Творческие итоги недели

Второй марафон прошёл не так удачно, как первый. Отзыв пришёл один, работы… Ну, по Сейлормун была вполне таки милая работа, я даже вспомнила аниме, хотя смотрела его давным-давно. Второй фанф написан слабоват, зато я подсела на очередной российский мультсериал (Герои Энвелла; умеют же наши, когда хотят!). А третьим стал фанф по Гарри Поттеру. Хоть я и не смотрела, и не читала, но фанф понравился. Правда, на него нужно особо настроение, осталось ещё две главы на чтение, может на днях дочитаю, но сегодня как-то не идёт.

Следующий фестиваль, в котором смогу принять участие, будет с 3 сентября (джен + повседневность, если пропустят «Есть два типа котов»). Глядишь, и там найду что-нибудь интересное, ведь «Сухарики с корицей» я продолжаю читать и жду продолжение «Цветочной лавки в Забытом переулке».

Вчера же закончила первую часть 24-ей главы ИВ (у меня даже целая глава в запасе!). Мет опять успела вылезти и опять свалить с больной головы на здоровую. Неожиданно, старый черновик полностью изменился, но при этом имеет отсылку в итоговом сюжете.

 

2013-10-13 Черновик (контрольная сюжетная точка)

– Стойте, – вмешалась Мет, встав между двумя супергероями.

– Мет? – хором отозвались те и приняли свою форму.

– Бен, Альбедо…

– Я Бен! – возмутился беловосый мальчишка.

– Нет, – возразила девушка, качая головой. – Посмотри внимательно на свою левую руку.

– Это… ультиматрикс?

– Именно, – согласилась она. – А теперь посмотри туда, – она указала на гуманоида, наблюдавшим за подростками. – Ответь мне, кто это?

– Азимус, создатель Омнитрикса, – спокойно ответил тот. – Мет, что ты хочешь мне доказать? Он самозванец!

– Посмотри внимательнее, – попросила девушка.

– Азимус создал Омнитрикс, который попал ко мне, когда мне было десять лет… Но, – он запнулся. – Почему у меня ультиматрикс?

– Ты украл его, – констатировал гуманоид. – Это незаконченная разработка, но ты, я вижу, её пытался доделать, однако не смог отключить от базы данных Омнитрикса. Ваши часы синхронизировались. Юноша, ты помнишь почему стоит ограничение на десять минут? – обратился он к Бену.

– Чтобы не остаться навсегда в облике инопланетянина из-за изменения структуры ДНК? Хотите сказать, синхронизация часов привела к тому, что Альбедо приобрёл не только мой облик, но теперь и мою память?

– Выходит, что так, – пожал плечами гений пяти галактик.

– Не удивительно, что он шатался по моим излюбленным местам, выдавая себя за меня.

– Азимус, можно что-то сделать с ним? Как-то восстановить память Альбедо?

– Для начала снять ультиматрикс – это остановит подмену подлинных воспоминаний. Омнитрикс изначально предназначался Максу Теннисону и был запрограммирован на его ДНК, но так вышло, что его внук во многом похож. Вы отвлекли меня от важных разработок из-за какого-то воришки.

– А Вам не кажется, что два Бена – это шибко много? – спросила Мет.

– На подсознательном уровне он всё равно останется Альбедо, который будет всё тем же ненавистником людей и завистливым из-за непризнания его «гениальности».

– В итоге всё сводится к тому, что он настоящий, а я лишь подражающая подделка из-за собственной ошибки?

– От меня действительно пользы как от хрена в пластилине, – вздохнула Мет, отскакивая с Азимусом на руках от преобразившихся парней в сторону. – Если бы я могла хотя бы телепортироваться. Не успела … Кошмар, они выбирают не только одних и тех же супергероев, но и приёмы, – приуныла девушка.

Атака изменилась, но ненадолго, отстранившись на безопасное расстояние, Альбедо принял свой облик и скинул с руки ултиматрикс.

– Я ненавижу тебя, Бен Теннисон! Мало того, что из-за тебя стал заложником в этом теле, так теперь ещё и твоей жизни.

 

Отрывок главы 24.1 (без вычитки)

– Миссис Теннисон, мне нужно поговорить с вашим сыном, – без церемоний сразу заявила Мет, стоило лишь женщине открыть двери.

– Извините, я не знаю, когда назначены встречи с фанатами, – машинально ответила Сандра.

– Мне не нужен автограф, – запротестовала Мет, придерживая рукой закрывающуюся дверь. – Эй! Альбедо, нужно поговорить! Сейчас, пока ты ещё в состоянии мыслить трезво и осознавать себя!

– Решай свои проблемы сама, – отозвался тот.

– Если не снимешь Ультиматрикс, всё станет ещё хуже! – прокричала она уже в закрытые двери. – Миссис Теннисон, это вас это тоже касается! Вас и вашей семьи!

– У тебя десять минут, – открыл дверь Альбедо, уступая дорогу внутрь.

– Никак не пойму галванскую любовь к десятке, – пробубнила она, проходя внутрь.

– Ты пришла обсуждать системы счисления? Этот вопрос можешь обсудить со своим начальником, – огрызнулся тот. – Что там с Ультиматриксом?

– Ты сказал, что Вилгакс предал тебя и ты сражался с ним. Мне нужны подробности того, что ты помнишь.

– Это всего лишь сон.

– Мне нужны подробности.

– Вилгакс предал меня. Когда он заполучил Омнитрикс, мне… Бену пришлось уничтожить часы, а потом практически силой отобрать Ультиматрикс, чтобы сразиться с ним.

– Это не просто сон, – покачала головой Мет, – а отголоски другой ветви, другой вселенной. Ты видел чужое прошлое. Если коротко, то там Вилгакс и Альбедо – противники Бена, каждый стремится заполучить Омнитрикс, но так как для возвращения в галванское тело часы нужны лишь ненадолго, лишь для соответствующих настроек, то был заключён союз, цель которого заполучить часы. Проблема в том, что Вилгакс одержим часами и делиться ими не намерен, поэтому лишь использовал Альбедо до получения желаемого, а потом вышвырнул, нарушив сделку. Был бы он контрактником, вряд ли бы осмелился на такое, – скрестила она руки. – Нарушение слишком болезненно в первую очередь для самого контрактника – первый удар принимает он, всё может закончиться весьма печально, вплоть до летального исхода.

– Мет, вернись обратно, – напомнила Альбедо, помня как та легко сбивается и легко уходит. – Вилгакс предал Альбедо. Дальше?

– Дальше? – переспросила девушка. – Про которую ветвь я говорила?

– Уничтожение Омнитрикса и получение Ультиматрикса Беном.

– Бен уничтожил Омнитрикс, а потом угрозой, что Ультматрикс повторит судьбу Омнитрикса, вынудил Альбедо отдать часы, – пожала плечами Мет. – Ультиматрикс был шансом вернуть галванское тело, но не единственным способом. Только вот, любая попытка любого Альбедо вернуть себе галванское тело изначально обречена на провал. Я знала об этом с самого начала, но не понимала для чего и не имела права говорить.

– Что ты хочешь этим сказать? – разозлился Альбедо. Мет отчётливо видела, что хоть он помнил весьма размыто, но всё же ещё помнил своё галванское прошлое и желание вернуться в него.

– В Омнитриксе, следовательно, и в твоей копии и Ультиматриксе изначально была заложена синхронизация с оригиналом. Дело вовсе не в Праймусе. Док давно убедил Азимуса в необходимости этого. Он же настоял на том, чтобы ты остался в человеческом теле.

– Твой профессор…

– Ты не подопытный, но экспериментально созданный мотылёк, – опередила Мет. – Если бы не это, ты бы давно потерял самого себя и не приводил чужие судьбы в ещё больший хаос, чем это сделал Бен Теннисон. На Земле нет того, кто способен противостоять Бену именно как мотыльку: Бен слишком силён, что влияет не только на свою планету, но и на Вселенную. Другие бабочки слишком слабые, их просто-напросто сдувает взмахами крыла Бена. Система стремится к стабильности, именно поэтому всё удалось, хотя далеко не везде. Бен является ключевой фигурой во всех Вселенных, то, что нам удалось создать тебя, вернее довести твой потенциал до такого же уровня хотя бы в некоторых из Вселенных, уже прогресс, который будет влиять на все. Это система, в ней всё взаимосвязано: сделаешь ты что-то тут или же не сделаешь – это отразится на соседних. Если представить её деревом, то ветви должны развиваться более-менее равномерно во все стороны, иначе дерево переломится из-за нарушения баланса. Мне проще тебе всё самой объяснить, чем снова связываться с Азимусом.

Совсем не хотелось тащить Азимуса на Землю ещё и здесь. Галван слушает Дока, в её воспринимает досадным недоразумением. Она уже наслушалась нотаций, что отвлекла от важного дела из-за нерадивого ассистента, в очередной раз вляпывавшегося из-за собственных самоуверенности и глупости. Ему было плевать, что Альбедо и Бен вступили в битву из-за вопроса кто из них кто, при этом действовали совершенно одинаково. Там Альбедо совершенно забыл себя и до последнего был уверен, что настоящий Бен Теннисон – самозванец, исказивший его внешность, чтобы подставить.

“А вам не кажется, что два Бена – это шибко много?” – спросила Мет у Азимуса. Конечно, странный вопрос, учитывая, что второго они с Доком создали сами.

“На подсознательном уровне он всё равно останется Альбедо, который будет всё тем же ненавистником людей и завистливым из-за непризнания его «гениальности»”.

Каждое их действие было одинаковым, каждый супергерой, каждая атака, каждое слово, сказанное друг другу и остальным в попытках доказать свою подлинность. Единая память, единое восприятие. Словно зеркальное отражение. Здесь же Альбедо ещё держался, уже плохо, но осознавал себя.

Измотанный и уставший он вернулся в дом Бена, будучи уверенным, что вернулся к себе. Кажется, именно зеркало и спасло его, дало тот толчок к себе, а Сандра сумела удержать.

Альбедо ушёл из базы санитаров, оставляя всю грязную работу на Мет. Пришлось прибираться и вылизывать всё, чтобы на базе не осталось ни единого следа, что кто-то на ней находился. А потом выяснять отношения с Хексами, из-за того, что навещала Кена и напоминала ему о Вилгаксе. Судя по состоянию мальчишки и его отголоскам по ветвям, он вот-вот вступит в этот бой. Вилгакс обязан принять бой с Теннисоном, тот бой, который уже почти везде давно завершён.

– Причём здесь мама… Теннисона?

– Ты изменил её жизнь своим появлением, – опомнившись, выпалила Мет. – Изменил её мышление и восприятие настолько, что теперь влияние Бена ослабло. Миссис Теннисон, я ведь права?

– Не знаю, что и сказать. Я была уверена, что это мой сын, – тихо проговорила она, неосознанно кладя руки на плечи Альбедо.

– Сам видишь, – развела руками Мет. – Ты влияешь не только на настоящее и будущее, но и на восприятие прошлого. Благодаря тебе я смогла удержать Кена на его нынешней позиции. Миссис Теннисон, извините за то, что внесла ещё больший кавардак в вашу жизнь. Мне бы стоило поговорить с Беном, а не с вами, но в этом мире он меня ненавидит и в лучшем случае просто бы не открыл дверь.

– Бабочка, мотылёк… Взмах крыльев. Где-то я это слышала.

– Временных теорий множество, одна из них – эффект бабочки, – согласилась Мет. – Почти у всех жителей есть судьба, предназначение и сражаться с этим бессмысленно. У Максвелла Теннисона на роду написано спасать людей, будь он санитаром, военным или пожарным. У Азимуса – создать нечто уникальное и мощное, будь то Омнитрикс или ещё что-то, конечно же создать с помощью своих ассистентов, а у Маякс – быть одним из ассистентов Азимуса. Бен – своего рода ошибка, человек без предначертанной судьбы, непредсказуемость истории Земли, как Альбедо – непредсказуемость Галвана Прайма. Пока Бен был ребёнком, его влияние глушили Альбедо и остальные представители «бабочек» разных планет, а он глушил в ответ их на Землю. Бен вырос невероятно сильным, способным влиять уже не только на своё окружение, планету, но и на Вселенную в целом. Бабочки из тех, у кого нет правильных и неправильных решений, есть лишь последствия этих решений. Они расшатывают систему, не дают ей зачахнуть, но они же могут уничтожить её. Ваш сын куда более влиятельная фигура в истории, чем Юлий Цезарь, Наполеон или Гитлер.

Запись опубликована в рубрике Рабочие заметки к ИВ с метками , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *