То же мне проблема, ишь головная боль у неё какая

А для меня это реально головная боль, в буквальном смысле!

Начну с начала.

На днях я делала запись в личном дневнике и описала неприятную для себя ситуацию в магазине. Пришла в магазин, в котором помимо обычного набора, хотела взять Денису вкусняху и себе йогурт на завтрак. Ничего особенного, простой поход за покупками типа молока и хлеба. Маленький магазинчик, где товар выдаёт продавщица.

Передо мной два йогурта, от той фирмы, которую я предпочитаю: яблоко с корицей (при том, что я не любитель корицы, йогурт вполне-таки вкусный) и вишня (ем редко, хотя вишню люблю, но йогурты зачастую имеют не тот вкус). Попросила выбрать продавщицу на её вкус, сказав, что оба вкусные и выбирать буду до ночи. Дали йогурт с яблоком и корицей.

Внутри дискомфорт. Я попросила дать любой, на выбор продавщицы. Она сделала, как я и просила. Постаралась убедить саму себя, что этот йогурт же вкусный, вообще он – единственное, что я ем с корицей по собственному желанию. Вроде чуток затихло… Позже это опять вылезло и внутри прозвучал резонный вопрос: ну, дали бы мне вишнёвый и что тогда? Да ничего бы не изменилось! Я опять бы осталась с внутренним то ли неудовлетворением, то ли ещё чем. Проблема вовсе не во вкусе йогурта. Проблема в том, что я не смогла сама сделать выбор. Причём весьма элементарный: просто два йогурта этой фирмы, на худой конец можно было взять любой другой – там выбор был вполне приличным, минимум пять или семь разных йогуртов. Но нет же, я не смогла выбрать даже тут. Я хочу йогурт, но не хочу брать оба, ибо оба точно не съем, а Денису я уже взяла другую вкусняху (по его просьбе), да и насколько я помню, такие йогурты он не особо ест. Два маленьких стаканчика доведшие до головной боли и оставившие крайне неприятный осадок внутри, причину которого осознала лишь позже…

Поделилась этим с отцом. Он высмеял, заявив, что на работу устраиваться надо, а не хернёй страдать, довёл этим до слёз. Мои эмоции, чувства и состояние в целом опять обесценили, причём в весьма грубой форме. И сделали это те, кто вроде как должен поддержать. Мама попыталась заступиться, в итоге перепало и ей. Наверное, в тот день я впервые почувствовала защиту со стороны мамы и такой яркий гнев в сторону отца. Когда я озвучила, что он обесценил меня и мама права, он и наорал, затыкая рот, что вообще не со мной разговаривает (на то время он уже сцепился с мамой, которая потом ещё и извинялась за это).

Я не могу решить что-то настолько простое, как какой же купить йогурт самой себе, а меня гонят устраиваться на работу, что подразумевает под собой не один более сложный выбор, от которого, возможно, будет завесить не только моя «сытость». Да что уж говорить, я даже не знаю кем пойти работать!

Мне очень горько, что у моих родителей такие отношения между собой, такое отношение и к нам. Мне горько, что меня обесценивали и продолжают обесценивать. Горько до слёз и боли в горле от всех проглоченных обид из-за страха, что меня в очередной раз обесценят или вовсе накажут за мои эмоции, если я хотя бы попробую заикнуться о них.

И очень горько, что всё это приходится видеть Денису. Вместо счастливой женщины рядом с ним чуть ли не вечно зарёванная я. Но я очень рада, что рядом с ним я учусь выражать эмоции. Что я могу заплакать, когда мне горько, что могу засмеяться громко, когда весело, могу накричать в ответ. Рядом с ним реальная я, живая, а не та удобная девчонка, которая не доканывает своими эмоциями.

Запись опубликована в рубрике Личное. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *