Империя Вилгакса (в5). Арка 1. Связи. Глава 2

Вторая глава. Пока первая часть, вторую часть главы планирую добавить сюда же 23-его мая.

 

Название: Империя Вилгакса. Арка 1. Связи
Вариант текста: 5
Автор: Лилиадна
Фэндом: Ben 10 (франшиза от OS до OV), немного Generator Rex; элементы MIB и Andromeda
Основные персонажи: Бен Теннисон, Колдунья, Кевин, Вилгакс, Фил
Жанры и предупреждения: джен, драма, фантастика, альтернативная история, ОЖП, подробнее (возможны спойлеры)
Рейтинг (возвратное ограничение): R (от 16+ до 18+)
Размер: макси
Описание: Долгожданная поездка с дедушкой Максом. Она бы стала самыми лучшими летними каникулами, не смотря на зануду Гвен с ними, но на руке десятилетнего Бена оказались космические часы, превращающие в одного из десяти супергероев. Часы, ставшие легендой ещё до своего завершения – Омнитрикс, величайшее оружие во Вселенной, за которыми охотится Вилгакс, готовый на всё, даже на защиту носителя.
 

Империя Вилгакса

Арка 1. Связи

Глава 2. В чужом теле. Часть 1/2

2.1

– Я горю! – испугался Бен, не зная уже куда бежать.

Стоило только нажать на выступивший механизм, как его пальцы и ладони вспыхнули, а сами руки покрылись жёсткой коркой.

Бен тряс руками, но это совершенно не помогало.

– Эй, – остановился он, уставившись сперва на свои руки, а потом осматривая себя. Ноги и всё тело покрывало красной от жара корками, а в щелях текла светящаяся лава. Волос на голове тоже не было, да и на ощупь ничем не отличалась от остальной кожи. – Я объят пламенем и… и мне не больно! – обрадовался  и вставая в позу героя. – Вот это да! Я такой горячий, – рассмеялся он.

Он и правда чувствовал себя таким. Внутри всё бушевало, что даже голова немного шла кругом от ярких ощущений, эмоции хотели вырваться наружу бурными восторгами. Бен пафосно в пол-оборота повернулся к дереву, вытянул вперёд правую руку, загибая пальцы и оставляя лишь указательный для прицела.

– Огонь!

Язычки пламени с руки переместились к кончику и выстрелили настоящим фаерболом. Огненный шарик влетел толстый, с его руку, сук и разнёс его в щепки.

– Я могу управлять им, – подтвердил Бен свою догадку.

Откуда-то он знал, что произойдёт. Даже кричать команду не было нужды, но так выглядело круче. Но можно сделать ещё круче, ещё потряснее, чем этот маленький фаерболчик. Он знал, как создать настоящий фаербол, большой и мощный.

Бен сомкнул у груди ладони. Немного развёл, жар изнутри перетёк к пальцам.  Давление и приятное жжение, щекотно. Хотелось пошевелить пальцами, поиграть ими, но нельзя. Выдох. Около четырёх дюймов будет достаточно. Огненный сгусток вырос в руках. Лёгкий и упругий, напоминал обычной мячик. Бен с лёгкостью запустил его в дерево, запоздало подумав, что надо было приложить больше силы в удар.

Первое дерево разлетелось в щепки, потом второе и третье. Шар летел дальше, не замечая преград на своём пути и оставляя горящие за собой разлетевшиеся щепки, повалившиеся верхушки и пеньки.

– Подожди, стой! – потребовал Бен, но шар исчез из виду, а огонь уже объял и соседние деревья.

Радость и восторг сменились ужасом. Огонь должен был подчиниться, но чем больше Бен пытался утихомирить вспыхнувший пожар, тем сильнее тот становился, окрасив лес в одно рыже-алое пятно.

Ужас внутри рос также сильно, как окружавшее пламя.

Не обжигает, не причиняет боли, не душит. Физически. Вот только каждый шаг оставляет обожжённый чёрный след на земле. Каждое касание к чему-нибудь заставляет вспыхнуть новые языки пламени. Страшно. И от этого страха огонь казался ещё страшнее. Иногда всё же Бену удавалось потушить хотя бы одно место, но этого было недостаточно.

Если не потушить пожар, то пойдёт и набросится уже и на их лагерь.

Потерялся в лесу, загорелся сам, а теперь ещё горит всё вокруг.

 

2.2

Бен всё ещё не мог поверить, что это происходило с ним. Это было бы потрясно, если бы не было так ужасно. Он был огнём, совсем как Человек-Факел из «Фантастической четвёрки»: мог создавать и бросать фаерболы, поджигать что-то, даже носок кеды Гвен послушно воспламенился, когда она врезала огнетушителем, но Бен не мог контролировать огонь и устроил большой пожар. Если бы не дедушка Макс, то весь парк бы уже превратился в один большой костёр. Кажется, за этот вечер Бен узнал больше, чем за весь учебный год. Даже научился тушить лесной пожар встречным пожаром. Теперь в национальном парке есть большая пропалина. Или как это правильно называлось? Да и не важно.

Мальчик сидел понурым, рассказывал о том, как шёл по лесу, увидел, как упала звезда, но это оказалась не звезда, а какая-то фантастическая капсула из космоса, где были эти странные гигантские часы, запрыгнувшие ему на руку и превратившие в Человека-Факела. Всё произошло так быстро… Было реальностью, а не сном. И это оказалось страшнее чем, когда представлял себя на месте какого-нибудь супергероя, вдруг получившего сверхсилы.

– Но в этот раз я не виноват, – выдал он, поймав зефирину, которую в него бросила Гвен. Угощение вспыхнуло, и пока не превратилось в уголёк, Бен попытался съесть его, однако не заметил привычного вкуса. Он был, но какой-то не такой. – Я клянусь, – развёл он руками с досады.

– Бен, я тебе верю, – ответил дедушка Макс.

Дедушка был серьёзным, но спокойным. Он не ругался, не грозился, не злился. Он внимательно слушал Бена, иногда что-то уточнял. Ни разу ни обвинил в странной находке или в пожаре. Это всегда отличало дедушку от родителей и остальных: дедушка Макс всегда спокойно выяснял ситуацию и объяснял, а не ругался и не грозился наказаниями, когда и без них было паршиво на душе, а то и вовсе страшно. Страшно. Сейчас было именно страшно, что Бен навсегда останется таким!

– Как ты думаешь, он навсегда останется чудовищем? – словно специально спросила Гвен, косясь на Бена и отодвигаясь ещё дальше от него и ближе к дедушке Максу.

– Он не чудовище – он пришелец.

Бен уставился на дедушку Макса. Сначала он чуть не рассмеялся: это же глупость какая-то. Разве пришельцы не только в мультиках, комиксах и фильмах? Вот только смех застрял внутри. Часы же, превратившие его в это, прилетели из космоса!

– Наш Бен превратился в него, – дедушка указала на Бена, – это же Человек-Огонь.

– Но я не хочу быть огнём вечно! – запротестовал Бен. Огонь в костре перед Гвен и дедушкой угрожающе затрещал, но не вспыхнул так ярко, как прежде. – Как же я буду играть в баскетбольной команде осенью? От меня же мяч загорится.

– Мы разберёмся с этими часами, обещаю тебе.

Что-то где-то запищало. Бен опустил глаза на странную штуку на его груди, которая не отрывалась и не боялась ни жара, ни огня – она намертво вросла в кожу, если это можно назвать кожей. Серые треугольники, похожие на песочные часы, заморгали красным. Звук становился более неприятным, а мерцание всё чаще и чаще, пока не вспыхнули яркой вспышкой, заставляя сильно зажмуриться (неужели у этого пришельца тоже есть веки?). У Бена было столько вопросов об этом пришельце, но ещё больше о том, что же с ним происходило.

Странное ощущение чужого тела исчезло, как и странное непонятное чувство в голове, будто кто-то постоянно что-то нашёптывает, но этот шёпот сливался в сплошной непонятный гул. Вообще все ощущения стали другими, вернулись свои собственные, такие родные.

– Я опять стал собой! – радовался он, осматривая себя и убеждаясь, что это именно его тело. Ни единого следа, что он превращался в огненного пришельца: ни ожогов, ни чего. Только эти большие космические часы на левой руке. Приросшие к нему также, как и тот значок к пришельцу.

Гвен опять говорила какие-то гадости, но Бену было ни до этого – он пытался снять часы, но они ни в какую не поддавались, тянулись вместе с кожей и мясом, будто Джей-Ти и Кэш изрядно полили их суперклеем.

– Не пытайся их снять, – предупредил дедушка Макс, проверяя свой фонарь, – пока мы не разберёмся с чем имеем дело. Я осмотрю место крушения. Никуда не уходите, пока я не вернусь.

 

Макс сомневался, что Бен послушается. Конечно, ещё не настолько хорошо знал внука, но уже видел, что мальчишка похож на него в детстве: непоседлив, любопытен и любит приключения. И всё же Бен испугался этого превращения в пришельца. Это лето действительно будет незабываемым, и вовсе не из-за ссор ребят, которые никак не могут поладить, да настолько, что Карл и Фрэнк уже сводили к минимуму семейные встречи, лишь бы не давать этим двоим опять объявить друг другу войну. Неделя молчания была самой безобидной из их встреч. Кен и Санни не всегда могли сгладить острые углы между ними, но хотя бы отвлекали друг от друга. Кажется, примерить этих двоих и то сложнее, чем две враждующие нации.

Прошлые поездки были весёлыми, шумными, насыщенными, но совсем недолгими. Самая длительная – неделя в кемпинге, а чаще детей вовсе отпускали лишь на день-другой. Вот только нынешняя поездка обещала быть долгой. И вовсе не по времени, а по ощущениям. Бен и Гвен упорно спорили из-за любой ерунды, втягивали в спор и Макса. Ничего нового. Просто в этот раз он единственный, кто между ними. Любая его попытка примирить их кончалась тем же, чем и раньше. Кажется, в этом году борьба за его присутствие на их день рождения будет ожесточённее обычного.

И всё же это маленькое приключение пошло на пользу: брат и сестра начинают нравиться друг другу. По крайней мере они хотя бы солидарны в плане еды. Правда, любимые блюда Макса мало кто мог оценить по достоинству. Почему-то у людей весьма скудный рацион, хотя вокруг столько всего вкусного и питательного, но просто непривычного.

Вот только непривычного в эту поездку оказалось больше, чем живые щупальца осьминога и копчёный овечий язык для внуков. Лесной пожар, заставивший всерьёз забеспокоиться за ушедшего Бена – стал лишь началом.

Всего лишь предусмотрительность на случай их ссор и разногласий, способных привести к травме, но кто бы знал, что пожар может разойтись настолько сильно. Он и стал ответом на вопрос внуков для чего их дедушка достал аптечку с огнетушителями и поставил их неподалёку от костра. Позже нужно обязательно ситуацию обсудить с детьми, чтобы это событие осталось не просто приключением, а закрепилось в их памяти важным уроком. Сейчас же важнее осмотреть место, где Бен нашёл космические часы: не могли же они просто так оказаться на Земле. Всё это неспроста, и здесь есть повод, да не один для беспокойства. Ещё совсем недавно, Макс думал, что, тушить лесной пожар с детьми – не самая благоразумная идея, однако если бы они не вмешались, то пожар очень быстро разросся до катастрофических размеров: дождей не было давненько, а ещё и ветер поднимался. Макс был уверен, что если дети будут слушать и делать всё, как сказано, то вместе они предотвратят беду. Кто бы знал, что однажды доведётся тушить лесной пожар и на Земле. С десятилетними внуками. Главное, чтобы об этом не узнали Фрэнк и Карл со своими жёнами. Вряд ли их порадует, как Гвен ловко управлялась с огнетушителем и спасала национальный парк, а Бен в это время блуждал в лесу…

Застав в эпицентре пожара внучку в компании пришельца и заметив у того эмблему на груди, Макс сперва подумал, что вмешался санитар. Вот только пазл не складывался. Пирониты умеют контролировать свой жар и огонь в целом – он с лёгкостью бы потушил пожар, а подобное устроил бы разве что совсем ребёнок, у которого эмоции и неуправляемые способности бьют через край, перед ними же стоял как минимум подросток или даже старше – всё-таки эта эмблема на груди подразумевала, что это офицер, прошедший обучение.

Присутствие неопытного пиронита объясняло только пожар, но никак не то, что этим пиронитом оказался Бен. Если бы вдруг у Бена проявились способности к магии, то и вопросов бы не возникало, но превращение в инопланетянина – в голове не укладывалось.

На тот момент. Но теперь Макс знал, что причина в часах. В часах, превращающих в пришельца. Омнитрикс, над которым работал гений пяти галактик Азимус или же кто-то пытался создать нечто подобное, основываясь на слухах о новом изобретении? Имя Азимуса громкое в научных и технических кругах, о его разработках многим известно, вот только лишь какие-то моменты, но никаких подробностей о том, что это будет и тем более как именно устроено. Что же именно представлял из себя Омнитрикс и как он работал, известно лишь тем, кто работал над.

И всё же нельзя исключать, что часы на руке Бена – Омнитрикс или же нечто подобное. В любом случае такими вещами никто не станет разбрасываться. Даже, если эти часы могут превратить только в пиронита, они уже могут стать опасным оружием на многих планетах, не говоря о Земле. Либо эти часы кто-то потерял в своём путешествии, либо эти часы потеряли кого-то. В первом случае хозяин скоро начнёт их разыскивать. Кем окажется их хозяин и с какой целью он в Солнечной системе, остаётся лишь загадкой. Во втором случае скоро появятся Вечные Рыцари, которые подобно падальщикам собирают весь космический «мусор».

Сперва разберётся с чем имеет дело, а после будет смотреть с кем из бывших коллег стоит связываться. Если это всё-таки Омнитрикс, то лучше никому не знать, что это изобретение, ставшее легендой ещё до завершения, оказалось на этой отдалённой слаборазвитой планете на руке десятилетнего мальчика.

 

***

Стоило ли удивляться тому, что Бен не послушает дедушку Макса? Конечно же нет. Гвен даже не удивилась этому. Нет, она ждала, когда же он опять начнёт идти наперекор взрослым. Стоило ему вернуться в своё человеческое прыщавое вонючее тело и успокоиться, как тут же начал опять ковыряться в часах.

– Вот ты где, – со смехом выскочила она из укрытия, поймав с поличным.

– У тебя шуточки плоские, – огрызнулся он и снова начал крутить циферблат, который послушно двигался, как безель на папиных часах.

Вот только на космических не было никакого циферблата и обозначали ли что-то четыре выступа, светящихся зелёном, непонятно. На компас они как-то не похожи. Может, там, где эти часы использовались, время считали иначе и у них счёт не по двенадцать часов, как на Земле, а по каким-то своим четырём меркам? Дедушка прав, они совершенно ничего не знают о часах.

– Ну? И что ты хочешь этим сказать? – отвлёкся он от часов лишь на мгновение, а потом начал стучать по ним, кусать, как какая-то неотёсанная мартышка.

Чтобы она не говорила, Бен конечно же не слушал, а лишь возмущался, что Гвен не может быть его сестрой, раз ей неинтересны возможности этих часов. Нет, ей было интересно, но она не хотела знать, ведь те были на руке Бена. Он уже превратился в огненного пришельца и чуть не спалил весь лес. Как-то не хочется всё лето заниматься тушением пожаров этого безумного горячего мальчишки. Вот как он может кому-то помочь, будучи ходячей катастрофой? Поджарить кому-то зефир или бифштекс?

Чтобы помочь кому-то по-настоящему, не нужно превращаться в какого-то монстра. Нужно просто действительно помогать. Делать то, что человек просит или хотя бы согласен на это, не навязываться. И нужно думать, что ты делаешь, чтобы не сделать лишь хуже. Нужно научиться помогать. Вот её папа помогает людям, он юрист, который защищает чужие права, кто добивается справедливости. По закону, как правильно. А что делает Бен? Он хочет решить вопрос кулаками, как и всегда.

– Бен, расскажи, как ты чувствовал себя в образе пришельца? – спросила Гвен. Вот она его очень испугалась, да и сам Бен ещё недавно боялся, что так и останется инопланетным факелом. Если вдруг огненный человек предложит кому-то помощь, то его скорее испугаются, чем согласятся. А вдруг его кто-нибудь убьёт от страха?

– Сначала испугался, – признался он. – Будто это был я, но в то же время совершенно не я.

Вот видишь…

Циферблат выскочил на высоту какого-то странного механизма. Теперь у часов была ножка. Ножка между циферблатом и широченным жутким ремнём, похожим больше на наручи от кандалов. Гвен молча пялилась на часы, пытаясь сообразить, как можно уговорить Бена немного успокоиться и послушно тихо подождать дедушку.  Вот только это был Бен, и слушать он не хотел. Озвучив свои предположения, что понял, как они работают, хлопнул по выступающему циферблату.

Это было всего лишь предположение. Никто ничего не знал наверняка. Ни Гвен, ни дедушка, ни тем более Бен.

Яркий зелёный свет, от которого резало глаза, моментально поглотил Бена, выпустив вместо него гигантскую безглазую рыжую… псину? Существо прорычало, встав на все четыре лапы. Передние намного крупнее задних, хвоста нет, ушей не видно. Да и, кажется, глаз тоже не было. Гвен обошла странное существо. Часы всё ещё на Бене, только теперь не на запястье, а на плече, вместо наручей – наплечник с тем же знаком-циферблатом.

– Ого, – оценила Гвен, – сейчас ты стал страшнее, чем есть на самом деле. Ничего себе псина, такой звериный рёв. А где же глаза?

Девочка помахала рукой перед жуткой мордой. Пёс не среагировал на её движения. И правда, глаз тоже нет, только большая пасть с выступающей нижней челюстью и большими клыками. Ещё раз посмотрела на свою руку, потом на вторую, в которой всё ещё держала палку с забытой остывшей пастилой. И тут появилась идея.

Раз Бен ничего не видит, то это стоит использовать и проучить этого самонадеянного выскочку. Она зашла ему за спину. Пёс не среагировал, продолжал неподвижно стоять, разве что дышал, словно прислушиваясь. Но он же всё равно ничего не видит. А ещё ослушался дедушку Макса, чем подставил и её тоже. Гвен раскрутила палку в замахе, но вместо удара по рыжему заду, свалилась на землю. Пёс неожиданно исчез.

– Ладно, согласна, – поднялась Гвен на ноги. Пёс стоял на крыше автофургона. – Может, ты что-то и умеешь.

Пришелец сделал сальто и приземлился рядом, обдавая в лицо несвежим дыханием.

– Фу, ну и запах, – чуть не стошнило Гвен, заставляя отворачиваться и зажимать нос. – Может, дать мятную конфетку?

Лучше бы промолчала. Пока говорила, вдохнула эту жуткую вонь. Пёс же тем временем развернулся, задними лапами швырнул в неё землю и сбежал. Он наверняка слышал, как Гвен требовала остановиться и грозилась всё рассказать дедушке. Он слышал это, но опять всё сделал по-своему. Всё-таки стоило скрутить его и повалить на землю, пока он не запустил часы. У неё бы вышло. Она чуть выше его, вес у них не должен различаться и Бен растерялся бы от неожиданности – все условия для победы, пусть и нечестной. Теперь же надо искать эту глупую псину.

Где-то в лесу раздался взрыв, ещё тревожнее зашумели птицы. Где-то в той стороне, куда сбежал Бен в облике страшного животного. И дедушки всё ещё нет.

– Господи, сегодня такой странный день, – снова вздохнула она, доставая лопату из дедушкиных инструментов.

 

***

Если бы Вилгакс не был одарён природой, корабль Кзайлин на орбите Земли был бы последним, что он видел в своей жизни. Ни жену, ни свой народ, ни родную планету. Этот бой чуть не стоил жизни. Бой за собственный народ.

Большая часть систем корабля повреждена. Двигатели уничтожены, система жизнеобеспеченья почти вся вышла из строя и требует ремонта. При всех многочисленных неисправностях корабля уже казалось чудом то, что работали системы маскировки, ведь энергетически щиты повреждены настолько, что даже ничтожной атаки военных сил этой отсталой в развитии планеты хватит, чтобы остатки Химерианского Молота превратить в космический мусор. Среди которого болталось бы и его растерзанное взрывом тело.

Он лишился обеих ног, одной руки полностью, а вторая сейчас недееспособна. Он даже пальца не мог сжать. Обезболивающее справлялось, но не полностью глушило нервные сигналы, но хотя бы давало думать. Дроны сработали как положено: Вилгакс в восстановительной капсуле, на которой сейчас сосредоточена большая часть сохранившихся ресурсов, достаточных для функционирования медотсека. Ведётся ремонт и восстановление – лишь вопрос времени. Челнок Кзайлин захвачен, помещён в поле маскировки, осмотрен, но ни хозяйки корабля ни Омнитрикса нет – их по раздельности эвакуировало на Землю. Дроны, отправленные на перехват Омнитрикса, уничтожены. Кзайлин не обнаружена.

Информации мало. Недостаточно, чтобы оценить всю ситуацию и выбрать правильные тактику и стратегию. Побег Кзайлин с Омнитриксом, разрушение корабля и его раны – всего лишь небольшие препятствия, а провал дронов – просто временная неудача, сбор данных. В любом случае этот ничтожный землянин, который мешает добраться до Омнитрикса, скоро будет висеть на стене трофеев.

Запись опубликована в рубрике Альтернативная реальность (AU), Джен, Драма, Империя Вилгакса. Арка 1 - Связи (фанфик по Ben10, вар. 5), Лилиадна, Фантастика с метками , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.