последовал за ней Кевин, продолжая осматриваться по сторонам. – Чем они зарабатывают?

 – Собирают пожертвования.

– Чудесно, – усмехнулся Кевин. – Аргиту бы здесь понравилось.

Казалось, что Джули чувствовала себя здесь свободно и расслабленно, хотя какое-то напряжение в воздухе висело. Особенно в лифте. Джули наконец-то словно очнулась от транса и прекратила глупо улыбаться им. Комментарии Кевина заставили недоумённо посмотреть на него. Со стороны Кевина, любящего деньги и незаконные торговые сделки, неоднократно влипающего из-за превосходящего в жажде лёгкой наживы Аргита, ничего удивительного. А вот Бену достался укор за подобное в её присутствии.

– Ты уверена, что они подошли к тебе не потому что ты моя девушка?

– Бен, мы это обсуждали, – снова начала заводиться Джули. – Ты слишком занят своей персоной. Просто побудь немного здесь и осмотрись, я действительно чувствую себя здесь важной!

Разве секты не поглощают слабых духом людей? Это ведь секты дают людям мнимые ощущения, что они важны здесь, что ими дорожат, что… В итоге сколько бы у Бена не было вопросов, он стоял молча, боясь в очередной раз услышать от неё об эгоизме. Был бы это эгоизм, он бы не пошёл сюда, чтобы поговорить с её обожаемым кондуитом Эдвардсом. Этот Эдвардс словно промыл ей мозги! Любая попытка проявить беспокойство Джули воспринимала в штыки и беспочвенные обвинения. И ведь зачастую это касалось не только Бена, но других. Даже её школьная подруга Энни, до этого неоднократно язвившая Бену из-за своей дружеской женской ревности, просила узнать всё ли здесь чисто – Джули слишком сильно изменилась, как связалась с этим орденом.

– Бен Теннисон! – поприветствовал их мужчина, стоило лифту остановиться и разъехаться дверям. Что ж, балахона нет, обычный строгий скучный серый костюм со сливающимся с ним галстуком, не менее скучная белая рубашка. – Какая честь наконец встретиться с тобой. Мы рады принять знаменитость твоего уровня в наших апартаментах.

– Видишь, я – знаменитость? – тихо спросил Бен Джули, направляясь к встретившему их мужчине.

Даже не надо оборачиваться, чтобы понять, что Джули опять разозлилась. И всё же она подошла тоже, представляя того, как кондуита Эдвардса. Бенджамин пожал протянутую руку и поприветствовал, хоть и не горел желанием. Единственная причина, почему он здесь: убедиться, что Джули не используют, что ей не угрожает опасность.

– Кондуит – это звание? – уточнил Бен.

До этого он уже пытался узнать, что значит это слово[2], но так ничего и не нашёл, зато наслушался о своей тупости от Альбедо. Точно не сосудистый протез, а вот другие толкования уже давали примерные представления, особенно если учесть их все разом с учётом того, что это секта.

– Да, я имею честь носить это звание.

– Этот человек знает всё о пришельцах, – восторженно поддакивала Джули.

– Оу-у, – единственное, что смог выдавить из себя Бен на подобное заявление.

Ни Бен, ни Кэролайн, ни Кевин, ни Вилгакс, ни мистер Хоуэлл, да даже ни один санитар не бросался подобными заявлениями – им просто совесть не позволяла. Как Джули, которая сама знакома с супергероями Омнитрикса, которая неоднократно сама сталкивалась с инопланетными жителями, которая сама приняла и воспитывала Кораблика, могла повестись на такую чушь?

– Орден Хранителей Огня? – слишком восхищённо спросил Кевин, указывая на висящую и здесь эмблему.

Кондуит Эдвардс добродушно посмеялся.

– Это символ того, что представляет огонь, – пояснил он. – Знания, – улыбнулся, показывая пальцем на голову. Кондуит сам подошёл к эмблеме, раскинул руки и с упоением начал перечислять: – Огонь. Колесо. Календарь. Металлургия. – Опустил руки и развернулся к ребятам, продолжая всё улыбаться. – Важные моменты в истории человеческих изобретений. Не так ли?

– Орден Хранителей Огня считает, что много лет назад человечество посетили великодушные пришельцы и дали нам зачатки технологий, – поделила Джули, озадачивая всё больше Бена и Кевина.

– Великодушные? – с сомнением переспросил Бен. – Да… Наверное, и такое бывает.

 


[1] На русский язык Nemesis адекватно переводить именно как Немезида – богиня возмездия и правосудия. После долгих раздумий, всё же решила немного отойти от официального перевода и переименовать корпорацию (которая по идее тоже башня, но корпорация солиднее и масштабнее для американского супергероя) в Немезиду, а самого Капитана оставила Немезисом (как-то негоже мужчине с женским именем).

[2] Согласно Википедии, у слова кондуит несколько значений (без учёта названий фильмов и других культурных достояний), среди которых есть значение журнала, где отмечаются проступки учащихся; необнародованные связи с банком, трестом при распространении «горячих» выпусков их ценных бумаг на бирже, и значение кабель-канала.

Запись опубликована в рубрике Ben 10 (фанфик), Джен, Драма, ОП, Фантазии с метками , , , , , , , , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий