Империя Вилгакса. Глава 6

Здравствуйте.

Я дошла до шестой главы ИВ. Добавила лишь небольшой кусочек в 6.1, касаемо Мет, в остальном же исправились только найденные опечатки и ошибки.

Приятного чтения.

Название: Империя Вилгакса
Автор: Лилиадна
Фэндом: Бен Тен (франшиза от OS до OV)
Основные персонажи: Бен Теннисон/Джули Ямамото, Кевин И.Левин/Кай Грин, Кеннет Теннисон/Колдунья, Вилгакс, Альбедо, Фил
Жанры и предупреждения: джен, драма, фантастика, альтернативная история развития, ОЖП
Рейтинг (возвратное ограничение): R (16+)
Размер: ~9500 слов; макси
Описание: Битва на горе Рашмор, с которой всё и началось. Всё, что хотел Вилгакс, – забрать Омнитрикс, но в итоге спас и носителя от взрыва. Раз нет возможности снять часы, то почему бы не использовать самого Бена Теннисона, тем более мальчишка сам позволяет сделать это? Однако шило в мешке не утаишь, хоть ложь и становится со временем правдой. Бену придётся посмотреть правде в глаза, а его окружению – разбираться с последствиями.
Внешнее размещение: фикбук
Последнее редактирование: без вычитки

Империя Вилгакса

Глава 6. Здравствуйте, мистер Конерс. Часть 1/3

6.1

– Что ты там бормочешь? – спросил Кевин. – Ты всё ещё смотришь мультфильмы для детишек?

– Мы это уже обсуждали, – напела Мет, вмешивая ответ в текст песни.

– Разве? – удивился парень. – Не припомню такого.

– Значит с другим тобой, – пожала она плечами и запустила заказ по столу. – Не создавай очередь, мне нужна вся зарплата целиком.

Парень ничего не стал говорить в ответ. Иногда он совершенно не понимал Мет: бывали у неё приступы сумасшествия, но на людей не бросалась. Да и не сделала бы такое – не в её духе. Просто временами она вела себя странно и несла всякую чушь.

За пять лет Мет мало изменилась. Всё те же напевания себе под нос что-нибудь в духе «Черепашек-ниндзя», всё тот же чрезмерный оптимизм и жизнь на птичьих правах. Они познакомились в Нью-Йорке, когда Кевин только-только удрал из дома, не подумав, что выживание на улице отличается от родительского попечительства. Тогда он думал совсем о другом – не мог простить матери, что она забыла отца и вышла за Харви. Зато в тот момент считал, что теперь Кевин сам себе хозяин и может делать всё, что захочет. Тем более он может впитывать энергию и использовать её при необходимости. Правда, не всё шло так гладко, как ожидалось. На голодный желудок день тянулся дольше обычного.

“Привет, – Мет плюхнулась на скамейку рядом и протянула гамбургер. – Угощайся”.

Девушка осмотрела его с макушки до пяток, пожала плечами и положила невзятое угощение между ними, а сама с аппетитом уплетала свою порцию, болтая ногами в воздухе.

“Ты похож на моего братишку Кевина – такой же упёртый и гордый”, – прокомментировала она, вытирая большим пальцем крошки с губ.

“А если я и есть Кевин?”

“Хм-м… Тогда что хочет мой братишка?” – рассмеялась Мет, схватив его за плечи.

Насколько бы моральным уродом тогда не был Кевин (теперь он это признавал), Мет спокойно относилась ко всем его выходкам. Оскорбления, угрозы, увольнения с подработок, ввязывания в различные передряги – ничего не могло вывести её из себя. Мет была странной, порой очень странной. Она исчезала, снова появлялась. Говорила какую-то несумятицу, смеялась, делилась продуктами. Мет редко молчала, а увидеть её расстроенной казалось вовсе невозможным. Но всё-таки это произошло при их следующей встрече. Девушка выглядела растерянной и казалось, что она готова разреветься в любой момент. Кевин тогда ещё подумал, что это из-за его исчезновения, но, когда поднял на Мет глаза снова, девушка уже улыбалась и выглядела как обычно. Позже ещё несколько случайных пересечений в разных городах до того, как он угодил в Нулевое пространство.

За прошедшие годы Кевин забыл о странном знакомстве, как вдруг снова увидел её перед закрытым рестораном, где работники снимали вывеску. Всё та же Мет. Улыбается, напевает детские песенки и несёт невесть что, хотя было ясно, что она расстроена происходящим. Позже случайно услышал, что хозяйка ресторана скончалась, и Мет разом потеряла дом, работу и ту, которая ей стала чуть ли не матерью в Беллвуде. И всё же Мет улыбалась, провожая взглядом выцветшую вывеску “Le’Roys”.

Может, для её расы такое поведение вполне привычно. Вот только Кевин не имел понятия к кому относить эту девчонку, очень похожую на землянку, но совершенно не прибавившую в возрасте за пять лет. Наверное, поэтому в прошлом она и рассмеялась над предположением, что ей около восемнадцати.

И всё же Мет была слишком похожа на человека. Сейчас бы он задумался, что дело могло быть в маске, но так получилось, что во время одной из детских встреч под раздачу случайно попала Мет. Она вмешалась в его потасовку и вместо ублюдка вытянул силы из неё. С Кевином ничего не произошло: никаких новых сил и способностей для него не открылось, единственное, что изменилось – чувствовал себя не таким усталым, а вот она безвольно шмякнулась рядышком, чуть не придавив собой.  Всё так же, как и с Харви. В общем-то тогда всё закончилось не так плохо: Кевин ещё контролировал свои превращения в супергероев Омнитрикса, хоть после энергии Мет это стало делать сложнее.

– Кевин! – окликнула девушка, вернув в настоящее. – Хоть мне и нужны деньги, а угостить тебя гамбургером я всегда могу, – рассмеялась она, помахав рукой на прощание.

 

Мет проводила взглядом уходящего Кевина, всё-таки она была рада тому, что он вновь стал человеком, и оглянулась на часы: рабочий день в этом измерении вот-вот закончится и начнётся в другом.

Говорить о каком-то конкретном образовании ей не приходится – его просто-напросто нет, а если бы и было, то какой от него прок без соответствующих документов? Даже если бы Мет обладала талантом и могла зарабатывать им, в её нынешнем положении это не помогло бы – частые прогулы не спасут и гения от увольнения. Побыть аниматором, привлечь как-нибудь новых клиентов куда-то, постоять на кассе на полставки – уже давно стало привычным делом, а её медицинскую книжку не проверяли на подлинность. Да и в любой момент она может сорваться с места, если профессор Парадокс сочтёт нужным её вмешательство. Конечно, мотаться придётся за свои кровные, если Док не подбросит до пункта назначения.

Очередь никуда не исчезала ни тут, ни там, где Мет скоро сменит другого работника. В первое время восприятие множества измерений чуть не сводило с ума. Ощущение сродни с тем, когда оказываешься среди множества телевизоров, на каждом из которых ещё вещается свой канал, а звук не отключён. Пришлось приноравливаться к новым условиям. Сумела, хоть ей всегда утверждали, да и сейчас редкие путники не прочь ей заявить, что контрактники не могут приспосабливаться. Ещё любят постоянно стоять над душой “Тебе не куда возвращаться, контрактники теряют всё”.

– Рядом с Кевином ты выглядишь счастливой, – рядом появился профессор Парадокс, заставив вздрогнуть. – Он действительно так похож на твоего брата?

– На приёмного, – поправила Мет. – Я стала контрактником ещё в детстве, его семья подобрала меня и воспитала. Даже притом, что у нас ни капли общей крови, Кевин был замечательным братом и всегда заботился обо мне, хотя я всегда являлась проблемным ребёнком. Я знаю, что Левин просто очень похож на него. Внешне, характером, манерой речи. Или же я просто перенесла его образ на своего брата, хоть и понимаю, что они – совершенно разные люди и совершенно из разных миров… Профессор, это нормально, что Бенджамин видит во сне то, что происходит с ним в другой ветви? – спросила Мет. В последнее время она легко и быстро сбивалась с мысли и скакала с одной темы на другую. Так и в этот раз девушка перескочила с разговора о прошлой жизни, пытаясь немного разобраться в нынешней, пока ещё помнила о вопросе, который хотела задать.

Она давно это заметила, причём не только за Беном, но и за другими жителями, как у ключевых фигур, так и обычных, тихих и незаметных. Они видели обрывки жизней из соседней ветви, воспринимая во сне всё происходящее как само собой разумеющееся, даже если в их реальности всё было совсем иначе.

Даже взять Бенджамина. В одиннадцать он был счастлив, что видел лишь сон, где Конерс стал подопытным для Неметрикса Психобоса, во сне у него и мыслей не возникло, что в его реальности ни дедушки, ни Гвен уже год как нет рядом. А гибель Макса и Гвен в мире Бенджамина заставила Бена относиться серьёзнее к жизни своих родных. На Двадцать Третьего Бена сказались только требования Фила и Макса сводить разруху к минимуму, и то мальчишка использует это ради собственной популярности – вот она нехватка поддержки, дружеских отношений и отсутствие опоры.

Колдунья списывала на ревность к Гвен все свои недомолвки в других измерениях. Даже Кевин видел обрывки из других ветвей, но они никак не были связаны с приёмным братом Мет.

Как образуется эта связь и почему, контрактница так и не поняла, хотя старалась. Ей казалось, что таким образом контролируется количество измерений, сводятся старые и ответвляются новые.

– Люди часто видят то, что происходит в других Вселенных, когда спят, а после списывают другую жизнь на игру на того же подсознания. У тебя такого не было?

Мет задумалась, пытаясь вспомнить свои сны. Их можно посчитать по пальцам и все они кошмары, вызванные подсознанием. Из-за контракта с профессором Парадоксом все заглянувшие на огонёк в местные измерения Мет стали единым целым. Каша в воспоминаниях образовалась жуткая, но время или же его как таковое отсутствие позволили навести хотя бы относительный порядок в мыслях.

– Не знаю, я крайне редко запоминала сны, – пожала плечами девушка. – А сейчас альтернативная я это я и есть, но только оказавшаяся в соседней ветви из-за расхождения событий в мире, где я находилась в тот момент. Ощущение не из приятных, между прочим, поэтому я сразу стараюсь «объединиться». Это Вы можете спокойно сами с собой из разного времени говорить, словно Вы спликсон или ещё кто из инопланетян, способных «разделяться» и при этом сохранять собственное «я».

Ещё оставалась возможность путаницы в воспоминаниях, что было реально, а что лишь приснилось. Ведь есть вероятность того, что эти соединения ветвей и нарушают границы в памяти. Это своё предположение Мет решила оставить при себе – если найти доказательства, то самой, а не услышать их от другого.

– Кстати, о насущном: профессор, мне долго придётся оплачивать собственное проживание?

 

6.2

Было ли удачей попасться санитару космоса на незаконной торговой сделке, Кевин уже не знал. С того момента жизнь продолжала круто меняться, переворачивая всё, что было на пути. Если первые дни Кевин ещё спокойно реагировал на то, что ему приходилось подвозить новоявленных товарищей, то за несколько дней каникул Теннисона он начинал понимать, почему старик мог исчезнуть, не оставив никаких координат. Как Конерс и Вилгакс выдерживали этот балаган? Кэролайн и Кай постоянно лаялись, вмешивая в это парней, Теннисон иногда пытался их успокоить, но, когда заканчивалось его терпение, он не брезговал применять часы, чтобы заставить всех молчать. Конечно, его громоздкие супергерои повреждали малышку Кевина, не говоря о передрягах в дороге, приводящих в лучшем случае к ссадинам на отполированной поверхности, естественно, это вынуждало делать дополнительные остановки на ремонт, и ссоры начинались сначала. Иногда Кевин психовал и грозился бросить эту троицу самостоятельно искать бывших санитаров космоса, полукровок и благосклонных пришельцев, добираться до резиденции индейцев и всяких тёток Вер. Но больше всего его беспокоило, что он начал реагировать на то, что раньше казалось безразличным.

Чем больше они путешествовали по стране, тем больше он задавался вопросом куда все подевались. Многие его инопланетные знакомые или отпрыски смешенных семей не выходили на связь вовсе, а кто-то не появлялся на договорённые встречи. Лишь один, вернее одна, да и то отказалась влезать в передряги без объяснения причин, хотя ясно, что она чего-то боялась, лишь коротко предупредила, чтобы Кевин и сам осторожнее себя вёл и не привлекал внимания. Аналогично происходило и со списком, предоставленным Хоуэллом, который иногда пересекался со списком Кевина. В целом перечень возможных кандидатов был достаточно велик: от санитаров-пришельцев, так и осевших на Земле, до их детей и даже внуков, отдельно красовались имена утверждавших о внеземном контакте; однако отсортированный до тех, кто числился в районе Соединённых Штатов, с сотен сократился до жалких десятков. Половина списка Теннисона проверена, но встретиться удалось лишь с получеловеком-полупиронитом, живущим в глубокой дыре на ферме.

Но имелись и хорошие новости: по крайней мере, внешне это выглядело именно так – исчезновения людей прекратились. Кто-то якобы отдыхал и не понимал, что за шумиха с его поездкой, у кого-то командировки, были и звучали даже списывания на террористические акты и серийных маньяков, «обострившихся» из-за аномальной активности Солнца и так называемой голубой луны. В общем, народ утихомирили заверениями Капитана Немезиса, что ситуация в стране под контролем, а вот Зарковия уже несколько лет находится в плачевном состоянии из-за вспыхивающих гражданских войн – внимание граждан играючи отвлекли на другое.

Теннисон наивно поражался, насколько легко это удалось, хотя он-то, фаворит Вилгакса, должен был бы понимать, какие структуры задействованы. Помимо военных и спецслужб в мире информации свою неизменную нишу занимали Хоуэлл Уайнрайт и Вечные Рыцари – сложно сказать, кто из них выше, но именно они решали, что может быть доступно простому обывателю, а что строго определённому кругу лиц. Неудивительно, что даже в бульварной прессе или на тематических сайтах не было ни слова о том корабле с командиром Чистопородных из шахты; ни о случайных поджогах получеловека-полупиронита Алана Олбрайта, пока он осваивал свои силы; ни о инопланетянах, портящих урожай фермерам своими метеостанциями и неожиданными снегопадами. Правда, в случае Алана могли посодействовать шериф Мэйсон. Мистер Олбрайт – отец Алана – оказался по долгу службы за пределами Солнечной системы, но даже без него заручились поддержкой самого Алана, шерифа Мэйсона и его людей, правда, пока они остались охранять свои земли.

– Не хватает чёрного классического костюма и солнцезащитных очков, – прокомментировала Кай сосредоточенность остальных, – а ещё волшебной палочки для промывки мозгов.

– Стиратель, а не волшебная палочка, – исправила Колдунья, бегло просматривая страницы. – И костюм у них похоронный.

Кевин не сразу понял о чём речь, но теперь убедился, что та – любительница фильмов про пришельцев, если вспомнить предыдущие разговоры, то не только про пришельцев, а мистики и фантастики в целом. Колдунья, которую он знал в детстве, всё-таки может быть и обычной девчонкой, убивающей время перед экраном. Теперь он хотя бы понял откуда у них эта, казалось бы, бредовая идея с проверкой журналов, даже стало интересно, что ещё додумаются воплотить в жизнь.

– Зануда, – фыркнула Кай.

– Если надумаете драться, то прочь от моей машины, – предупредил Кевин, скручивая и переминая наскучивший журнал. – Ещё одна ссадина или вмятина, а также пятно внутри от вашей косметики или ещё чего, ты, – указал он на Кай, – отправишься пешком до ближайшего автовокзала, а ты, – переключился на Колдунью, – хоть в Беллвуд, хоть к следующему по списку, хоть на край света, но чтоб я тебя не видел. Теннисон, тебя тоже касается – пешком пойдёшь.

 

Бенджамин не стал спорить, чтобы не провоцировать Кевина на очередную ссору. Но замечание Кай имело своё место. Может, создатели «Людей в чёрном» имели отношение к Санитарам Космоса или же сами были инопланетянами, выдающими себя за людей. И всё-таки первое казалось более правдоподобным, иногда и мистер Конерс ворчал, что опять слизали с них, а вот стиратель – ложь, но о такой штуке мечтали многие, особенно службы зачистки, уставшие придумывать примитивные объяснения, если не было таланта, умеющего стирать да «подменять» воспоминания или хотя бы убеждать, что всё это – лишь иллюзии, игра воображения, а то и вовсе сумбурный сон под палящим солнцем. Со временем Бен сам понял необходимость такого и прекратил дуться, что ему не позволяли красоваться перед камерами и вообще лишний раз привлекать к себе внимание в образе супергероя.

Многое изменилось за эти годы, и это было первое такое путешествие без мистера Конерса или Вилгакса. Оно имело и другие отличия: этим летом Бенджамин имел чёткую цель, а не бросался на поиски приключений, и ещё он хотел быстрее разобраться со всем этим и вернуться домой, где его ждало свидание с Джули. Бен ещё сам не был уверен в своих чувствах к ней, но симпатию к ней он испытывал точно – её присутствие приободряло, а улыбка дарили непривычные комфорт и тепло в общении. Однако омрачняли тревоги из-за Омнитрикса, ведь Бенджамин не знал, как объяснить девушке весь кавардак из-за часов и, зная свою везучесть, то на свидании обязательно что-нибудь приключится, в итоге от волнения при разговоре Бен то заикался да нёс всякую чушь, то вовсе молчал, лишь кивая или крутя головой на предположения Джули. Он боялся, но ждал и желал провести тот вечер – это было единственное, что отвлекало его от тревог о мистере Конерсе и предстоящей битвы. Причём значительно сильнее, чем «Борцы сумо». Вот для уверенности Бен и сдвинул поездку к тёте Вере, выслушав недоумение мамы, почему же тогда им не поехать с Кеном, ведь он тоже планирует отправиться колесить по Америке после того, как вернётся из колледжа и повидается с родителями. И глядя на постоянные споры девушек, которые втягивали и его с Кевином, Бенджамин сам уже думал, что стоило всё-таки поехать с двоюродным братом. Но быстро отметал идею в сторону, не желая в инопланетные передряги с пришельцами вмешивать ещё одного человека, тем более двоюродного брата. Каким бы Кен не был Классным Парнем, он оставался всего лишь обычным парнем, уже потерявшего сестру из-за инопланетных вмешательств – тётя Натали и дядя Фрэнк не переживут, если ещё что-то случится с их оставшимся единственным сыном. Не говоря уже о том, что Кэролайн не ладила и с ним. Вообще сложно сказать, чтобы девушка ладила с кем-то вне образовавшейся пять лет назад компании вокруг Омнитрикса.

Они итак старались составить оптимальный маршрут, чтобы сэкономить время и силы, и то отклонились из-за непредвиденной встречи с Вулканусом.  Он был злее, чем раньше из-за подставившего его в прошлом Кевина и при этом не вернувшего долги, а ещё потери корабля по вине санитаров космоса и побега из-под их надзора. Грехов, в котором обвиняли осмосианина, становилось с каждой минутой всё больше и больше, а вместе с ними и гнева пришельца, требующего возместить всё, что натворил Кевин. В завершении ко всему Кай исхитрилась вовсе выкупить Кевина за таденит, выращенный способностями осмосианина. Их разборки были настолько безумными, что Вулканус предпочёл радоваться своему неслыханному богатству подальше от сумасшедших землян и сразу же скрылся, как только прибрал мизерными ручками все горы кристаллов.

К сожалению, не удалось выяснить, кто из санитаров задержал Вулкануса, но решили оставить этот вопрос на потом – ведь сейчас их ждал ребёнок санитара. Вот только по пути снова оказалась непредвиденная ситуация, где потребовалось спасать людей из-за разрушения верха дорожной развязки. Кэролайн создавала магические трапы для скатывающихся автомобилей и бегущих людей сверху, Кевин помогал тем, кто оказался заложниками внизу, а Гумангозавр удерживал громоздкие плиты своими плечами. Удивительно, но Кай послушно осталась в стороне и лишь наблюдала за всем происходящим с безопасного расстояния. Единственное – она привлекла внимание, и то не к себе, а к девушке, шатающейся по шоссе. Казалось, что та передвигает ногами из последних сил и не понимает где находится, что вообще происходит. Ни Кевин, ни Кэролайн, ни Гумангозавр и тем более ни Кай не поспевали на подмогу ни ей, ни очнувшемуся и растерявшемуся водителю, наконец-то заметившему неожиданное препятствие. И вот, словно чудо: непонятно откуда явился светящийся золотом молодой человек и, подхватив девушку перед капотом, отлетел в сторону. Причём отлетел в буквальном смысле – Бенджамин впервые за последние годы встретил обладателя левитацией. Ещё большим чудом было то, что этим молодым человеком оказался тот самый ребёнок санитара – Майкл Морнингстар, которого они разыскивали. Более того, он обладал способностями и оборудованием санитара, уже завоевал хорошую репутацию у себя в городе, став местным супергероем.

Однако Кай и Кевин, не сговариваясь, упорно отказывались довериться новому знакомому: их смущало всё, что только могло коснуться Майкла. Особенно это коснулось поведения Кэролайн. Хоть Кевин и усмехнулся: Кай просто ревнует, что всё внимание богатого голубоглазого блондина-красавчика сосредоточилось на другой; он всё же тоже отмечал странности. Странности, характерные для влюблённых – Бенджамин и сам вёл себя не лучше перед Джули.

Он доверял Кэролайн: раз она просила не вмешиваться, то не будет этого делать. И не позволит делать это Кевину и Кай, вбивших что-то себе в голову. Кэролайн редко влюблялась и ещё реже позволяла своей влюблённости взять вверх. Всё-таки это был не только шанс для Кэролайн наладить свою личную жизнь, но и для них заполучить нового союзника, ведь Майкл тоже увлёкся ею. Иногда неприкрытый флирт заставлял чувствовать неловкость. Кэролайн залезла в платье с длинными рукавами, несмотря на летний зной, не отпускавший даже поздними вечерами, словно теперь пыталась огородиться от чужого внимания к себе.

Верхом её вспыхнувшей безумной влюблённости стали попытки скрыть слабость и озноб, а предложения отдохнуть воспринимала в штыки, находя множество причин не оставлять Майкла, особенно наедине с Кевином и Кай, не скрывавших своё недоверие к нему. Скорее было странным то, что Кевин и Кай позволили тем двоим отправиться на свидание.

Было странным до тех пор, пока эти двое не решили воспользоваться отсутствием хозяина, любезно предоставившим им комнаты у себя. Может, назвать Майкла хозяином было несколько громко, ведь он и сам жил в гостевом домике своих родителей, но разве они не должны быть благодарны тому, что им предоставили возможность отдохнуть в условиях, превосходящих пятизвёздочный отель за простое «спасибо»? Всё-таки здесь Бенджамин был согласен с недовольством Кэролайн. И как ни крути, задержались они здесь из-за нападений школьниц-зомби на электростанцию.

Кай вышла на улицу под предлогом подышать свежим воздухом, а Кевин, не смущаясь, в наглую проверял какие комнаты заперты.  Закрыта была лишь та, где находилось оборудование санитаров, что заставило того победно улыбнуться, а Бенджамина лишь пожать плечами: на месте Майкла сам бы не хотел, чтобы кто-то попал туда, например, из слуг – зачем им видеть инопланетные технологии?

 

– Вы шпионите за ним? – заводился Теннисон, пока Кевин взламывал замок.

– Да, – осмосианин признал это с нескрываемым наслаждением, продолжая манипулировать металлом в замочной скважине. Хоть палец и вошёл в замок как в масло, но секрет не поддавался, защищая дом лучше собак. Кай согласилась стоять на шухере.

– Прекрати! – не унимался Бен. – Кевин, ты нечестно себя ведёшь, – не уступал Теннисон. Ему всё сложнее приходилось сдерживать раздражение и в итоге отдёрнул руку от замка: – Ты не имеешь права! Сейчас же отойди от его двери.

Кэролайн вела себя слишком странно, даже для влюблённой идиотки, а ведь идиоткой она никогда не была. Непривычная заинтересованность в человеке, граничащая с забыванием о Теннисоне, увлечённым новыми возможностями и делом о странном поведение местных школьниц, после которого новый “член команды” обещался присоединиться к ним. Зацикленность Колдуньи на Бене преобразовалась в одержимость Майклом: девушка защищала его не только на словах, да что уж говорить, Кэролайн не реагировала на подначивание Кай и Кевина, а когда осмосианин разозлился и накричал, что от неё в таком состоянии вообще никакой пользы и пришлось больше защищать её, чем сражаться, та лишь огрызнулась, что его это вовсе не касается и ушла под ручку с Майклом.

– Ты можешь ему доверять, а я не буду. Из-за этого парня ты хочешь со мной подраться? – начинал злиться уже Кевин на упёртость Теннисона. Он даже не давал вставить слова и похвастать тем, чему научился в инопланетной тюрьме – замок-то поддался и нет ни единого следа взлома. – Но мы же с тобой в одной команде.

– Волчонок, я тоже не доверяю этому парню, – вмешалась Кай, придерживающая Трину.

Сложно сказать стало ли девушке с дорожной развязки лучше после их первой встречи или нет. Она держалась увереннее и вроде бы понимала, где находится и кто рядом, однако не унималась со своими расспросами о Майкле и жалобами, что тот вовсе забыл о ней после появления Кэролайн, недовольства избегания её и мольбами отвести к нему. Кевин с трудом обращал внимание Бена на все странности вокруг Майкла Морнингстара, на девушек и их ненормальную одержимость, ведь у Трины были те же самые метки, что и у девчонок на электростанции, а Кэролайн словно пытается скрыть что-то на себе, вот и сменила одежду – дело вовсе не в её попытках выглядеть лучше. Хотя, и это возможно тоже, особенно если и у неё такие же уродливые гексаграммы в тёмных кругах.

Примечания к главе 6, часть 1/3

>> Глава 6. Здравствуйте, мистер Конерс. Часть 2/3

Запись опубликована в рубрике Ben 10 (фанфик), Джен, Драма, Фантазии с метками , , , , , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *