Безликая (Оридж; вар. 1)

Безликая (Оридж; вар. 1)

Вот вам мой рассказик. Кто-то читал, а кто-то нет. Просто весь в одну кучу…

Ред. 2022-02-01: Изначально здесь ещё стоял жанр мистика под вопросом, но, думаю, он всё же здесь не шибко уместен.
Название: Безликая
Автор: Лилиадна
Фэндом: Ориджинал (Город снов)
Основные персонажи: Лариса
Жанры и предупреждения: гет, фантастика
Рейтинг (возвратное ограничение): R (18+)
Размер: мини

Описание: Было ли это сном, было ли последствием привычки: теряла ли она себя или просто проспала – Лариса вряд ли узнает.

Дополнительная информация к шапке, касательно это части
Жанры и предупреждения: от первого лица
Размер
: ~2000 слов; переписан

Безликая

День начался очень даже ничего. Правда, если не учитывать мою привычку засиживаться перед компьютером до начала занятий.

Я выскочила, в спешке натягивая куртку и осенние перчатки. На улице было довольно прохладно. Но солнце всё же пригревало.

Я нервно поглядывала на часы, вновь и вновь ругая себя за отвратительную привычку.

За поворотом появился автобус. Недолго думая, я заскочила в открывшейся двери. 11В… не помню такого номера.

– Вы не подскажете стоимость билета? – спросила меня поднявшаяся вслед за мной женщина.

– Вроде бы семь рублей, – откликнулась я.

– Девять, – поправила меня кондуктор.

 Я растерянно полезла в карман и достала ещё двухрублёвую монету. Вручила деньги и взяла билет. По привычке я опять стояла у двери. Признаюсь, не привычка – детский страх. У меня начинается истерика, когда я бываю в центре автобуса… Сразу аварии перед глазами мелькают…

Звук двигателя был таким успокаивающим. В автобусе были в основном женщины, но никто не говорил, даже радио молчало. Я задремала. Помню лишь то, что сонливо пробурчала на какой-то остановке, что это не техникум, то есть не остановка «Рынок».

– Мы за городом? – ошарашено спросила я, спускаясь со ступеньки.

Сзади сады-огороды, справа — густой лес, впереди – холм с каким-то зданием и пронизанной тропинками траву к нему…

– Я здесь уже когда-то была, – протянула я, пытаясь вспомнить где это было и когда. Кажется видела это место во сне, но точно не знаю.

– Идём, – мне на плечо легла чья-то мягкая рука.

Почему пошла туда, не знаю. Наверное, интерес к приключениям на свою… Пардон, задницу. Забыла об учёбе и пошла…

Сглупила… Очень сильно сглупила. Попала в затруднительную ситуацию.

С того момента, как я зашла в ворота, моя жизнь круто изменилась. Попала в заточение, быть более подробной – в рабство. Пыталась сбежать. Наказывали за это строго…

Смирилась. За пять лет свыклась со всем. Но в отличии от меня, другая прислуга менялась довольно часто. А причина моего долгого проживания в этом месте стал юный сын госпожи.

На эту семью работали не меньше сотни, но только я исполняла все прихоти молодого хозяина. Конечно же, он получал удовольствие от моего присутствия. Я принадлежала только ему. И посягнуть на меня боялись.

Господина выводило из себя, когда кто-то вваливался в его спальню (и это делали только его родственники) в момент его блаженства. Ещё больше злило моё безразличие ко всему. Отсутствие собственного мнения… Зачем верной собачке собственное мнение? Приказали – исполнила. В чём проблема-то?

Вот именно это его и бесило. Из производства меня перевели в покои.

Господин обвинял свою мать в произошедшем со мной, а она грозилась выбросить эту *** (то есть меня) на улицу.

– Скажи хоть слово! – потребовал хозяин от меня. – Смотри, что с ней стало! – набросился он на женщину.

Та посмотрела на меня, довольно улыбнулась и вышла, хлопнув дверью.

– Да что на тебя нашло? – разозлился юноша, готовясь ударить, но увидев безразличие в глазах, махнул рукой и отправился на балкон, что-то бурча себе под нос.

“Мог бы и ударить, – мелькнула у меня мысль. – Всё равно это ничего не изменит. – Я пристально посмотрела на него через окно. – Что он взъелся на меня? Что я делаю не так? Ему не нравится как я работаю? ” – Стало даже обидно, но совсем ненадолго. И сама не заметила, как улыбнулась, вспомнив его прикосновения прошлым вечером.

Хозяин покрикивал на рабочих, мелькавших внизу. Расстроившись ещё больше, зашёл обратно в комнату. Он сел напротив, устремив взгляд на меня.

– Оставь ты эту ерунду, – сказал он, заметив мою улыбку. Ему доставило это большое удовольствие.

Мои пальцы начали быстрее перебирать нити и завязывать узлы. Я вновь смотрела на макраме.

– Хорошо быть безликой тенью среди таких же? – спросил он, садясь рядом.

–  Не знаю… Вы хотите, чтобы я что-то сделала? – Я остановила плетёные фигурки и стала собирать волосы.

– Оставь, тебе идёт, – остановил он. Его рука легла на плечо. – Верни себе своё “Я”.

– “Я”? Я не понимаю о чём вы. Извините.

Наступило молчание. Его пристальный взгляд продолжал сверлить меня. Было такое ощущение, что мне поручили ответственное задание, которое я с треском провалила.

– Сбежать, — вспомнил он. – Ты пыталась сбежать. Почему?

– Когда? – Я испуганно смотрела на него.

Он опустил с плеч платье. Мягко и нежно. Провёл рукой по спине, исполосованной шрамами от плётки. Как только господин проявил интерес ко мне, мучения закончились. Хотя… Я уже привыкла. Не было больно. Только неприятно. Меня наказывали почти постоянно, но я уже не знала за что. Наказывали по любым мелочам.

Кто-то не выдерживал…

Я провела рукой по его лицу.

– Прекрати. – Он отпрянул.

– Почему? –  удивилась я. Действительно удивилась. – Что не так? Вам не нравится?

– Ты этого не хочешь. – Господин встал. – Твоя апатия начинает действовать на нервы. Поправь платье. – Он подошёл к окну.

Я так и сидела, не шевелясь. Лишь смотрела в его сторону, но не видела его.

Тёмный зал с факелом на стене. Цепи. Меня приковали к стене, чтобы не дёргалась. Спину хорошо огрело. Хлыст… За каждый возглас удар усиливался… Вот оно! Меня впервые пытали в тех стенах. За что?

Автобус 11В…

– Ты слышишь, что я говорю? – спросил он, возвращая меня в его покои.

– Автобус…

– Что?

– Ничего, – опомнилась я и встала из-за столика, закиданного нитками.

Что-то изменилось. Мы заметили это оба. Только я упрямо продолжала отрицать это. Просто не могла поверить, что что-то может измениться. Роль простой служанки меня устраивала, правда это сложно назвать служанкой, тем более простой.

Я подошла к нему. Не знаю, чего хотела.

– Поправь платье, – напомнил он и снова уткнулся в окно.

Его приказ прошёл мимо. Хлопчатая ткань уже сползла на бёдра. Руки сами легли ему на талию. Привычка? Нет, что-то другое. Впервые рядом с ним было ощущение безопасности. Я ткнулась ему носом в рубашку. Она была такой свежей.

Он что-то пробурчал. Кажется, это был приказ вернуться к макраме. А может и нет, но точно касалось того, чтобы я оставила его одного. Повторил, но слова вновь не донесли никакой информации. Я прижалась к нему ещё сильнее. Не хотела отпускать. Долго простояли так. Отпустить – потерять приятные ощущения его близости.

Его руки легли на мои пальцы.

Что происходит? Хочется разреветься. Сдержать себя очень сложно. Чего испугалась? Дура, дура!

– Зачем? – спросила я, когда господин вёл меня к своей сестре.

Никак не могла понять, зачем ему вести меня туда. Хозяева меня не жаловали. Им бы избавиться от меня, а не воспитывать, как это делает господин.

Вслед за ним я зашла в комнату и встала сзади.

– Зачем притащил её сюда? – разозлилась девушка. Она старательно наносила румяна на своё лицо. Наткнувшись на моё отражение в зеркале, её аж перекосило.

– Мы с тобой договаривались.

– Я сказала, что возможно, – огрызнулась она. – А сегодня у меня нет времени.

Слово за словом и их разногласия переросли в словесную перепалку.

– На себя погляди, шлюха размалёванная. Всех парней… Ты хоть в курсе, что большинство из них девственники? – ответил она на ряд оскорблений в мой адрес.

Девушка вскочила с обитой бархатом табуретки и встала напротив него, тыкая пальцем и крича, что это не его дело.

“Тоже мне брат и сестра…”

– Тебя это не касается, – взвыла девушка. Судя по всему, мысль оказалась в слух.

– Но… – попыталась возразить я.

Не успела понять как, но я уже лежала на полу, покрытым мягким ворсом. Щека горела.

– Сволочь, – фыркнула она, разминаю руку. – Как ты смеешь?

– Дрянь, – ответила я, поднимаясь на руки.

Её остроносый сапожок врезался в кожу. Я взвизгнула от боли.

Госпожа подошла к столику рядом со своей кроватью. В её руках сверкнул металл.

Опять смиренность превзошла все ожидания. В этот раз плётками всё не обойдётся, я прекрасно понимала это. Сжалась на полу.

Кинжал упал прямо передо мной. Девушка взвизгнула.

– Сделаешь это – твоё смазливое личико потеряет всю привлекательность. Я ясно выразился? – Господин сжал ей руку. Девушка кивнула и отлетела на кровать. – Вставай. – Он потянул меня вверх.

– Простите, – простонала я уже в его покоях.

– За что? – Он ходил по комнате, над чем-то размышляя.

– Из-за меня вы поссорились с Вашей сестрой.

– Забудь об этом. Она чокнутая, – отозвался парень, подходя ко мне.

– Не нужно было спорить. Я вообще не должна была этого делать. – Я чувствовала себя виноватой. виноватой только перед ним.

– Н-да… Не долгим было твоё сопротивление, и всё же это уже прогресс. – Он обнял меня и ласково поцеловал в щёку.

Чего он пытался добиться? Новые наряды, различные безделушки…

– Ну, как тебе? – спросил он, держа меня за плечи перед большим зеркалом.

Я посмотрела на отражение. Девушка. Довольно милая. Чёрные кудри ложатся вокруг беловатой кожи (ну, извините, на солнце бывать чаще надо!), тёмно-карие глаза. Это правда, что они и есть зеркало души? Если так, то её в этой пустой, но симпатичной скорлупке уже давным-давно нет. Поэтому в них полное безразличие. Платье, расшитое бисером и тесьмой. Кстати, оно больно сильно перетягивало в талии и на груди, что я с трудом переводила дыхание. Лучше бы обратно в рабочее платье. В нём легко и свободно, пусть серое и выглядит так, словно с городской свалки приволокли.

Господину же очень подходил костюмчик. Вскоре всё моё внимание переключилось на него. Загорелая кожа. Хотя плечи у него вообще обгорели после долгой поездки на поле. Его не было пару дней, а его матушка и сестрица успели оторваться на мне. На этот раз были вовсе не плеть, а тонкие свежие ветки ивы…

Я постаралась прогнать неприятные мысли.

Его тёмные волосы были уложены. А вот его глаза отражали всё его внутреннее состояние. Они были такие глубокие, кажется, даже бездонные. Когда мы были наедине, я утопала в них. Его прикосновения… Совершенно сводили  с ума. Но это были лишь редкие, но невероятные вспышки. Как только они заканчивались, господин сразу мрачнел.

– Ты куда смотришь? – уловив мой взгляд в зеркальной поверхности, спросил он.

– У Вас…

– У тебя, – поправил он.

– У тебя… – Я замаялась. Говорит с ним на “ты” было для меня дико. – У Вас, у тебя… – Я повернулась к нему и пальцем убрала блёстку с лица. – Вот.

– Это мелочи, – улыбнулся он. – Пошли.

– Куда? – Я до сих пор не знала куда он собрался вести меня.

Зато знала одно: за всё время, проведённое за воротами, я вечно оставалась в неведении. А в последние годы была ещё особенность моей жизни, которую сестра очень любила называть пофигизмом.

Стоп! Сестра?

– Покажу кое-что, – вновь вернул меня обратно молодой господин. – Ты где в последние дни теряешься?

– То есть? – не поняла я.

– Задумываешься о чём-то своём. Но с другой стороны ты уже чем-то проявляешь себя. Это всё хорошо, но мы пойдём или нет? – повторил он, уже стоя в дверях.

Бросив ещё раз взгляд на отражение, поковыляла к двери. Именно поковыляла, идти не могла – сковывало платье.

– Бабочки? – удивилась я и не удержалась подойти к одному из пышных цветов, привлекавших этих ярких летающих лепестков. – Красиво! Здорово! А я не знала, что здесь есть такое место.

Господин смотрел на меня, скрестив руки за спиной. Он был доволен, даже ещё больше чем обычно.

– Автобус 11В, – вновь вспомнила я. – Это он привёз меня сюда, – спокойно говорила я, перебирая пальцами лепестки цветов.

– Вспомнила, – улыбнулся он.

Я кивнула. Что теперь? Прошлое не вернуть. Тем более я не имею представления, как теперь жить обычной жизнью. Без образования, без собственного мнения, приученная жить по приказу.

– И что теперь? – спросил он.

– Что?

– Вернёшься? – В его голосе послышалось отчаяние.

– Зачем? Даже сев на этот автобус, я не попаду домой. Я не помню город. Да и вообще практически ничего не помню… – Просто отговорка. Нет желания возвращаться туда. – Я надоела Вам? Тебе? – Я чувствовала себя обделённой.

– Не говори глупостей.

– Я стараюсь. У Вас… У тебя сегодня вновь дела? – Ну и дура… Не понимаю, зачем опять вернулась на эту тему.

– Нет.

– Жарко здесь. Душно. Ещё платье… – Я с трудом дышала.

 По голове словно заехали чем-то очень тяжёлым. Н-да…

– Извини, – пробурчала я, не успев окончательно прийти в себя.

– За что?

– Мне нужно было сразу предупредить, что я не могу долго находиться на солнце. Небесное светило обожает бить меня по голове. И… я плохо чувствую себя в жару.

Я подняла глаза. Надо мной большая яблоня. Фрукты наливаются соком.

В целом был совсем не плохой пикник.

Но в его покоях ожидала кое-что получше…

Его прикосновения, наполненные лаской, нежностью. Пылкие поцелуи. Я теряла голову. Кажется, он добился того, чего хотел. Вернул меня к жизни. Пустая скорлупа приобретала душу…

***

Звук будильника. Омерзительный и до безобразия надоедливый.

Я открыла глаза. На улице уже светло. Я посмотрела на часы и в ужасе соскочила с постели. Пятнадцать минут девятого! Я быстро натянула одежду, схватила сумку и выскочила из квартиры. Пятиминутный промежуток одолела за две минуты.

Каблук нервно постукивал по асфальту. Автобус должен уже прийти, но его всё нет. Я огляделась. Рядом стоял директор техникума. Странно, почему он здесь?

Вот и автобус. Я залетела в него. Отдала десять рублей, а сдачу и билет сразу в карман. Автобус был уже почти пустым. Я села напротив двери. Тишина, лишь мотор. Я ни капли не выспалась…Меня вновь начало клонить в сон. На следующей остановке кто-то зашёл и сел рядом. Через одну выходить. Но нет, я вновь вырубилась…

– Дежа вю, – буркнула я, выходя из автобуса на конечной остановке. – Холм… Весело… Ну ладно, всё равно не поняла, чем кончился сон. И тем более ещё не настолько крепко уснула, что улавливала разницу между сном и реальностью.

Лилиадна

Оставьте свое сообщение