Империя Вилгакса. Пролог

Пролог хоть по сути не изменился, но и его до кучи перезалью, т.к. тот идёт в куче с предисловием и первой главой.

Название: Империя Вилгакса
Автор: Лилиадна
Бета: Schera
Фэндом: Бен Тен (франшиза от OS до OV)
Основные персонажи: Бен Теннисон/Джули Ямамото, Кевин И.Левин/Кай Грин, Кеннет Теннисон/Колдунья, Вилгакс, Альбедо, Фил
Жанры и предупреждения: джен, драма, фантастика, альтернативная история развития, ОЖП
Рейтинг (возвратное ограничение): R (16+)
Размер: ~2500 слов; макси
Описание: Битва на горе Рашмор, с которой всё и началось. Всё, что хотел Вилгакс, – забрать Омнитрикс, но в итоге спас и носителя от взрыва. Раз нет возможности снять часы, то почему бы не использовать самого Бена Теннисона, тем более мальчишка сам позволяет сделать это? Однако шило в мешке не утаишь, хоть ложь и становится со временем правдой. Бену придётся посмотреть правде в глаза, а его окружению – разбираться с последствиями.
Внешнее размещение: фикбук
Последнее редактирование: 2020-03-03 после редактирования

Империя Вилгакса

Пролог. А стоило ли оно того?

0.1

– Привет. Меня зовут Мет, – улыбнулась девушка. – Я могу исполнять желания. Правда, не за просто так: твои три желания в обмен на мои три условия. Недорого, правда? Нет, я не демон и тем более не дьявол – я всего лишь контрактница.

Треск бьющегося стекла нарушил ночную тишину, спугнув редких сверчков во дворе. На полу засверкали осколки, отражая падающий красный цвет Рубера и белёсую россыпь звёзд, и блики слабым светом легли на бежевые в бледно-синюю полоску обои. Заблудившийся ветер встревожил белую ажурную скатерть на столе, встряхнул лепестки гладиолусов и разнёс их аромат, а затем исчез, всколыхнув тонкие полупрозрачные занавески. Убедившись, что всё хорошо, сверчки продолжили свою мелодию.

– Мет, – послышался из соседней комнаты сонный голос напарницы, – что случилось?

– Ничего особенного, – заверила контрактница, всматриваясь в отражающие кусочки стекла под ногами. Эта кучка походила на драгоценные разрозненные камни. – Роэ, ты спи, я сама приберу, – добавила она, заметив мелькнувшую тень на серванте.

– Мет, это уже не смешно, – напарница стояла в дверях, ёжась в тонком халате на сквозняке. Не надо видеть, чтобы понять, что она встревожена – тихий голос не мог скрыть нотки беспокойства даже под маской сарказма. – Мы разоримся на зеркалах. Зачем ты их бьёшь каждую ночь?

Виновница пожала плечами и, присев на корточки рядом с осколками, начала их собирать.

Роэ продолжала стоять на своём месте, наблюдая за привычным ночным занятием и привычно не получая ответ. Это было лучше, чем очередная ссора из-за неосторожного слова, а вовсе не из-за зеркал или ещё чего-нибудь. Тем более из-за её беспокойства. Молчание не было выходом – Мет понимала это, но сейчас хотела побыть наедине с собой, прекрасно зная, что Роэ опять погрязнет в своём «с напарницей явно что-то происходит». Вот именно, что с напарницей! Роэ неоднократно уже обвиняла, что Мет изменилась, но, когда именно, Роэ не знала, не уловила момент. Обвиняла, что изменилась не только Мет, но и отношения между ними.

Изменились – это правда, но не только Мет и их отношения, но и сама Роэ.

– Мет?

– Иди спать, – попросила Мет, не поднимая головы в сторону Роэ. Раньше была бы рада полуночной собеседнице, но не сейчас, не этой Роэ.

Контракт изменил их обеих. Да, внешне они почти всё те же, как после обучения у Гьюл, казалось бы, прибавили всего-то пару лет. Но лишь казалось: лишь телом они остались молодыми девушками, но по факту уже сами сбились в подсчёте возраста. Слишком много всего пережили, слишком много прошли вместе, но в то же время порознь. Контракт изжил себя и когда кто-то из них нарушит условия – лишь вопрос времени.

– Я приду, как приберу.

Ещё немножко потянуть время. Чуть-чуть, иначе бессилие и отчаянье окончательно возьмут вверх.

Проклятая война всё разрушала. И именно в тот момент, когда Мет научилась снова доверять другим, когда перестала бросаться на всех как раненный зверь, изворачиваться, чтобы заполучить контракт, а потом извратить желаемое так, как выгодно именно ей. Роэ была спасением, исцелением и шансом жить как человек, найти гармонию. Мет заключала контракты, но, как путник Хомагиума, действовала в интересах нового дома и подходила к выбору контрактора тщательно и зачастую даже скрупулёзно. И то желания исполняла лишь тем, чьё время уже на исходе – привлёкшие внимание тессааль даже не представляли, что смерть идёт по пятам.

И это злило Роэ, ставшую бездушной. Казалось, что война с Внешними уничтожила её сердце, а вынужденное скитание по чужим мирам только укрепило новую Роэ. Её не волновали ни люди, никакая другая разумная раса как жители своих миров. Для неё они не стали жителями её Родины, а являлись пушечным мясом и машинами для производства потомства. Эта война изменила всё. Путники, ранее пристально выбиравшие новых жителей по личным качествам, теперь искали лишь генетический материал для заполнения пустот.

Складывалось впечатление, что они поменялись местами.

Даже Роэ стала такой же. Её не волновало, кем окажется их избранник, особенно если они работали по наводкам Библиотекарей. Кого сказали притащить, того и волокли.

– У тебя точно всё в порядке?

Мет вздрогнула, когда на плечо легла рука. Как когда-то давно, когда они только учились использовать свои силы, когда Гьюл гоняла их до полусмерти. Тогда Роэ поддерживала лишь одними своим присутствием и улыбкой. Вот только той доброй улыбки нет, а взгляд отражал все ужасы войны и её последствия, даже голос не принадлежал её Роэ.

– Ты меня знаешь, – уклонилась от ответа Мет. – Я скоро приду.

Скоро, мысленно повторила она, глядя на выступившую кровь. Снова порезала указательный палец.

Контрактница прислушалась к своим ощущениям. Кожу немного пощипывало, чувствовалось что-то постороннее в ней, но там точно ничего не могло остаться. Мет провела большим пальцем, размазывая засыхающую кровь – ничего, лишь тонкий рубец, который и создаёт дискомфорт. Вот только наутро не останется ни того, ни другого, словно ничего и не было вовсе. Энергия контрактора, как и всегда, залечит раны контрактника, поддержит в нём жизнь, вне зависимости от их отношений и желаний.

В комнату снова забежал ветер, но так ничего и не найдя под свою силу, растворился. Мет ещё раз оглянулась, рассматривая помещение. На подоконнике в широких горшках пышными сиреневыми шапками распустились цветы. В серванте блестели начищенные фарфоровые сервизы и фигурки с гжельской росписью. На круглом столе, застеленном белоснежной скатертью, привлекали внимание яркие фрукты в плетёной корзинке. По софе разбросаны игрушки из ситцевой ткани. В последнее время Роэ стремилась создать уют в доме, где они бывают крайне редко. Дополняла всякими мелочами, создавая завершённость, придавая ощущение тепла и семьи. Даже наняла прислугу на время их отсутствия, не скупясь на содержание.

Чем больше Роэ всё это делала, тем больше Мет ненавидела дом. Его комнаты, наполненные иллюзией счастья. Его сады, создающие впечатление богатства. Его соседей, каждый раз улыбающихся при встрече и интересующихся о делах. Ненавидела этот город и всё связанное с ним.

И ещё больше ненавидела Роэ. Ту самую Роэ, которая была весёлой задорной добродушной девчонкой. Ту самую Роэ, которая стала циничной эгоисткой. Ту самую Роэ, которая дала силы двигаться дальше. Ту самую Роэ, которая не отпускала теперь.

– Мет, постарайся отдохнуть, у нас новые назначения от Библиотекаря.

– Свежее мясо, – тихо отреагировала Мет, поднимаясь с полу и принимая совок и веник из рук Роэ. – Я почти закончила.

 

***

И вот снова, не успев отдохнуть, они исполняли указания Библиотекаря. Роли чётко распределены: Роэ, как союзница, всё согласовывает с местными богами, отправив вперёд Мет, а сама Мет же ищет «счастливчика» по никчёмному клочку очередной бумажки, где с трудом что-либо читается.

Типичный американский город, находящийся в пустыне. По крайней мере, типичный для этого мира. Невысокие здания с узкими дорогами, обтянутыми с одной стороны фонарными столбами, а с другой – линиями электропередач. Редкие деревья, не придающие оптимизма песчаному пейзажу. Однако было то, что отличало это место от подобного ему – море вывесок. Действительно, их море – они кругом, куда не посмотри. Это одно из странных мест, где собирают все диковинки: гигантские аквариумы для малюсенькой золотой рыбки, большая карточная пирамида, мотель с повёрнутыми набок комнатами и прочие самые-самые «чудеса» мира, к которым навешали множество запрещающих указателей. Это явно не то место, где Мет хотела бы жить. И кажется, это совсем не то место, куда им было нужно. Сколько бы лет не прошло, Роэ так и не могла направлять спутницу по нужным временным и пространственным координатам. Хотя у контрактницы с этим дела обстояли ещё хуже. Пусть она и путница, но вот перемещение всегда оставалось её самой большой неудачей. После пары раз союзница зареклась больше так рисковать и собой, и напарницей.

– Роэ, ты промазала, – возмутилась Мет по коммуникатору, оплачивая билеты за своё присутствие в городе-аттракционе Спаксвилле.

– Ну и где ты на этот раз? Северный полюс? Аляска? Африка?

– Неподалёку от Теннисонов, – вздохнула она, заметив детей, старающихся разбить скуку, навеваемую городом. Ребята ходили от одной выставки к другой, но те их не впечатляли. Как в принципе и всех остальных посетителей.

– Куда ты и просила, – донёсся ответ. – К Бену Теннисону, носителю Омнитрикса.

– Бен – ещё ребёнок, – запротестовала контрактница, внимательно следя за мальчиком.

Белая футболка с чёрными полоской от горла вниз и окантовкой рукавов, зелёные штаны и громоздкие часы на руке. Обычный мальчишка с русыми волосами и зелёными глазами, корчащий рожи для фотографий и злящий этим сестру. Девчонка тоже не выделялась, даже имея “типичную ведьмовскую” внешность: рыжие волосы, зелёные глаза и изображение кошачьей морды на футболке. Обычные дети для своего мира. И как подобает обычным детям – они пытаются развлечь себя в скучном, по их мнению, месте.

– И что? Ты собиралась заключать контракт, так что вперёд.

Собиралась. Заключать. Контракт.

Даже если Мет и собиралась заключить его, то никак не с ребёнком, у которого вся жизнь впереди, ведь нет ни единого намёка на то, что они приближаются. Вообще нет ничего. Всё это было неправильным, слишком неправильным даже для Роэ. Хотя о чём тут думать? Её Роэ бы такого никогда не сделала!

– Роэ, ты понимаешь, что он ещё совсем ребёнок?

– В пелёнках? – хмыкнула союзница.

– Нет. Ему лет десять, и, если я не ошибаюсь, он только нашёл Омнитрикс.

– Но нашёл же, – огрызнулась напарница. – Хватит ныть, выполняй свою работу и сваливаем отсюда.

– Нет, – отказалась Мет.

– Что значит твоё «нет»? Мет, мы тут не в песочнице играем, чтобы решать бить совком или не бить чужую формочку.

– Мы нет, но он ребёнок, Роэ. Ребёнок. Ребёнок, у которого вся жизнь впереди. Рядом с ним нет даже тессааль! Если этот мальчишка заключит контракт, то он может не дожить даже до двадцати…

Бесполезно. Как бы Мет не пыталась дозваться до Роэ, ничего не выходило. Всего лишь оболочка, приговаривающая к смерти Бена Теннисона, носителя Омнитрикса, мальчика без тессааль за спиной. Мальчика, который спас, нет, спасёт Мет… Мет запнулась об эту мысль и внимательно уставилась на мальчишку. Тот поёжился, огляделся, но быстро отвлёкся на свою сестру, решившую отомстить за испорченный кадр водным пистолетом. Глупость, этого не может быть – это совершенно другой мир, а домой к родителям её бы никто не впустил, значит, и мальчишка другой. Просто тёзки, каких в одном-то мире множество, что уж говорить о разных.

И всё равно всё это неправильно. Роэ переходит все доступные границы, а Библиотекарь вовсе свихнулся с подобным назначением.

– Я отказываюсь.

– Мет, мы всего лишь создадим новую ветвь, где умрёт какой-то мальчишка, – пыталась убедить союзница, – в другой же он останется жив.

– Роэ, это не какой-то мальчишка, – возразила контрактница. – Бен Теннисон – надежда этого мира.

– Так, – донёсся недовольный голос. – Я договариваюсь о нашем времени тут, а ты пока отдохни и приди в себя. И да, приготовься к тому, что с нас сдёрнут цену присутствия в любой момент. Я скоро прибуду. Всё, отбой.

 

0.2

Расторжение контракта с Роэ стало настоящей пыткой, однако заключение контракта с профессором Парадоксом показало, что те события были всего лишь мелочами жизни. Никогда прежде Мет не испытывала такой боли. Тело словно ломало и выворачивало, прессовало и растягивало. Было настолько плохо, что она даже не могла потерять сознание, возвращаясь вновь в этот ад, пока на руке формировалась новая метка, окольцовывая от запястья до самого локтя мелкими сложными узорами. Кожу выжигало, замораживало, плавило и вытесняло. Раздирало не только горло, но и лёгкие. Губы искусаны в кровь, глаза красные, нос разбухший, под ногтями кожа с собственных ладоней. Это длилось вечность, но пролетело лишь мгновение. Ни одно расторжение, ни одно нарушение контракта не вызывало и сотой, даже тысячной доли таких мучений, сводящих с ума, как это заключение.

– Я точно сошла с ума, когда согласилась, – с трудом проговорила Мет, бросив короткий взгляд на собственную правую руку. Рисунок на ней больше напоминал свежевыжженное клеймо, чем привычную татуировку.

– Очень интересно, – высказал своё мнение мужчина, выворачивая запястье, что девушка снова зашипела от боли. – Я слышал, что заключение контракта вызывает дискомфорт, но, чтобы такой… Очень интересно.

– Откуда вы столько знаете о контрактниках? – спустив ноги с импровизированной кушетки в заполненной пустоте времени, спросила Мет.

Воздух всё ещё судорожно бился в лёгких, заставляя вздрагивать всем телом, но всё-таки ей полегчало. Большие и яркие круги рассеялись, позволяя немного осмотреться. Место так и не стало понятнее – события и пространство бежали цветными полосами, оставляя двоих людей где-то за своими пределами.

Вот мимо пронеслась их ссора с Роэ в Спаксвилле, когда Мет отказывалась заключать контракт с ребёнком. Вот первая встреча Бена с Мет, где Роэ разыграла целое представление, пытаясь сыграть на детском любопытстве. Конечно у него были желания, пусть детские и нелепые, но они были и были сильнее, чем у других людей в округе. В прошлом Мет могла бы машинально заключить сделку, однако уроки Гьюл не прошли даром и Мет удалось протянуть, пока их не выгнал разозлённый мэр. Это было бы очень смешно, если бы Роэ была её Роэ, а не бездушной     оболочкой.

Вот их ссора, последняя ссора, приведшая к расторжению контракта.

Вот и профессор Парадокс нашёл её полуживую тушку посреди пустыни. Со стороны Мет выглядела совсем жалкой, но вот внутренне она была готова уже к чему угодно. Неутихающая боль из-за контракта с Роэ, жуткое давление от отторжения миром, и паника от того, что прибыл кто-то из истинных богов или его приближённых. Первое, что она увидела, – чёрные мужские туфли. Если бы время и реальность не дрожали в его присутствии, то внимания бы не обратила на человека средних лет в чёрных брюках и белом лабораторном халате поверх белой рубашки с коричневым жилетом и чёрным галстуком, да зелёными лабораторными очками: мало ли в какой полигон её могло забросить. Выглядел человеком, но в его власти было вышвырнуть контрактницу или вовсе убить, как угрозу. А он представился и предложил заключить контракт.

– Вы сами многое рассказали, – улыбнулся профессор Парадокс и отпустил её руку.

Мет тут же попыталась прикрыть кожу. Быть контрактником означало быть клеймённым и отвергнутым. Может, в каких-то мирах есть добрые джинны, способные исполнять желания и помогать, дружить и быть понятыми. Контрактникам же этого не видать, как человеку собственных ушей. Им суждено оставаться изгоями и злом для всего живого – ведь они живут чужими жизнями, вытягивая все силы, чтобы осуществить чужую мечту лишь на краткий миг, а взамен прожить на остатки жизненных сил заказчика ещё пару-тройку лет.

– Вас беспокоит это? – спросил профессор Парадокс, очередной раз заставляя почувствовать себя перед ним глупой девчонкой на экзамене, вовсе растерявшееся от волнения.

– Беспокоит что?

– Ваша встреча с Беном Теннисоном. Этот мальчик умеет поразительно изменять людей, находящихся рядом.

– Возможно, – согласилась Мет.

Воздух будто вышибло из лёгких, заставляя загнуться. Мет почувствовала, как её глаза расширились, картинка размылась. Привычное ощущение чего-то нового прокатилось невероятно сильной волной по всему телу, оглушив на короткий миг. Доставило ли ей это удовольствие, разочарование или беспокойство, Мет не успела понять. Всего лишь беглое осознание, что они прошли разветвление – начало новой истории. Истории отличной от той, которую она знала, ведь каждое событие может иметь множество вариантов. Контрактница и раньше чувствовала, как сходились и расходились ветви реальностей, но никогда прежде так сильно.

– Что это? – она растерянно посмотрела на мужчину. Он явно старше её, сильнее и лучше разбирается в происходящем. – Что вы со мной сделали? Хватит повторять, что очень интересно! – разозлилась Мет. – Объясните, хоть что-нибудь!

Ощущения изменились на обратные – несколько ветвей сомкнулось. Теперь в том мире историки так и не смогут прийти к единому мнению о былых событиях – будут доказательства на разные версии, но среди них много останется противоречивых.

– Ваша чувствительность повысилась, – потерев подбородок, вынес вердикт он. – Раньше вы слышали отголоски происходящего только с тем миром, в котором находились?

– Все путники чувствуют изменения! – огрызнулась Мет, схватившись за голову. – Если бы не это, мы не могли бы быстро реагировать – любой мир стремится вытеснить нас, стерев присутствие постороннего из своей истории. Но… Я не понимаю, это не связано со мной, – прошептала она.

– Именно. Это изменения в жизни Бена, – проговорил он. – К сожалению, не везде Макс и Гвен выжили в первом поединке Бена с Вилгаксом.

 

 

Примечания к прологу

>> Продолжение

Запись опубликована в рубрике Ben 10 (фанфик), Джен, Драма, ОП, Фантазии с метками , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *