Райский цветок. Гл.3

Радостная новость для читателей сего произведенияdance Мы закончили ещё одну главуheat

Название: Райский цветок
Автор: Лилиадна и shadow Rabbit
Фэндом: ориджинал (Хомагиум)
Жанры и предупреждения: гет (элементы слэша), драма, фентези
Рейтинг (возвратное ограничение): R (16+)
Размер: 1103 слова; планируется миди
Описание: Всегда казалось, что мир более сложный, чем виден на первый взгляд. Причём первый часто бывает лишь беглым.
Размещение на фикбуке: нет
Последнее редактирование: пока нет, но может быть когда-нибудь…

От автора
Начинаю я, малость больная на голову Лилиадна, т.к. идея создания Хомагиума всё же моя. Вообще-то я впервые с кем-то пишу об этом странном мире… Но говоря по правде, мне даже нравится эта затея. Но зачастую моя больная фантазия порождает чёрт знает что… Особенно, учитывая, что Хомагиум первоначально создавался как мир для фанфов, так что найти здесь можно будет кого и что угодно. Ладно, замолкаю и передаю слово Зайчонку.

М… Мой самый первый фанф, так что если где-то вдруг станет скучно… значит, это написал я^^. Мир Хомагуиума не мой, но довольно знакомый по рассказам и фанфикам самого автора^^. Думаю, должен понравиться не только мне.

Насчёт своей фантазии я врать не буду, т.к. сам не знаю больная она или нет О_о… но точно знаю, что в рамках приличного^^ и несовсем приличного^^. В рассказе я выступаю соавтором, но всё же для меня это будет больше Фанф, чем рассказ^^… мир-то не мой О_о… и авторские права нарушать нельзя^^

Ещё пару слов от Лил… Надеюсь, никто не против. Просто хочу выразить благодарность Теки за помощь и поддержку.

Глава 1

Глава 2

 

Глава 3

Атамьян была ошарашена увиденным. Многое ей было новым. И эта новизна словно окунуло её в детство – она вела себя словно ребёнок.

Энудий посмотрел на свою спутницу:

– Кажется, Вы удивлены? Что-нибудь кажется знакомым?

– Не совсем, но я поражена! Воздух и в самом деле такой чистый и прозрачный. Мне даже начинает нравиться этот запах весны. Яркая зелень на газонах… Город кажется таким богатым из-за насыщенных цветов. И столько металла… Ведь из него сделаны все дороги? Так непривычно. Задорный детский гомон…

– Да, это красивый город. Один из первых восстановленных. Здесь кипит жизнь и, вроде бы, все счастливы. Есть то, что мне нравиться. Есть то, чего я не понимаю. Иногда даже есть то чего я боюсь как огня. Ммм… что-то вроде клуба… – вздохнул доктор. – Но когда я здесь… я чувствую себя как будто в детстве, в своём родном мире, – Энудий поднял глаза к небу и, кажется, замечтался.

– А каким он был? Ваш мир? – поинтересовалась девушка. – Я думала Вы здесь родились, но, кажется, мы с Вами в этом похоже… Немного.

– Да, это точно мы похожи во многом, – согласился доктор. – Я не отсюда, хотя и попал сюда очень-очень маленьким. Настолько, что я с трудом вспоминаю свой родной мир, – с некоторой тоской сказал он. – Хотя есть обрывки, которые я помню. Я помню солнце, небо, такое же чистое и светлое, далёкое и необъятное. Я помню, как бегал под этим небом, со своими друзьями, или братьями… Я не помню точно, кем они мне были. Я помню, что мне было хорошо. Когда я ходил в школу, я почему-то чувствовал себя в родном мире. Иногда я мечтал так сильно, что начинал прыгать ни с того ни сего по улице… Потом, правда, мне становилось стыдно. – Энудий поднял голову верх и закрыл глаза… Возможно, от собственных мечтаний или же воспоминаний ему стало очень хорошо и тепло на сердце. Он даже сам не заметил, как его волнение исчезло. Говорить было легко. – Наверное, в своём мире я очень любил учиться… Плохо, что я не помню своих родителей, но я не жалею об этом. Здесь у меня были чудесные родители, которые любили меня если не лучше, то так же как и родные. Я тоже любил их. Если честно, я не знаю. Да и не могу придумать видимых причин, почему я… Ммм… оказался тут. – Открыв глаза, Энудий опустил голову и начал смотреть под ноги, медленно бредя по тропинкам больничного парка. – Всё, что я помню об этом дне… Помню, что мне было больно. В груди. Резкая боль. Крики. В горле был привкус метала. Хотелось кашлять. Темно, страшно. Даже тогда я осознавал, что мне конец. А потом резкий свет, прямо в глаза. После этого мне рассказали, что на самом деле это был свет операционного стола… Это последнее воспоминание о родине. Может быть, осложнение после операции. Я не помню. После я не помню ничего. Медицина объясняет это тем, что «Шок после ужасных событий, блокирует участки памяти с ними»… Да и лучше бы я и забыл то, что помню. Но всё же я помню свой мир и это хорошо… – улыбнулся юноша. – Извините, кажется, я замечтался… Вам не стало скучно? – наконец-то Энудий перестал летать в облаках и вспомнил, что он не один. А тот факт, что именно он пригласил её прогуляться… Ему стало более неудобно, чем до этого.

– Впервые слышу, чтобы ты так открыто говорил о прошлом, – похлопал его по плечу доктор Керр, появившийся неизвестно откуда. Юный врач настолько замечтался, что не заметил, как к ним подошёл его учитель.

– Етить!

– Ты чего так пугаешься? – удивился мужчина. – Так, хорошо, что успел поймать вас раньше, чем вы вышли в город.

– А-а… Этого нельзя делать? – заволновалась Атамьян.

– Нет, почему же нельзя? Просто Вы отмечали на счёт рукоделия. Да и жить Вам первое время всё же придётся здесь. Месяц, хотите Вы того или нет, Вам придётся наблюдаться у нас. Психика – вещь хрупкая. Особенно у новоприбывших, – выпалил учитель, перебирая папки в руках. – Это списки возможных квартир и мест работы. Если сегодня есть желание, то можете навестить. Тем более пока мой доблестный ученик составляет Вам компанию. Город слишком большой, чтобы путешествовать по нему в одиночку. Боюсь, что даже Энудий не знает прекрасно все районы.

– Конечно. Особенно те, в которых вы часто любите бывать, – отвернувшись, сказал смутившийся Энудий. Утренние шуточки до сих пор не выходили у него из головы, что вызывало массу неудобств и даже обиду на этих юмористов.

– Как доктору мне приходится много где бывать, – отреагировал Керр. – И ещё одно, тебя везде разыскивает наш юный сорванец Арета, так что…

– А как же её сестра? – вспомнила Атамьян.

– Она уже вернулась домой. Просто ждала здесь маму, тоже работающую здесь.

– Что? Ну, и зачем я ей? – На душе было нехорошее предчувствие.

– Будто не знаешь, – вздохнул учитель, прижимая ладонь ко лбу. – Горбатого могила исправит, а её и это не изменит.

– Что? Опять её шутки?.. И что она задумала на этот раз? – недоверчиво спросил юный доктор.

– Она шла с каким-то парнем, похожим на неё, – задумалась его пациентка. – Те же угловатые черты лица, тот же хитрый взгляд. Рост, если не ошибаюсь, метр семьдесят пять… Походка у него тихая. Несколько вызывающая даже, – усмехнулась она.

Сердце от описания парня сначала ушло в пятки, а позже рывков чуть не вырвалось из груди. Атамьян не знала его, но вот Энудий прекрасно понимал, кого девушка видела. Это был Петр. Поборов желанием сбежать, скрыться даже за Внешним Кругом, ученик Керра попытался успокоиться. Правда, нервы упрямо отказывались это сделать. Клуб стал его кошмаром.

– Вот именно потому, что она с братом, я сделаю всё, чтобы не попасться им на глаза! – выпалил Энудий. – Ммм… Может, нам сходить куда-нибудь? – пытаясь быть более сдержанным, поинтересовался он у своей спутницы. Подальше от этого места…

– Брат? – удивилась она. – Это который мечтает… Упс, простите. Доктор Энудий, сегодня Вы мне показываете этот город… Вы мой экскурсовод, вот! До скольки нам можно гулять?

– Идите, идите, – помахал рукой доктор Керр, выпроваживая их. – Энудий и сам знает, когда Вас вернуть. Сходите по парочке написанных адресов.

– Ммм… Только если это не те самые места… тогда хорошо.

 

Судя по всему, в этот раз уже шуток над доктором никто не шутил. Проверив список адресов, он сказал, что все знает. И даже сказал, где лучше жить.

Атамьян была словно опьянена событиями. Её уже не волновало, что именно произошло тогда и почему она попала сюда. Но ей нравилось здесь. По крайней мере, первое впечатление от города и окружающих людей и не только людей было даже больше, чем положительным. Ей удалось увидеть самые старые и большие здания Долины. Энудий с увлечением рассказывал всё, что знал сам. Он описывал времена восстановления Хомагиума после ужасной войны, поднятие городов… Первые здания стали территорией Школы Магии. Оказалось, что в этом мире магия отнюдь не сказка. Многие обладают ей. Кто меньше, кто больше. Для вторых даже было специальное обучение, вот в таких вот заведениях.

Девушка была очарованна великолепными работами гномов по дереву, украшавших улицы. Камни здесь были очень редки… Фонтаны на площади, фонари вдоль улицы, вывески на лавках и мастерских.

Прогулка по городу позволяла доктору всё лучше узнавать Атамьян как личность. Энудию казалось, что её выбор имени был намеренно сделан так, чтобы отгородиться от всех. Ведь здесь оно звучало грубо и несвойственно для девушки. Да и при разговоре о значениях, она так и не сказала, что же значит Атамьян на её родине, где, видимо, ей было очень тяжело. Почему-то она ассоциировалась у него с грецким орехом. Её очень трудно понять из-за скорлупы, а преодолев которую, чувствуешь горечь. Но если опустишь и это, то понимаешь какая она на самом деле. Она – хороший человек. Хорошая девушка. Энудий прекрасно понимал это. И понимал, что начал привязываться к своей пациентке. Ему даже стало как-то не по себе при разговоре о её выписке из больницы.

К жизни вернули соседи и бродившие детишки по улицам. До его дома оставалось уже совсем немного. Весна – есть весна. Прохладный воздух так и ждёт кого бы обмануть на солнце весенним теплом. Да и долгие прогулки уже давали знать о себе в желудке.

– Прохладно стало. А вроде бы время идёт к обеду, – посмотрев на часы, проронил он. Вот и детвора бегает. Школьные обеденные перемены позволяют и дома поесть, если не столь далеко живёшь. – Мы совсем недалеко от моего дома, не желаете перекусить?

Атамьян не ожидала подобного приглашения, ведь на родине не особо расхаживала по гостям. «Незваный гость – как в жопе гвоздь», – любил повторять отец. А званной-то ей быть и не удавалось.

– Э-э-э… Что-то случилось? – нарушил неловкое молчание доктор.

– Просто меня впервые приглашают в гости, – прошептала девушка.

– Ммм… Ну, всё когда-то приходиться делать в первый раз, – улыбнулся Энудий. – Я думаю, здесь у Вас найдётся куча друзей. И Вам всё равно придётся ходить к ним в гости, – высказал своё мнение он. – А мой долг – помочь Вам адаптироваться в этом мире… Не стесняйтесь… – стараясь побороть собственную неловкость, с дружеской сказал доктор. – Прошу.

Девушка неуверенно сделала первые шаги. И в самом деле – всё когда-то происходит впервые.

С приветливой улыбкой доктор открыл дверь собственного дома. Ему не часто приходилось водить домой гостей. Тем более девушек.Ни сколько скрытность, а застенчивость как-то не позволяли этому происходить.

Две комнаты (гостиная и спальня), кухня и ванная комната. Одна из тех небольших квартирок, которую обычно дают в качестве служебной для начинающего несемейного работника. В принципе нельзя было сказать, что здесь бардак, но и то же нельзя было сказать про порядок. Деревянные стены были обклеены боями со странным, но понравившимся рисунком. Белый потолок и паркетный пол. Напротив двери весела картина с пейзажем, подаренная когда-то в школе. Даже повод подарка уже как-то забылся, а пейзаж с берега Хрустального озера продолжала радовать глаз.

Атамьян всё так и стояла в дверях, не решаясь сделать шаг вперёд. Энудий подал ей руку, стараясь избавить спутницу от ощущений себя чужой.

– Извините, – растерялась Атамьян.

– Можете хоть обе, – с улыбкой на лице сказал Энудий, поняв причину её колебаний.

– Как-то… это… так? – положив пальцы на его ладонь, спросила девушка.

– Да. – Держа её прохладную руку, доктор потихоньку стал заводить её в дом, позволяя ей собраться с собственными мыслями.

В гостиной был относительный порядок. Просто разобрать книги, рукописи и многие вещи, что не понадобились ещё с переезда, руки как-то не дошли. Правда, они странным образом вписывались в обстановку. Девушка с любопытством разглядывала окружающий её новый мир, созданный доктором.

– Можно вопрос? – спросила Атамьян, присаживаясь на диван.

– Да.

– У всех на окнах что-то, похожее на соты? Это традиция?

– Нет, – улыбнулся доктор. – Это солнечные батареи… или аккумуляторы. Простите в электроснабжение я не слишком селён.

– Понятно… что ничего не понятно, – вздохнула гостья. – В общем, это штука заставляет гореть «лампы»?

– Их кто-то назвал солнечными, хотя они работают от любого света. Достаточно совсем чуть-чуть и они уже смогут осветить дом, – попытался вспомнить хозяин уроки физики. – Абсолютной тьмы не бывает, кажется. Так что эти штуки работают постоянно, просто есть аппаратура, что ограничивает их при ярком свете. Боюсь, что и это Вам мало о чём говорит.

– Вообще-то, да. Здесь есть магия… Или тот же огонь…

– Город практически весь деревянный, – помотал головой врач. – А магия… Она тоже штука не постоянная. Особенно в Музов день, но даже так он всё равно считается праздником.

– Более безопасно, – пробормотала девушка. – Да, мне многому учиться придётся…

– Извините, Вы пока располагайтесь, а я что-нибудь приготовлю.

Оставлять гостью одну было как-то неловко, но готовить при ней доктор точно бы не смог. Он скрестил руки за спиной и отправился творить обед. Обычно он занимался этим только для себя, а тут за долгое время впервые ещё кто-то отведает его кухню. Родителям нравилось, когда подобными делами занимался сын. Отец не раз говорил, что из него вышел бы прекрасный повар. Только вот матери примерный сын обещал стать врачом. Медицинская карьера отодвинула в сторону всё мастерство кашевара на задний план.

Фартук, как и положено весел на своём месте. Видимо, в этот раз хранитель домашнего очага не был чем-либо обижен. Юноша снял с крючка передник и принялся за дело. Дома продуктов было не особо много – за продовольствием он так и не сходил – готовил из того, что осталось. Пока длинные макароны находились в кипятке, курицу уже оставалось поставить в духовку, но перед этим подобрать специи, что подчеркнут её вкус.

– Думаю, для дамы острое лучше не делать, – высказал Энудий свои мысли вслух, выбирая сладковатые специи на полке. Промелькнувшая мысль о вине заставила пристыдиться. Для самого доктора это как-то неприлично, но и он совершенно не знает как отреагирует на это гостья из другого мира. – Ммм… Вы что-нибудь будете пить? – поборов смятение, спросил он, поставив уже курицу в духовку.

– Можно что-нибудь бодрящее? – тихонечко ответила девушка, появившемуся в дверях гостиной хозяина. – Я почти ног не чувствую… А ведь дома обычно постоянно на ногах…

– Хорошо, – ответил Энудий, возвращаясь вновь на кухню.

Бодрящий напиток… Чай, кофе, коктейли ночного народа… Нет, лучше чай или кофе. Вот только доктор не знает, что предпочтёт Атамьян. Чайник вот-вот закипит, а выбор напитка… Можно сделать и то, и другое. Пожалуй, так даже лучше. Фруктовый чай и молотый кофе.

Тонкая скатерть с вышитыми цветами. Мамина любимая, подаренная ей подругой из Златоустья. Также она стала и его любимой. Очень нравился рисунок. А при свечах рисунок словно оживал. Вот только использовать их днём…

Хлеб – всему голова. Должен стоять в центре. Правда, макароны тоже хлеб и, вряд ли, они к нему прикоснутся. Только вот хлеб всё же должен стоять. Не сколько правило сортировки, а сколько народная мудрость. Вот правда стол квадратный. Ну что же поделать, если привык быть один? Всё ровно и аккуратно. Блюда расставлены, сервиз на месте.

После того, как Атамьян рассказала о своём мире, слабо верится, что она (да и другие жители) хорошо питались. Теперь же всё изменится. Он лично проследит за этим. Начиная с сегодняшнего дня.

– Самое вкусное – гостям, – решил доктор, поставив ещё на стол оставшиеся томаты и зелень.

Всё готово. Чай и кофе уже тоже можно подавать к столу. Осталось лишь сама девушка, скучающая в гостиной. Юноша ещё раз удостоверился в том, всё ли готово и не осталось ли где чего. Мысленно сделал галочку, что нужно будет сдать остатки от еды, пока не завелись мошки.

– Можете проходить к столу, – улыбнулся Энудий, зайдя в комнату. Девушка вздрогнула, не заметив за предложенной книгой возвращения доктора.

 

***

Девушка с удовольствием плюхнулась на мягкую постель в своей палате. Совсем скоро с этой комнатой ей придётся распрощаться. Новая квартира уже присмотрена, работа тоже. Доктор Энудий помог со многим разобраться. Множество писанных и неписанных правил. Нужно приноровиться ещё к ним.

 На второй обед в больницу они тоже не пошли – всё равно не успевали. Правда после первого… Юноша так был поглощён приготовлениями на кухне, что про фартук они вспомнили уже лишь выходя на улицу. Он был жутко смущён сложившейся ситуацией, что Атамьян вспомнила подобные неурядица из своей жизни. В итоге они оба даже посмеялись.

Перекусили в парке отдыха. Булочки, пирожки, различные соки, морсы и настойки… Атамьян долго не могла выбрать – хотелось попробовать всё, но при этом денег с собой было ни гроша… Раз платит за неё доктор, то тем более нужно приумерить аппетиты. Пусть Энудий даже с ума сведёт её заверениями, что с деньгами проблем не будет. Жизнь дома научила беречь всё, что имеешь, ведь потеряв – от слёз проку не будет.

– Это место напоминает больше сад, – задумалась девушка, оглядываясь по сторонам. – Такой запах цветов, аж голова кружится.

– Просто весна, – ответил доктор, вытирая руки платком. – Весна, после довольно холодной зимы для этих мест. У нас снег хоть и не редкость, но сугробами не валет. Обычно тает через несколько часов, как выпадет, а нынче пролежал несколько дней.

– Хм… Осень, переходящая в весну?

– Да, по большей части. Многие боялись, что деревья замёрзнут. Но они оказались крепкими. Природа любит устраивать свои сюрпризы. Как вам напиток?

– Очень вкусно, – улыбнулась Атамьян. – Напоминает молоко с добавлением в них свежим малины, земляники и вишнёвого сиропа… А что это? – так и не сумев выбрать, она позволила сделать это доктору.

– Сок авьйеры[1]. Очень богат витаминами…

Витаминами. Богат. Да, доктор действительно заботится о ней… Это впервые, когда к ней столько внимания. Вроде бы смущает, но и в то же время радует.

Атамьян наконец преодолела барьер, который мешал спокойно говорить на любые темы. Может, произошло это под радостные песни и кричалки детей, играющих тут. Беззаботное детство, наполненное играми. Вот девочки играют в дочки-матери, запрягая мальчишек принести то одно и другое со словами «Ты же работаешь и можешь купить это!», ребята постарше играют в подвижные игры. То они все вместе, то врассыпную, то опять кучкуются. Смысл она так и не поняла, но доктор даже успел поболеть за одну из команд, пытаясь на примерах объяснить правила. И всё же популярная молодёжная игра осталась за пределами понимания.

Ещё доктор был удивлён интересом гостьи к книгам и отвёл её в книжную лавку. Правда, позже пожалел – вытащить её оттуда оказалось очень сложно. Подействовало лишь обещание показать библиотеки, где можно брать книги для чтения. Однако не навсегда…

– А это что? – дёрнула за плечо доктора девушка.

– Комиксы, манга, графический роман, – пожал плечами Энудий. – Разные названия… Хотите их почитать?

– А можно?

– Я могу взять на себя, только постарайтесь не потерять их…

– Доктор! Да как Вы можете такое говорить? – поразилась Атамьян. – Для меня чужое… В общем: берегу дороже собственной жизни, – пробурчала она, пытаясь выбрать из множества книг. И остановиться на одном только новоприбывшая так и не смогла. В итоге вышли врач и пациентка оттуда с хорошей стопкой бумаги…

После ухода доктора стала несколько тоскливо. Хотя нет, даже не несколько. Ей стало одиноко… И в то же время так хорошо и спокойно, ведь завтра Энудий снова придёт сюда.

 


[1] Ну что сказать? Опять безудержная фантазия. Но сколько бы я не пыталась правильно передать звучание при помощи кириллицы, боюсь, что это у меня всё же не вышло. Если кому интересно, то это фрукт, размером с теннисный мячик. Хотя и не только размером, но и внешним видом похож, но при этом напоминает и кокос внутри. Вкус уже итак понятен. А если кому пропорции нужны – скажу так: у вас просто получится разные сорта и спелость, только не забудьте, что Атамьян – девушка из деревни и молоко там явно не 1,5% жирностью…

Лупить меня, наверное, надо за мою фантазию… На счёт звучания… Тоже для тех, кому интересно. По крайней мере, я попытаюсь описать. А – думаю с чем сравнить, скажем на ту, что в слове «п~а~лка», вь – очень мягкий, но близкий к «фь». Йе – так и не смогла определить как правильно написать: через «йе» или «йэ», просто е – мягкое «э»… и ра (в им. п.) – проще сказать, что тут не а, а «д». Вот в такие моменты охота самой себя придушить…

Глава 4

Запись опубликована в рубрике Гет, Фантазии, Хомагиум. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий