Империя Вилгакса. Глава 8

Империя Вилгакса

Арка 2. Род

<<Глава 8. Корабль меж двух берегов. Часть 2/3

Глава 8. Корабль меж двух берегов. Часть 3/3

8.3

Когда Энни пригласила посмотреть с ней футбольный матч, Джули согласилась только, чтобы развеяться и выйти из типичной схемы: учёба-тренировки-игры – отдых от науки на теннисном корте и физический отдых от учебников. Простодушную, но наивную Энни даже сложно было назвать подругой, и всё-таки Джули согласилась провести с ней время и поддержать, когда та будет признаваться парню в своих чувствах. Именно тогда Джули впервые обратила внимание на Бена. Тот, каким он был на футбольном поле, и тот, каким он был за его пределами – совершенно два разных человека. Так и появилось желание узнать кто из них настоящий, а вместе с ним появился и третий Бен – Бен в окружении своих близких, ожидающих его и его команду после игры. Матч в конце первого года был первым, после которого Джули удалось поговорить с Беном наедине – знакомство с новым Беном, растерянным и смущающимся, несущим всякие глупые оправдания, когда девушка застала его восхищённо изучающего собственную медаль. Он заикался от волнения, когда приглашал на свидание, а потом долго извинялся, что пришлось выслушивать все шуточки Кевина, который вызвался подвезти их до Луна-парка.

– А если бы ты тогда не дождалась меня у аттракционов? – спросил Бен.

– Бен, ты просил перерыв на пять минут, – напомнила Джули, раскрывая вновь учебник. – Тогда я думала, ты меня бросил, но каждое наше свидание необычное.

Она не стала продолжать, что это хорошо, ведь Бен и сам это знал, хоть и каждый раз боится, что всё испортил. Тогда Бен оправдывался гигантскими очередями в пустом парке развлечений и при этом смущённо протягивающий две больших сахарных ваты. Его растерянные уверения, что он бы в жизни её не бросил, выглядели неправдоподобно при всех его неожиданных исчезновениях под глупыми предлогами. И каждое его исчезновение кололо смешками Энни и одноклассниц, уверяющих, что Бен странный. Да, он был выдающимся футболистом в старшей школе и мог рассчитывать на спортивную стипендию, у него даже вполне неплохая успеваемость, но он – чудак. Чудак, который уверял, что он обычный парень без каких-либо секретов, но держался от всех в стороне.

Иногда Джули казалось, что Бен избегает и её, но старалась быстро отметать эти мысли в сторону. Он приглашал её на свидания: они были уже не только в парке развлечений, но и неоднократно посещали кафе, вместе ходили в кино, а ещё он зачем-то просил помогать с учёбой, хоть она и не видела у него нет проблем с пониманием тех тем, что они разбирали вместе. Наоборот, это выглядело так, будто он использовал каждый их свободный момент, чтобы увидеться.

– Погоди, Джули, погоди, – затараторил он, суетливо отряхивая крошки жареной картошки и хватая жирными, соусными пальцами конспекты и ручки. – Я должен записать.

 

Бенджамин испытывал неловкость, в очередной раз прерывая занятия. Он не чувствовал себя больным, но не покидали усталость и нехватка сил, с трудом концентрировал внимание и легко сбивался, а то и вовсе забывал, что он делал или хотел сделать, стоило лишь отвлечься. А ещё он постоянно кусочничал, но никак не мог заставить себя поесть нормально – от вида нормальной еды его воротило, хотя возможно, причина крылась в мамином проснувшемся пристрастии к здоровой пище. Вот и сейчас, слушая задачу, он не мог понять её, отвлекаясь то на одно, то на другое. Вместо развлечений они тратят время на подготовку по физике, сидя в гостиной за столом, а не перед тем же телевизором.

Но в этом был плюс. Здесь, у него дома они не подвергаются нападениям пришельцев, не участвуют в дворцовых заговорах инопланетян или ещё какой-нибудь авантюре. Просто сидят над учебниками, в тишине и покое. Если бы не Чистопородные со своими планами по зачистке Галактики, то всё было бы как минимум хорошо. Бену не приходилось бы волноваться за Кена и Джули, втянутых в эту передрягу, за родителей, которые всё ещё ничего не знают, за старших Теннисонов, которым никак не дадут подовольствоваться жизнью с внуками. Быстрее бы всё уладить и снять часы, пока за ними снова не начали прибывать охотники.

– Надо же, – хмыкнул Кевин, навалившись на стену и скрещивая руки на груди. – Поздравляю, Теннисон, наконец-то ты используешь Омнитрикс на полную катушку – всех своих врагов ты хорошенько отделал! – его голос был пропитан сарказмом, а всё тело говорило, что он сам не верит в собственные слова.

– Мы видели, как ты, Бен, улетал от горящего замка в образе Лучистого, – подтвердила Кэролайн.

– А, ты об этом, – Бенджамин наклонился обратно к тетради. – Как только решу проблемы с физикой, разберусь с самозванцем. Ты же знаешь, что я всю неделю готовился к завтрашнему экзамену.

С некоторых пор о Бене Теннисоне ходят нелестные слухи, накрывшие лавиной всех, кто как-либо касался инопланетян. Разрушены несколько замков Вечных Рыцарей, разбиты отряды гибридов – и это далеко не единственные слухи, кричащие о жестокости носителя Омнитрикса.

– Это серьёзно! – Кэролайн вырвала тетрадь. – Это был твой супергерой. Там был ты в образе Лучистого.

– Одну минуту, – вмешалась Джули, – если учесть пришельцев и странные превращения Бена, то может быть миллион объяснений тому, что вы видели.

Попытка Джули заступиться вызвала лишь больше проблем. Девушка честно созналась, что не может поручиться за Бена, ведь она не может постоянно находиться рядом с ним, да и пришла не так чтобы очень давно. Кэролайн присела рядом, пытаясь объяснить причину волнения. Она старалась говорить спокойно, но получалось у неё плохо – волнения вызывала не только рассеянность Бенджамина, но и его нездоровый вид, ночные кошмары, а самое сложное в том, что у разрушенного замка довольно-таки отчётливо ощущалась аура Бена, не говоря уже про пришельца.

– Ты уверен, что не повторяется история с Призраком? – сглотнув подошедший к горлу ком, спросила Колдунья.

– Это самозванец, – повторил Бен, забирая у неё свою тетрадь. Он видел, что Кэролайн сильно нервничает, и поэтому старался успокоить её. – Я не знаю пока как он это делает, но ведь речь идёт не только о Лучистом, но и об остальных героях. Я хоть и совершаю временами идиотские поступки, – усмехнулся он, – но Бен Теннисон разыскивает Бена Теннисона, избивая врагов Бена Теннисона, чтобы выяснить где находится Бен Теннисон?.. Что-то я сам запутался, – юноша уставился на пустую коробку из-под картошки, пытаясь вспомнить он это съел или же ему помогли.

Если на него продолжат давить, то Бенджамин и сам скоро начнёт сомневаться в себе. Ведь всё-таки Бен бездействовал из-за самозванца не просто так, и причина тому не только учёба и плохое самочувствие, а то, что они ждали, когда же объявится фальшивый Бен Теннисон. Он уже приблизился к Беллвуду, посетив многие места, где в прошлом побывал сам Бенджамин, возможно, что самозванец уже даже в городе. Быть наживкой… Бенджамин отвык от такой роли, но согласился на неё – всё-таки самозванец нападал только на тех, с кем у Бена были довольно-таки шумные столкновения, причём неоднократные. Неудивительно, что Вечные Рыцари попали в этот неутешительный список вместе с гибридами. Однако друзья, судя по всему, избежали знакомства с фальшивкой – вопрос, не встречались ли они в ближайшее время, восприняли как плохую шутку. Дядя Гордон, тётя Бетти Джин, мистер Грин – они тоже здесь и ждут этого гостя не с меньшим интересом, чем сам Бенджамин.

И всё-таки для безопасности Бен попросил друзей не окликать его, если случайно пересекутся на улице. То же касалось и Джули – они встречались в школе или у него дома, в крайнем случае, Бен сам приглашал куда-нибудь из этих двух мест.

 

Джули не совсем понимала, что именно происходит с Беном, лишь общие черты – её парень беспокоится, что самозванец может навредить ей. У них даже появился свой секретный пароль, о котором знали только они двое. Это по-своему мило и романтично – ещё одна сторона Бена, которую она узнала. Конечно у Бена были свои секреты, например, он не вдавался в подробности что происходит, но мог рассказать, когда всё заканчивалось, если его спросить. Если же что-то спрашивал он, то робко добавлял, что Джули не обязана отвечать, если не хочет – у каждого есть свои секреты. И у Джули был. Она скрывала от Бена возвращение Кораблика.

Не то, чтобы намеренно скрывала, но не говорила о своём новом питомце. Это маленькое инопланетное существо перевернуло их первое свидание, превратив в длинный квест по спасению инопланетянина, а когда всё закончилось, сбежало. Кораблик совсем как маленький щенок, просто больше похожий на большую чёрную кляксу с зелёными полосами-скелетом, на голове большой круг то ли глаза, то ли рта, имел передние лапки и хвост позади, которым активно махал из стороны в сторону при радости. Он действительно напоминал игривого щенка, любящего ласку и внимание. Похоже, как и сказал тот пришелец, между ними образовалась какая-то связь – Кораблик сам разыскал Джули. Но в то же время он напоминал бродячего кота – каждый раз, показав то, что он узнал, и получив похвалу за трюки, Кораблик исчезал. Кажется, ему очень нравилось на Земле, и он с радостью делился всем, что встречал на своём пути: тостеры, стиральные машины и сушилки, скутеры и тренажёры.

– Кораблик! – раздался мягкий электронный голос и в темноте двора что-то зашевелилось, направляясь к ней, стоило лишь удалиться автомобилю Кевина. – Кораблик! Привет!

– Привет, – улыбнулась Джули. – Тебя давно не было, – она спешно вместе со маленьким мехаморфом направилась на задний двор, стараясь не споткнуться о весело скачущее вокруг неё существо, различимое лишь благодаря светящимся зелёным полосам.

В этот вечер маленький мехаморф поджидал возвращения Джули на дворе её дома. Показав парочку трюков, он снова исчез, оставив какое-то странное ощущение тревоги. Может, Джули просто накрутила себя из-за произошедшего у Бена. Девушка не знала, всегда ли ребята так ссорились, но в момент знакомства они казались куда сплочённые. Наверное, она не хотела доставлять Бену беспокойство и поэтому молчала о возвращении мехаморфа. И не хотелось проводить время в ссорах: Бен часто занят инопланетными делами, да у Джули тренировки отнимали много времени, а с окончанием лета в жизнь вернулась школа. Даже восходящей звезде тенниса требовалось учиться, а учиться как-то так, девушка не могла себе позволить. Учёба, репетитор, тренировки, матчи – к сожалению, это отнимало много времени, к счастью – не позволяло скучать, когда Бен и его компания устраивала себе очередное задание. Конечно, иногда хотелось поучаствовать в их приключениях, но Кэролайн заставила выбирать между встречами с пришельцами и теннисом. Выбор остался за последним.

Инопланетяне, конечно, интересны, но далеко не все из них так безобидны, как Кораблик и его родитель. Это тревожило девушку. Она знала, что её парень сильный, ловкий и хорошо разбирается с тем, с чем сталкивается, а его команда всегда готова помочь. Бен может постоять за себя, но он беспокоится о безопасности окружающих. Даже на их первом свидании юноша старался обезопасить не только Джули, но и тех немногих людей в парке развлечений, случайно оказавшихся на пути Кораблика. Однако большее внимание Бен уделял всё-таки своим близким, если его друзья могут за себя постоять, то Джули скорее будет мешаться. Она не обладает никакими способностями, как ребята. Да, у неё хорошая форма, но возможно ли справиться с пришельцами при помощи ракетки и теннисного мяча, Джули представляла себе плохо.

Может, она не способна защитить планету от инопланетного вторжения, но может помочь им своей игрой – вдохновить и заставить поверить в себя множество людей собственным примером. Поэтому она будет выкладываться в спорте и учёбе в то время, пока Бен несёт своё бремя. Время, проведённое вместе, только ценнее от такого. А ещё она будет верить в Бена и встречать его с улыбкой. Может Бен немного странный, у него много личин, но Бен – это Бен. И никакому самозванцу не удастся заменить его. Он всегда оставался собой, кем бы не был. Даже если при превращении немного менялось его поведение и манера речи, это всё равно был Бен. “Будто это я, но в то же время совершенно не я”, – вспомнилось его описание собственных ощущений.

С этими мыслями Джули закончила свой день. С ними же начала новое утро. Она сделает то, что в её силах. А о Кораблике она расскажет чуть позже, после экзаменов.

 

– Так рано? – удивилась Джули приходу Бена на корт. – Мне ещё нужно тренироваться.

– Но мы можем поговорить во время тренировки, – предложил он, присаживаясь на скамейку.

Бенджамин сам не понимал, почему он пришёл с этим к Джули, но почему-то казалось, что она сейчас единственная, кто может помочь. Вопрос с самозванцем решился, правда, внутри от этого лишь больше разногласий. Почему им оказался Альбедо? Талантливый ассистент Азимуса и раньше отличался своим высокомерием (хотя у галван это в порядке вещей), но… Бен совершенно не ожидал, что тот, кто спас Малвера, мехамофов, Азимуса и всех галван, теперь окажется за решёткой. Альбедо же всегда уважал Азимуса, почитал его, так как почему он пошёл против него, создав копию Омнитрикса? Галване что-то объясняли, но рассеянно внимание уловило лишь, что копия Омнитрикса сделала Альбедо генетической копией Бена и тот разыскивал оригиналы, чтобы исправить свою ошибку, но соприкосновение двух Омнитриксов только усложнило всё, чудом ни уничтожив всю Галактику, а лишь дав Альбедо внешние отличия, сделав его альбиносом. Бен помнил смутно тот вечер и от того вопросов становилось лишь больше, хотя он и забывал их быстро. Но одна проблема всё-таки оставалась в голове.

– Понимаешь, я ничего не помню о своём последнем превращении, – закончил Бен свой сбитый рассказ. Как бы он не пытался вспомнить о произошедшем после ареста Альбедо, ничего не получалось. Юноша лишь опять покачал головой, видя удивление Джули, прервавшей свою тренировку. – Я только помню, как ударил рукой по Омнитриксу и всё.

– Эту проблему легко решить, – подбодрила девушка, направляясь к собеседнику. – Превратись в супергероя, а я буду за тобой следить. Я буду записывать всё, что ты делаешь, а ты потом прочтёшь. И мы вместе разберёмся, – заверила она.

Бенджамин улыбнулся, но как-то грустно, и опять покачал головой:

– Если Кэролайн права, и какой-то из супергероев прорывается на волю, то это может быть опасно. В прошлом мы уже сталкивались с таким, – Бен уставился на часы, пока Джули не вывела его из этого состояния своим мягким касанием его плеча. – Пять лет назад один из моих супергероев обрёл свободу и чуть не убил Кэролайн – он превратил её жизнь в кошмар. Я не хочу, чтобы ты проходила через что-то подобное.

– Бен, пожалуйста, не взваливай всё на себя.

 

***

– Я так переживала за тебя, – Джули обняла растерянного Бенджамина.

– И я за тебя переживал, – он избегал взгляда и говорил неуверенно.

Бенджамин вообще сам не понимал, где находится и что происходит. Вернее, он понимал, что сейчас в парке, но зачем и почему – вопрос открытый. Бенджамин очень смутно помнил весь день, хотя очнулся за городом в каком-то котловане на рассвете. Он вряд ли был ночью дома, да и не похоже, что всё-таки добрался туда днём, как и в школу. Судя по количеству пропущенных вызовов, родители уже в курсе. От Кэролайн и Кевина был пропущенный, но они недоступны – уехали что-то где-то проверять. Даже, если Бену говорили куда и что – он этого не помнил, как и чем занимался весь день до вечера помимо попыток утолить мучавший голод, пока случайно не столкнулся с обеспокоенной Джули в парке. Её чуткость порой просто спасала: хоть девушку встревожило его поведение, она лишь осторожно поинтересовалась помнит ли Бен, что произошло вечером, когда он всё же решился на эксперимент.

Бенджамин растерянно пожимал плечами – не помнил и не знал, что происходило. Нет, о том, что он всё-таки согласился на идею Джули и они встретились на закате на почти пустой автостоянке, в памяти отчётливо зафиксировалось. Потом он, собравшись с духом и получив согласие девушки, запустил Омнитрикс, предупредив, что выберет хорошо ей знакомого уже Лучистого. А вот дальше в голове пустота вплоть до самого пробуждения утром. О том, что помнил лишь о том, как до вечера утолял голод солёными огурцами и всякой ерундой, признаваться не хотелось. Иногда он вспоминал о Джули, родителях, школе и ребятах, но так быстро отвлекался, что даже стыдно стало смотреть в глаза кому-нибудь из них, особенно Джули – после всех её трудов, он так по-свински повёл себя днём. Бенджамин не знал, что с ним происходит, но в этот момент именно Джули могла пролить свет на ситуацию.

– В полседьмого ты превратился в Крылатого, – начала зачитывать девушка свои записи в блокноте.

– Ты уверена? – перебил он. – Но я хотел превратиться в Лучистого.

– Через минуту ты воскликнул «Крылатый!». Потом ты ел металлические балки. Через пять минут ты съел металлический гамбургер, а ещё через минуту – металлическую статую. В шесть сорок ты съел автобус. В шесть сорок одну – мойку машин. В шесть сорок три тебе вдруг захотелось съесть…

Бенджамин поразился записям девушки: она с точностью до минуты записала всё, что успел натворить Крылатый.

– Неужели это со мной происходит опять? – повесил он голову.

– Всё хорошо, Бен – он ни на кого не напал, – улыбнулась Джули, положив ему на плечо. – Я с тобой.

Бенджамин знал, что Джули не намерена отступать. Наверное, ему нравилась эта черта в ней, это упорство. Её умение держать себя, что бы не случилось. И сейчас он верил, что они преодолеют это вместе. Главное –не превращаться, пока что-нибудь не придумают. Нужно сообщить Кэролайн и Кевину, хотя бы Кэролайн. А может и не нужно, ведь всё хорошо…

Зовущий голос Джули звучал где-то далеко. Кажется, он был обеспокоенным, но он был так далеко, что Бен не мог разобраться интонацию. К нему примешалось множество других голосов. Некоторые из них, вроде бы, знакомые, а может быть, и нет. Что-то кричал Кевин. Нет, он угрожал. Спорили Кэролайн и Купер. Их раздражающие вопли рушили сон, наполненный рождением прекрасного, наполняющего всё вокруг умиротворением, которого Бен так давно не испытывал. Всё тело наполняла лёгкость от понимания того, что он всё-таки защитил их, защитил этих крох-некрофедиан, порхающих в лунном свете. В воздухе висели трепет крыльев и свистящее мурлыканье – лучшая музыка, какаю только можно услышать. Малыши окружили его, внимательно изучая, стараясь запомнить каждую его черту, как и Бен их. Первый, второй, третий – один за другим улетали ввысь, мурлыкая своё прощание. Лишь самый младший, самый маленький никак не решался отправиться за братьями и сёстрами. Бен протянул к нему руки, но так и не задел его – но он убедился, что его крылья достаточно крепкие: разрезаемый воздух ощутимо бил по пальцам, подставленных под кроху.

– Лети, малыш, – направил Бен неуверенное дитя. Малыш ещё раз промурлыкал и бросился за старшими с лёгкостью догоняя их.

– Н-да, это было странно, – резанул сознание голос Кевина, окончательно разрушая дрёму.

– Что это было? – оглядывался Бенджамин, всё ещё не отделавшись от ощущения, что его только что грубо вырвали из приятного сна.

Он опять оказался в этой же канаве, откуда ему уже приходилось выбираться, но теперь здесь высилось какое-то непонятное сооружение из груды металлолома, куски машин и искорёженные шпалы и трубы поблёскивали в лунном свете. И среди этой свалки к нему направлялись Кевин с зелёной дрянью на одежде, которую хорошо было видно при свете магических сфер Колдуньи. В памяти смутно пробивалась ругань Кевина, что он чем-то измазался. Чуть позади них шли ошеломлённые Купер и Кай.

– Сейчас мы тебе что-то расскажем, – проговорила Джули, стоящая совсем рядом с ним. От неожиданности юноша вздрогнул, а девушка достала из кармана блокнот и маленький фонарик, включив и зажав его губами, и начала быстро перелистывать, но почти тут же отшвырнула блокнот, и просто скрестила свои пальцы с его, ласково и в то же время крепко.

Кевин достал значок и запустил запись, где они сражаются с Крылатым. Перепуганная Джули, когда свалился пришелец. То, как его девушку не подпускает к нему не только Кай, но и откуда-то взявшийся галванский мехаморф путался у неё под ногами, мешая приблизиться. Купер, который топчется на месте, не зная, чем помочь, в то время как Кевин пробивает металлическую обшивку защищаемой Крылатым горы и ругань осмосианина на всплеск бурлящей жидкости. А потом Бен уже видел всё своими глазами – как из взмывших из дыры сфер рождались маленькие некрофедиане.

– Да, – усмехнулся Кевин, – это твоё потомство.

Бен продолжал ошарашенно пялиться на голограмму, пытаясь понять шутят ли над ним или он и в самом деле стал отцом. Появилось. Потомство. В. Пятнадцать. Лет. Стал. Отцом. Почему пресловутое “раз в восемьдесят лет некрофедианин откладывает яйца” именно сейчас? Почему это вообще происходит с супергероями? А если у кого-нибудь из них начнётся гон? Почему к этим часам не прилагается инструкция?

 

Примечания к главе 8, часть 3/3

>>Глава 9. Нуль

Запись опубликована в рубрике Ben 10 (фанфик), Джен, Драма, ОП, Фантазии с метками , , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *