Бен Тен — Империя Вилгакса. Часть 14

То ли совсем разленилась, то ли чего, но на фикбуке главы давненько уже, а тут всё не выкладывала. Хотя, я всё тяну из-за начавшейся снова вычитки с первых глав. Иногда читаю на фикбуке рывками и понимаю, что косяков всё-таки много, даже тех же опечаток, которые выплывают то там, то тут…

Название: Бен 10 — Империя Вилгакса
Автор: Лилиадна
Бета: Schera
Гамма: Сион Фиоре, Я Коварная Злодейка, Dilandualb
Фэндом: Бен Тен (франшиза), преимущественно Alien Force и Ultimate Alien
Основные персонажи: Бен Теннисон, Колдунья, Кевин, Вилгакс, Фил
Жанры и предупреждения: джен, драма, фантастика, альтернативная история, ОЖП
Рейтинг (возвратное ограничение): R (16+)
Размер: ~9.000 слова; макси
Описание: Битва на горе Рашмор, с которой всё и началось. Всё, что хотел Вилгакс, – забрать Омнитрикс, но в итоге спас и носителя от взрыва. Раз нет возможности снять часы, то почему бы не использовать самого Бена Теннисона, тем более мальчишка сам позволяет сделать это? Однако шило в мешке не утаишь, хоть ложь и становится со временем правдой. Бену придётся посмотреть правде в глаза, а его окружению – разбираться с последствиями.
Благодарность:  Коварная Злодейка, Сион Фиоре, Тесса, Пятница_13-е, Dilandualb, Дядя Феликс :3, JJay, Schera
Размещение: на фикбуке Бен Тен- Империя Вилгакса
Последнее редактирование: без вычитки

Глава 14. Цена кристалла

14.1

Свет погас сразу, как только Тетракс сообщил технике о своём желании побыть в темноте. Это было далеко не единственное, что он мог тут контролировать: температура, влажность, потоки воздуха, даже мог спроецировать какое-нибудь изображение на стены, заказать любое блюдо, да и вообще мог высказать любое желание, правда, исполнялось далеко не каждое, но многие, вот только покинуть окружающие уже почти пять лет стены так и не удалось. Тетракс, конечно, мог ошибаться, но похоже, что это помещение в прошлом было личным императорским винным погребом, укрытым от чужих глаз. Тут даже всё ещё сохранились вина с разной выдержкой, пару бутылок Тетракс всё-таки распечатал, но, как и в прошлом, остался не лучшего впечатления от вилгаксианских увеселительных напитков. Вкус-то восхищал и шло вообще изумительно, да вот состояние после них всегда заканчивалось желанием смерти, утешало лишь то, что проходило мучение довольно-таки быстро, заставляя несказанно радоваться сохранившейся жизни. Такое впечатление, что вилгаксианцы в данном вопросе проявляли совсем незавидный мазохизм.

Не считая этого самоистязательного увеселения, Тетраксу приходилось довольствоваться разве что компанией всего троих: Вилгакса, Ноукс и Псифона. Хотя последний обычно предпочитал только приносить еду, уточнять по мелочи и тут же сбегать.

Вилгакс уделял времени больше: начиная светскими беседами ни о чём, заканчивая последними новостями в Галактике, не забывая упомянуть какую роль в том или ином событии сыграл его фаворит. В общем-то, за эти пять лет Тетракс увидел новые стороны в вилгаксианине, о которых предпочитал бы не знать, а всё также считать его безжалостным тираном, захватчиком и уничтожителем планет.

Ноукс же была чуть ли не завсегдатайкой. С тех пор, как фаворит Вилгакса прекратил появляться на Вилгаксии, потешная осталась не у дел и почти постоянно находилась здесь, пытаясь принести хотя бы такую пользу своему императору. Даже смешно получалось: девчонка числилась в потешных, а на деле же являлась вторым доверенным лицом Вилгакса. Если бы это было не так, то её бы вряд ли впустили сюда – чуть ли не в святую святых, где скрывалось грязное прошлое императора, укрываемое даже от глаз фаворита. Хотя с другой стороны Ноукс из тех редких вилгаксиан, кто не обделён силой – из той же породы, что Вилгакс и Маякс – она могла оказать достойное сопротивление петросапиенсу и даже задержать его в случае побега.

– Господин Тетракс, – донёсся голос в домофонной системе, – я могу войти?

– А, это ты Ноукс, – отозвался петросапиенс, даже не глядя на изображение девушки, стоящей по ту сторону двери.

Хоть он немного сбился во счёте времени, догадался об ужине. И если не ошибся в подсчёте дней, то сегодня вновь траурная пища в память по тем, кто погиб во время захвата планеты З’Скером. Впервые об этом обычаи Тетракс узнал, когда вся Вилгаксия несколько лет оплакивала смерть императрицы, хотя сам император не особо горевал тогда по своей утрате.

Ноукс прошла внутрь, проталкивая вперёд тележку с тарелками и чашками. В общем-то, судя по завтраку, Тетракс не ошибся – в траурные дни использовались определённые блюда, которые ни в коем случае не подавали вне трагических дат и поминания усопших. Как и прежде куча тарелочек и другой посуды, где чуть ли всё не на донышке. Ноукс как-то пыталась в прошлом объяснить тонкости своей культуры, но было не до этого.

– Не надоело ещё уговаривать на это несуразное предложение?

– Оно не несуразное, – отозвалась Ноукс, сделав вилгаксианский молитвенный жест, прежде, чем пригласить и присесть самой. Как и прежде, она замерла, ожидая, когда Тетракс первым прикоснётся к еде. Всё-таки траурный ужин был из тех, когда за один стол садились разные сословия. – Я не понимаю, почему вы не хотите стать подданным Империи. Всё, что вам нужно, это принести присягу в верности, и тогда вы сможете выйти отсюда. Но Вы не доверяете ни господину Вилгаксу, ни мне, ни кому вообще…

– Однажды я уже доверился твоему господину, – проскрипел Тетракс. – А он уничтожил мою планету моими же руками!

Вот именно: Вилгакс уничтожил Петропию руками Тетракса, что никак нельзя простить! И чем больше Тетракс понимал отношение Вилгакса к своей планете, тем больше его ненавидел за трепетную заботу, яростную защиту. И тем больше ненавидел себя за предательство своего народа, за собственные амбиции, приведшие к гибели всей планеты.

Петросапиенсы в прошлом получили широкую известность, как прекрасные наёмники. Их способности и военный склад ума всегда поражали и располагали к себе внимание заказчиков. И это при том, что жители Петропии редко покидали свой бирюзовый мир – лишь единицы бороздили просторы Галактики в поисках лёгкой наживы. Лёгкая нажива, и кто только додумался так назвать? Если бы не опасность и трудновыполнимость, то им бы никто не оплачивал работу. При всём своём жёстком нраве Вилгакс аккуратен и осторожен – он не полез бы лично в святую святых чужой планеты. Учитывая его отношение к сородичам, вряд ли бы направил кого-то из них на верную погибель. Однако, если задуматься, Вилгакс никогда даже не держал кого-то из соплеменников рядом с собой вне планеты: только дроны и наёмники с разных планет.

Ему понадобилась армия? Даже без продажи кристалла Вилгакс мог купить в десятки, сотни, а то и в тысячи раз больше людей из разных рас.

Если бы Тетракс не выкрал ценнейшую реликвию своего народа, если бы не передал её Вилгаксу… Если бы Вилгакс не использовал кристаллический камень на Петропии, то Тетракс бы не убивался на протяжении стольких лет, он бы не продолжал работать на Вилгакса в поисках ситуации, когда его предательство сильнее всего ударит по захватчику, не пошёл бы против при личной встрече с носителем Омнитрикса и не помогал бы в розыске создателя этих часов.

Но что было бы, если Вилгакс использовал кристаллический диск не на Петропии?

– А мне кажется, что вы просто не доверяете себе, – не унималась Ноукс. – Вы боитесь опять ошибиться. Вы боитесь принимать ответственность за свои ошибки.

– Ты же этого не боишься, – усмехнулся Тетракс. Мысленно он был рад, что вилгаксианка вовремя влезла со своим мнением, ведь петросапиенс дошёл до того вопроса, на который всегда боялся отвечать. – При первой же встрече врезала самому фавориту Вилгакса. Разве вы не друзья? – съехидничал он.

– Бен сам заслужил, – развела руками Ноукс. – Этот мальчишка даже ни разу не написал с тех пор, как снял Омнитрикс, а про то, чтобы навестить нас я вовсе молчу. Кэролайн хотя бы отправила пару весточек… Почему вы всегда называете его фаворитом Вилгакса, но никогда не используете его имя? Это ведь вы разыскали Бена, когда он запустил режим самоуничтожения. Вы помогли найти Азимуса и Маякс, но постоянно так брезгливо используете «фаворит Вилгакса».

– Хочешь правду? – сдался Тетракс. – Я надеялся, что Азимус снимет часы с его руки раз и на всегда, но вместо этого он оставил их. Я пытался избавить этого ребёнка от влияния твоего господина, а вместо этого только увеличил власть над ним. Чтобы я не делал, я всегда остаюсь лишь использованным в чьих-то далеко неблагородных целях. Хочу заметить, что твой господин использует и тебя.

– Он не использует – это я служу ему, – поправила Ноукс. – Вы сидите здесь и ничего не знаете, ни о заключении мирного договора с Чистопородными, ни о нападении З’Скере (да Вы родились под звездой Удачи, что не встречались с ним!), ни о том, что вашу планету можно воскресить.

– Вам не надоело кормить меня байками? – уже всерьёз разозлился Тетракс. Что Вилгакс, что Ноукс – одним словом вилгаксиане! Петросапиенс со злости был готов отшвырнуть все тарелки в сторону, да что там – его желания были темнее, чем просто разбить посуду и задушить назойливую девку. – То, что галване воссоздали свою планету, не значит, что с Петропией это тоже получится!

– Пожалуйста, не срывайте свою злость на еду, тем более которую приготовили в память погибших, – проговорила Ноукс, смотря на дрожащие тарелки. Она залезла в карман и достала голографический носитель. – Если не хотите верить ни мне, ни господину Вилгаксу, то поверите ли древним записям собственного народа? Как петросапиенс, вы наверняка знаете легенду и лучше кого-либо понимаете её смысл. И вы знаете, что это не наши выдумки, а действительно изображения с древнего храма Петропии.

Тетракс уставился на голограмму, не веря собственным глазам. Неужели среди глыб всё-таки сохранилось что-то от их культуры? Сколько он не пытался сам найти хоть что-то прежде, у него не выходило, а позже он и вовсе угодил в западню, заточившую его в эту клетку.

Он пристально просматривал записи, останавливал, увеличивал или уменьшал изображение – изучал каждую мелкую подробность, всё не в силах поверить своим глазам. Тетракс даже не заметил, как ушла Ноукс, забрав с собой посуду, даже не сразу обратил внимание на Вилгакса.

– Решил использовать девчонку, чтобы втянуть меня в свою аферу? – Тетракс очень хотел верить записи, хотел поверить, что его планету можно возродить, но всё упиралось в одно – эту информацию подготовил Вилгакс, испытавший кристаллический камень сразу же на глазах своего наёмника.

– Ноукс хочет стать санитаром космоса, – отозвался Вилгакс, выбирающий бутылку вина. Он осматривал одну за другой и возвращал на место. – Я не могу игнорировать желание той, кто однажды может унаследовать мой трон.

– Ты собираешься уступить его девчонке? – рассмеялся Тетракс.

– Ты не так понял, – Вилгакс продолжал своё занятие. – Столько лет прожил на Вилгаксии и всё ещё ничего не знаешь о ней. Ноукс – одна из потенциальных матерей моего прямого наследника. Из всех претенденток эта девочка самая способная и смышлёная. Хочешь сместить меня – присмотрись к ней, ведь она уже начала выстраивать себе путь наверх. Стань её советником, смети любого, кто будет угрожать её восхождению. Завтра у Ноукс церемония совершеннолетия и я освобожу её от из потешных, назначив чин за заслуги в битве с Призраком, – он наконец-то выбрал бутылку и направился к выходу. – Принеси присягу ей, я даже выпущу тебя из этой клетки. Ты можешь сбежать во время церемонии, но тогда никогда не увидишь свою планету вновь.

– Разве ваш вид не умирает, когда даёт новую жизнь? – хмыкнул Тетракс. – Как же она может быть наследницей трона, если погибнет чуть ли не следом за?.. – Петросапиенс замер, укладывая в голове всё услышанное.

***

 У дверей в винный погреб смиренно ожидал Псифон с подготовленными указами о праздновании дня совершеннолетия. Даже не стоило брать в руки, было и без того видно, что список вступающих во взрослую жизнь значительно меньше предыдущих лет. Атака Чистопородных и З’Скера принесли большие убытки Вилгаксии сколько не материальные, сколько в душах. И ведь не только на Вилгаксии, но и во всей Империи. Были планеты, практически полностью разорённые гибридами, туда приходилось вкладываться в первую очередь, но и забывать о столице было негоже – поэтому Вилгакс вернулся на несколько дней на Родину, чтобы провести все необходимые церемонии, а потом опять мотаться по планетам, чтобы утихомирить их жителей. Всё, чего Вилгакс добивался годами, уничтожили за каких-то несколько жалких земных месяцев.

– Вы уверены, что стоит его отпускать? Тем более таким образом. Я хотел сказать, – замялся Псифон под злым взглядом, – что, как Император, Вы могли бы перевести Ноукс…

Псифон в последнее время осмелел. Вилгакс и раньше замечал дерзость в лакее, но обычно удавалось быстро переключиться на другую тему во избежание потерь в своих слугах, однако в этот раз упрямство даже забавляло. Если назначение Ноукс Псифон воспринял более-менее спокойно, разве что высказал своё мнение о её возможной роли наложницы, то вот вопрос о Тетраксе заставил всерьёз взволноваться о собственной шкуре. Если бы Тетракс не предал Вилгакса, то он бы был подле императора, а не Псифон. Знания лакея об этой старой истории и его нервозность выдавали с потрохами, что только больше веселило императора.

Псифон с лёгкостью вёлся на провокации Вилгакса, но при этом он был единственным не только во дворце, но и во всей Империи, кто действительно являлся советником, а не условно носил этот статус.

– Как Император я тем более не имею права нарушать традиции своего народа – я его лицо и опора, – бросил Вилгакс, всё так же направляясь в тронный зал с непочатой бутылкой. – Или ты покровительствуешь одной из тех бездарных и бесполезных малолеток, что претендуют на моё внимание? – заинтересовался Император, в очередной раз с нескрываемым весельем наблюдая за изменениями в лакее. Ещё чуть-чуть и тот сам приговорит себя к смертной казни за собственные же выходки. – Даже если так, Ноукс приобретёт своё право на состязание в этой игре от меня лично, а дальше уже зависит от неё.

Вилгакс и без того долго тянул смотрины будущей императрицы. Прикрываясь трауром, химера Цуи Дженерис избегал любой попытки навязать ему невесту. Нет, «советники» не были настолько смелыми, чтобы идти в открытую против своего императора, да и говоря откровенно, они все были лишь пешками, трясущимися из-за того, что в любой момент могут вылететь со своего поста или погибнуть при несчастном случае на Вилгаксии или соседней планете. Он лично выбирал каждого, чтобы не ожидать сюрпризов. Нет, они бы не осмелились, но каждый раз деликатно напоминали о традициях и желании народа жить обычаями предков.

Хоть химеры Цуи Дженерис предпочитали жить самостоятельно, независимо друг от друга, вопросы семьи всё же имели большую ценность – вилгаксиане почитали предков, отдавших собственные жизни, и были готовы принести свои ради будущих поколений. Воспитанием осиротевших малышей занимались в основном ближайшие родственники, а позже они доверяли свою кровь и плоть тем, кого вырастили сами.

Землянам повезло больше, но лишь единицы ценили семейные узы. Вилгакс и сам не знал, завидовал ли он им. И не знал действительно ли хотел, чтобы Ноукс стала его супругой – она выросла практически на его глазах. Ещё будучи совсем крохой, она отчаянно боролась за собственную жизнь ради малютки Арикс, оставшейся на её руках, невзирая на то, что сама осталась без опеки и поддержки. Может, именно эта борьба и привлекла в ней, выделила её из всех, кого можно было бы приставить к Бену.

Может, Псифон прав и девчонку стоит оставить при дворце и если не наложницей, то дать дослужиться до советника. Всё-таки когда Вилгакс передаст своё семя, он быстро начнёт угасать, оставив беззащитной супругу и будущих детей, Вилгаксию и всю Империю. Супруге свезёт больше: при всех няньках, повитухах и служанках способна услышать и первые слова малышей, а вот Вилгакс может не застать их рождения. Правда, велика вероятность, что сразу после его кончины могут попытаться убрать и его супругу – опять начнутся волнения и попытки захватить власть, совершить переворот. Если же Ноукс останется при дворце, то… ей будет сложнее удержать позиции в этом бардаке, но что-то подсказывает, что у девчонки хватит сил и ума выстоять. Если не ради себя, то ради Арикс. Такая, как она… нет, именно Ноукс сможет защитить и привить необходимые качества его детям.

И в то же время она была самой достойной, чтобы стать матерью его детей. Вот только как ни крути, девчонка всё-таки должна решить это сама. Вилгакс же просто даст ей шанс, а дальше – Ноукс пусть поступает так, как считает нужным.

– Для чего Вы хотите возродить эту мёртвую планету? – осмелился Псифон, всё также следуя тенью. – Только ради того, чтобы Ноукс смогла стать санитаром?

– Добросклонная планета на границе – разве не заманчиво? А вот желание Ноукс – вовсе прекрасный предлог, – отозвался Вилгакс, – влезть в эту организацию ещё глубже, чем мы уже есть. Как бы не был Бен талантлив, ему не дадут прыгнуть выше. Слежка за ним и Кэролайн не прекращалась с самого начала. Хуже то, что пошла утечка информации, иного объяснения освобождению З’Скера я не вижу. О том где он был заточён и как действует вся система, знали лишь единицы, а в живых осталось и того меньше. Чем быстрее выяснишь, кто из них замешан в побеге Призрака, тем тебе же лучше. Если среди этих идиотов выродок Кен Теннисон, то не вмешивайся – просто наблюдай, но не провоцируй, – предупредил он, вручая бутылку и забирая указы прежде, чем выйти из туннеля в залу.

Вилгакс бегло просмотрел тексты, разочарованно отмечая, что имён совершеннолетних действительно мало. Приглашённых высокопоставленных лиц с других планет и того больше, чем виновников торжества. Единственным, кого не пригласили – это Бен и его свита. Во-первых: ребятам нужен отдых от пришельцев, во-вторых: если они здесь объявятся, то всё внимание переключится на них. Хотя согласившиеся прибыть сюда наверняка намерены показаться только ради встречи с самим фаворитом Вилгакса, великим спасителем Галактики, а не юных отпрысков Вилгаксии, начинающих самостоятельную жизнь.

Чем дальше расширялись границы Империи, тем более ревностно химеры Цуи Дженерис стремились сохранить свои традиции. Чего нельзя сказать о ряде других планет – ведь их жители весьма активно впитывали чужие порядки и обычаи, вносили культурные элементы в свою жизнь, беспощадно уничтожая собственную неповторимую самобытность. Конечно, чем меньше различий между народами, тем меньше конфликтов, но в тоже время они становились какой-то безликой скучной массой, неспособной внести нечто новое, а просто копируя уже готовое.

Вот и теперь, согласно традициям Вилгаксии, Император лично зачитывал с лоджии имена тех, кто вступил во взрослую жизнь, напутствовал и благословлял молодых самостоятельных химер Цуи Дженерис. Рядом стояли девушки и юноши из семей советников, чтобы продолжить речь и вместе с остальными принести клятву в верности своему народу. Иногда голос заглушали радостные возгласы и хлопки, в воздухе летали переливающиеся пузыри и шары с изображениями осьминога в солнце, витали запахи праздничных блюд и сладостей. Вилгаксия веселилась, праздновала и радовалась жизни, ставя в тупик гостей, прибывших днями ранее, – ведь ещё вчера был траур.

Дальше было то, что повергло в шок даже самих вилгаксиан: мало того, что император освободил из потешных, по сути рабыню, так он назначил ей чин, приставив к награде. Присутствующие не успели отойти от этого, как следом на всех обрушивается объявление о начале смотрин, что вызвало ещё больший ажиотаж, заставляя шушукаться уже и инопланетных гостей, интересующихся что же, происходит, что Советники уже в растерянности.

Поднятый гомон и переполох пришлось успокаивать Псифону, напомнив о порядках и объяснив сразу гостям, что смотрины проводятся Советом без права вмешательства Императора, разве единственное, что может сделать Вилгакс – указать нижний порог чина семьи, из которой девушка имеет право принять участие в сумасшедшей гонке отборов. Только все расслабились и начали поздравлять Императора с принятием столь важного и мудрого решения заполнить пустоту рядом с собой, как новая напасть. Ошарашенный гул пронёсся по залу, заглушая даже само объявление чина.

Слуги непонимающе заглядывали в зал, аккуратно выясняя у находящихся причины волнений, столь необычных для подобных мероприятий, спрашивали не явился ли сам Бен Теннисон, который уже давно не оживлял праздники. Вилгакс лишь усмехнулся, разобрав о чём же шепчутся прислуга, не смотря на гомон, наполненный нескрываемым удивлением и недоумением из-за столь низкого порога требований, что значительно увеличивало количество конкурсанток. Он с интересом наблюдал за всем этим балаганом, который всё ещё никак не мог понять, что только что произошло, ведь с этого момента на место рядом с Императором могла претендовать чуть ли не каждая дочь или сестра солдата.

И дошло до них лишь тогда, когда наконец-то заметили склонившегося перед бывшей потешной петросапиенса. В нависшей вдруг тишине его голос эхом разнёсся по зале, окуная всех в реальность – Ноукс претендентка на трон и при этом за ней стоит прославленный наёмник, некогда работавший даже на самого императора.

– Это было очень эффектно, – проговорил тихо Псифон, склоняясь к довольно ухмыляющемуся Императору. – Вы снова напомнили всем, где их место, – он налил вино из выбранной лично императором бутылки.

– Тетракс, добро пожаловать на Вилгаксию, – Вилгакс поднялся с бокалом, уже привычно по-земному поднимая руку вверх для тоста. – А это небольшой презент в благодарность за то, что почтил нас своим присутствием, – прокомментировал он действия Псифона, протягивающего тому небольшой свёрток, затянутый в изящную лёгкую гладкую материю, увешанную крупными жемчужинами и редкими ракушками с опасных глубин океанов Вилгаксии, куда же не каждый отважится нырнуть.

Запись опубликована в рубрике Ben 10 (фанфик), Джен, Драма, ОП, Фантазии. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *