Империя Вилгакса. Глава 8

Империя Вилгакса

Арка 2. Род

<< Глава 8. Корабль меж двух берегов. Часть 1/3

Глава 8. Корабль меж двух берегов. Часть 2/3

8.2

– Я бы сам добрался, – пробубнил Бенджамин, согнувшийся над незавязанным шнурком и с тостом в зубах. Пол под его ногами изменился сразу, как только утих резко возникший розовый вихрь. Пол был другим, но знакомым настолько, что он сразу понял где находится.

– Ты итак опоздал, – огрызнулась Кэролайн. Её более раздражённый голос чем обычно заставил поднять глаза и проследить за её рукой, указывающей на висящие верх тормашками часы. И это было не единственным, что выглядело нетипичным для дома девушки – всё кругом было перевёрнуто, разбросанно, будто тут кто-то в спешке что-то искал, не заботясь о сохранности опрокидываемых предметов мебели и всяких мелочей, часть из которых всё-таки разбилась. – И не смей прикрываться поздним возвращением с… как ты вчера сказал? С Тэравукты?

– С Тэравусты, – подсказал Кевин, развалившись на очищенном от завалов кресле.

– Да какая разница?! – разозлилась девушка. – Бенджамин Кирби Теннисон, у нас проблема, – она указала на белого Кена, вжавшегося в соседнее от Кевина кресло и прикрывающегося маленькой книжечкой. – Очень и очень серьёзная проблема!

– Для тебя вряд ли составит труда всё вернуть на свои места, прочитав одно-другое заклинание, – усмехнулся осмосианин, листая только что подобранную книгу, которых по комнате было множество: они валялись на полу, на мебели, некоторые зацепились за дверцы и крючки, повисли; раскрытые, закрытые, стоявшие на рёбрах и «домиком», помятые. – Вот, как раз: возвращение в первоначальное состояние рес… рис…

– Restitutio in integrum, – огрызнулась Колдунья, – но оно не сработает, у меня нет нужных ингредиентов.

– Как у вас, колдунов, всё сложно, – съехидничал Кевин, – заклинания на непонятном языке, ингредиенты, котлы. На метле не летаешь лишь из-за того, что несовременно?

– Осмосиане тоже без изъянов: и крохи хватит, чтобы покрыться защитным панцирем, – не уступала Кэролайн. – Что я такое говорю? Вы же по собственному желанию во что угодно можете превратиться!

– Хватит, – встал между ними Бен, раздвигая спорящих руками. – Всё, хватит, – повторил он спокойно, опуская ладони. Самый запал спал и теперь никто никого не должен убить, хотя всё ещё в комнате царила давящая атмосфера с давно забытой уже жаждой мести. – Мы приберём вручную, но сперва объясните мне, что здесь произошло.

– Отлично! – всплеснула руками Колдунья, она что-то пробубнила и перед Бенджамином повисла книга, вырванная магией из оцепеневших рук Кеннета. – Читай.

– Зачем? – не понял он, отмахиваясь от летающего предмета. – Ты же знаешь, что меня это не интересует, да и даже если я прочту, то буду просто зря сотрясать воздух непонятными мне сочетаниями звуков. – Девушка на это зло сверкнула глазами и резко развернулась, книжка оказалась перед лицом двоюродного брата, побелевшему уже настолько, что дальше некуда. Кен панически закрутил головой, вжимаясь ещё сильнее в спинку мебели, словно пытаясь слиться с ней. – Хочешь сказать, что это натворил Кен? – неуверенно уточнил Бен.

– Ну не я же! – Кэролайн опять заводилась. – Если бы Кевин решил разнести мой дом, то снёс бы всё до основания! Этот мегаклассный бардак устроил мне этот, – она указала на Кена, – мега-Классный Парень!

Бенджамин ещё не совсем понимал произошедшее, но догадывался что же случилось. В день встречи с бабушкой Вердоной Мет говорила о том, что анодитом была Гвен, но ведь это не значило, что касалось только её одну.

Эта встреча немного выбила из колеи: родители не говорили толком ничего о бабушке Вердоне, сказав, лишь, что она умерла ещё до рождения Кеннета. При этом они ни разу не нащепали её могилу. Оказалось, что бабушка всё это время была рядом, присматривала за ними из тени, но всё равно разговор особо не завязывался: ни Бен, ни бабушка не были в настроении общаться, а Кен вовсе ушёл в себя от происходящего. Тогда бабушка Вердона лишь обронила, что ожидала проблески способностей дяди Фрэнка, но время шло, а ни он, ни отец Бена и мало-мальски не проявили себя в магии. Интерес к магии был лишь у Гвен (и по словам Мет, именно она и была наследницей Вердоны), Кен же занимался в детстве фокусами. Говорили, что у него талант, но мальчика это не особо привлекало – ему больше нравились футбол и музыка. Всё увлечение Бена к магии и фокусам крутилось вокруг факта иллюзии, хотя стоило признать, что именно симпозиум волшебников пять лет назад подарил ему друга, которому он мог так доверять и смело называть сестрой, хоть их не связывали кровные узы.

Однако если Кен действительно обладал магией, то это большая проблема, которую надо тоже срочно решать, пока новоявленный маг не вляпался в какую-нибудь передрягу. А ведь собирались обсудить то, что произошло на Тэравусте. После возвращения почти через сутки с пустынной планеты Бен был настолько измотан физически и морально, что моментально вырубился, стоило лишь сесть на заднее сидение в автомобиле Кевина.

Это путешествие дало надежду на избежание кровопролитий, ведь на Тэравусте Бенджамин сумел достучаться до Рейни, а это значит, что даже с Чистопородными можно договориться. Всё, что сейчас делали Бен и остальные – оттягивали генеральное сражение, но и готовились к нему, если избежать не получится. Они тоже стягивали силы, оказывали всяческое сопротивление. А пока вместо хороших новостей приходилось выслушивать гневную полемику Кевина и Кэролайн на фоне почти обморочного двоюродного брата.

– Кэрри, ты со своей магией вовсе ничего не боишься? – послышался звонкий радостный крик Кай из коридора.

– Кэролайн! – огрызнулась девушка, оборачиваясь в сторону ошалевшей гостьи. – Я Кэролайн, а не Кэрри, сколько раз тебе это говорить?

– И правда, нельзя оставлять одних… – озадаченно осматривая погром в комнате, выдавила Кай. – Что у вас здесь случилось?

Кэролайн вздохнула: рассказывать-то особо нечего. Никто понять не успел, что произошло: только что всё было спокойно, как вдруг по комнате пронёсся ветер, снося всё на своём пути. Единственное, что она успела понять, что скопившиеся потоки маны в её доме резко изменились, оставляя на своём месте бушующий ураган. Бледный Кен продолжал держать оцепеневшими пальцами книгу заклинаний, по которой некогда училась сама.

– Кен, только не говори, что теперь ты собираешься выступать в этой войне, – обратился Бенджамин к брату. Он был настроен серьёзно дать отпор этой идее. – Я не против, если ты будешь помогать нам дальше с информацией, как и прежде поддерживать связь с Хоуэллом, но не смей ввязываться в саму борьбу. Подумай о своих родителях – они не переживут, если с тобой что-нибудь случится, а сейчас ты совершенно не опытен и твои способности могут сыграть против тебя.

– Ты позволяешь вмешиваться Кай, но против меня? Мои друзья стали гибридами, а ты хочешь, чтобы я сидел сложа руки?

– Кен, Кай Грин – внучка санитара, с детства влипающая в передряги. У неё есть опыт, у неё есть знания, у неё достаточно навыков в работе с инопланетными технологиями и есть доступ к обмундированию санитара. Конечно, она уступает в этом Кевину, пережившему кучу приключений и неприятностей, но хорошо научившемуся приспосабливаться, да и он знает о своих способностях не пять минут. Сколько я знаю Кэролайн, она всегда тренируется: тренируется в магии, тренируется в единоборствах – даже если она пропускает занятия в додзё, то занимается сама. Я помню, как ты сражался с гибридами в Санта-Мире, тогда ты нам очень помог. Но выступая против Чистопородных, ты столкнёшься с ними лично рано или поздно, а они тебе не по зубам. Что уж говорить, даже мы втроём не в состоянии оказать им достойное сопротивление, использую ли я Гумангозавра или нет, а он мой самый сильный супергерой.

Бенджамин отчитывал двоюродного брата с твёрдостью в голосе, но внутри испытывал жуткую неловкость. Пять лет назад Бена аналогично отчитывал дедушка Макс, предупреждая не играть с только что найденными космическая часами, ведь они могут нести опасность. Бен тогда сам устроил большой пожар в лесу из-за своих развлечений в облике Человека-Огня, но когда пламя вышло из-под контроля, тут же растерялся – ведь на тот момент он совершенно ничего не знал и не умел. Если бы ни Гвен и дедушка Макс тогда, этот пожар стал бы воистину ужасным бедствием в стране, сожравший не один гектар заповедного леса и располагающиеся рядом селения. Позже его отчитывали дядя Фил и Уилл. Они были старше, опытнее и мудрее, а Бен сейчас всего лишь мальчишка, старающийся защитить своего старшего брата. Пятнадцатилетний подросток отчитывает восемнадцатилетнего…

– Я всё ещё надеюсь, что нам удастся избежать кровопролития и закончить войну с Чистопородными с минимальными потерями обеих сторон, – перевёл тему Бенджамин, стараясь дать понять, что вопрос относительно Кена закрыт. – Мне удалось кое-что выяснить, пока мы с Рейни добирались до портала на Тэравусте. Кай, раз ты здесь, можешь узнать от нас, а не через Хоуэлла. Кстати, как продвигаются ваши с дедушкой переговоры с Вечными Рыцарями?

– Пока не особо. Хоть они и ксенофобы, или даже вернее уфофобы[1], но подразделения ссылаются на ожидание решения своих соседей. Сейчас они отказываются открыто выступать против гибридов и Чистопородных, вытягивая из них оружие и оборудование. Дедушка направился к одному из своих старых друзей, возглавляющего одно из подразделений под Беллвудом, чтобы с глазу на глаз узнать стоит ли на них вообще рассчитывать. Проблема в том, что вы в начале лета учинили погром в их замке при поисках Фила. Дедушка решит это, так что давай, Волчонок, про свою Тэравусту. Что это и как ты там оказался? Рейни… Что за странное имя для высокомерного ублюдка, косящего под аристократа из средневековья? – посмеялась она.

– Вообще-то его зовут Рейнрасинг Третий, седьмой сын благородного Чистопородного из династии Диралла, прямой потомок Разехта из Высшего сословия, – Бенджамин улыбнулся на растерянность друзей на длинное имя с входящими в него предков и титулов. – Разве я не могу назвать друга коротко и просто Рейни, когда нет необходимости в формальностях?

– И что ты узнал у своего «друга»? – хмыкнул Кевин, скрещивая руки. – Планы Чистопородных? Причины их вторжения и способы как их остановить без ожидания галван?

– Почти ничего из этого, – спокойно отреагировал Бен, – разве, что у них есть некое предписание: “Нашу Вселенную должны населять только настоящие Чистопородные”. Но я достаточно хорошо узнал самого Рейни. Мы действовали сообща, чтобы выжить на той планете. Рейни хоть и вёл себя высокомерно, злился каждый раз, когда я звал его по имени (может, при добавлении мистера или господина, реакция была бы помягче?) и обращался со мной поначалу как с бесправным рабом, при этом он весьма охотно делился своими знаниями о планете и её жителях. Он даже несколько раз спас меня от дравика, – восхищённо выпалил юноша, размахивая руками, пытаясь показать размеры противника: – такого гигантского песчаного червя, как в «Битлджусе» или «Дрожь земли»! А ещё от тэравустских насекомых, – Бен снова показал размеры, превышающие раза в два домашнюю кошку, – одна из этих тварей отрезала ему руку, – расстроился он, – надеюсь, регенерация Пламенного поможет сохранить ему руку… В общем, мы смогли найти общий язык за это время, поэтому я уверен, что с Чистопородными можно договориться и прекратить это бессмысленное кровопролитное вторжение.

Это вторжение действительно какое-то бессмысленное: их планета не гибнет, да и для жизни у них достаточно ресурсов. На чём основывалось их предписание? Или же Бен неправильно понял слова Рейни и что-то выпустил из виду? С тех обрывков информации, что удалось получить, Аугстака напоминала Третий рейх, но сходства лишь внешние – не похоже, что им нужно господство над другими. Чистопородным не нужны рабы и ресурсы для утверждения собственного превосходства. Им не нужна захваченная территория – они стремились уничтожить всё, что в их понимании было живым. Со слов бабушки Вердоны, Чистопородные игнорировали существеннее Анодайн, но если анодиты вмешивались в их дела на других планетах, то их уничтожали. Однако раз Бену удалось расположить к себе Рейни, то есть шансы переубедить и остальных. Всё сводилось именно к этой мысли – Бен сможет достучаться до Чистопородных.

– Теннисон, – вернул к реальности Кевин, – вы просто оказались загнанным в условия, в которых либо вы вместе и защищаете друг друга, либо оба сдохните. Если верить слухам, то Тэравуста не идёт в сравнение даже гладиаторскими боями, куда нас в детстве затащили, и мы сейчас здесь потому, что тогда действовали рука об руку. Так что ваша совместная работа была всего лишь временным перемирием, чтобы выжить. Это как у Кэролайн с гибридами, когда она вытаскивала нас из лап Даркстара. Если бы у нас была минимум одна армия из пары-тройки десятков таких Дарсктаров, мы могли бы потребовать их отступить хотя бы от нашей планеты, но ведь ты у нас всегда масштабен в своих геройских планах – спасать, так всю Галактику! Скажи ещё, что я не прав, – усмехнулся Кевин.

– Прав, – согласился Бенджамин. – Мы с тобой шли рука об руку тогда, но разве это не было первым шагом к тому, что мы сейчас не просто здесь, а в одной команде?

– Да что ты говоришь? – вскочил Кевин, резко оказываясь рядом с Беном и встряхивая его за ворот. – Ты тогда бросил меня там!

– Ты сам виноват – ты пытался меня убить! Причём неоднократно: раз за разом по поводу и без, даже на ринге, даже вне него, даже когда нам удалось практически сбежать оттуда. И это при том, что я помог, научил тебя, как прикрывать слабости одних супергероев силами других, скрывая твои уязвимые места. И ты прав относительно Галактики, поэтому нам нужен Купер тоже, – резко с ссоры переключился Бенджамин. – Сначала мы остановим вторжение на Землю и освободим всех людей от ксеноцидов. Мы сможем это, – уверенно проговорил он. Даже ещё увереннее, чем заявил это Рейни на Тэравусте. – Все вместе мы это сможем.

 

Твёрдость и непоколебимость Бена не позволила никому сказать и слова поперёк. Нет, не так – все будто заразились его уверенностью в победе. Хоуп и сама лишь хмыкнула на это громкое заявление. Конечно, это будет нелегко, но они приложат все силы, чтобы достигнуть цели – каждому здесь есть что и кого защищать на этой планете, даже ей, девчонке с Легердомэйна.

Она согласно кивнула, услышав голос Бена раньше, чем осознала, на что согласилась, а когда поняла, уже было поздно поворачивать на попятный. Бенджамин просил обучить Кена магии. Обучить анодита его способностям до того, как он покинет Беллвуд и вернётся в колледж. Сначала девушка удивлённо пялилась на обоих, а потом вздохнула, усмехнувшись в очередной раз. До чёртиков обидно то, что Хоуп работала долго и упорно, чтобы устроить нечто подобное, а Кен же просто прочёл со скуки заклинание и этим чуть не уничтожил её дом. Ещё недавно Бен был против участия Кена, а теперь сам подталкивает его к краю бездны. Но если не обучить, то он сам свалится с неё.

– Ясно, – сдалась она. Её маленькая магическая книга снова появилась перед Кеном, заставляя того нервно оглядываться. – Паркера из преступника в герои переродила смерть его дяди. Или лучше сказать, что мы не дадим Кеннету пройти путь Кевина? – съязвила она. – Я научу тебя только основам, самым азам, чтобы ты мог защититься в случае необходимости, а не убиться сам по собственной глупости, Классный Парень.

 

***

– Ненавижу пустыни, ненавижу песок, ненавижу эти сильные перепады температуры, – бубнила себе под нос человеческая девчонка, пытаясь очистить ноги и босоножки от почвы.

Она появилась из ниоткуда вместе с мужчиной в белом халате, который вскоре исчез, оставив её тут. Чудачка выглядела старше Бен-Бена Теннисона, но младше его беловолосой спутницы, а куксилась словно маленький ребёнок. Маленький ребёнок Земли. Рейн всё ещё поражался, насколько люди открыты в своём проявлении разносторонних эмоций при посторонних. Они не стесняясь показывали радость и негодование, удовольствие и раздражение. Вот и сейчас девчонка хмурилась, шмыгала носом и протирала глаза тыльной стороной ладони, не оставляя своих тщетных попыток избавиться от песка. В какой-то момент она наконец обернулась к атасианину, неловко улыбнулась и исчезла в тот момент, когда сверху на неё двинулся дравик. Её рука появилась из ниоткуда и дёрнула Рейна на себя. Он отчётливо почувствовал, как они перешагнули какую-то незримую границу, хоть пейзаж не изменился ни на йоту. Нет, изменился – напавший на девушку гигантский червь исчез.

– Здесь его вроде нет, – прислушиваясь к своим ощущениям, проговорила она, отпустив руку пришельца, но схватила себя за голову, падая вниз. – Да они издеваются! Почему их стало так много? – девчонка начала что-то считать на пальцах, быстро загибая и разгибая их, бубня что-то себе под нос, а после резко крутить головой, пытаясь что-то рассмотреть вдали.

Рейн и сам не знал, почему поддался её панике и тоже начал оглядываться, но так ничего и не видел. Лишь песок и редкие камни на фоне светлого ясного неба. А потом опять рывок в сторону и пересечение какой-то грани – девчонка снова схватила его за руку. Рейн всё ещё не мог понять каким образом этот маленький человек умудрялся так легко тянуть за собой взрослого атасианина. Может, он всё ещё под впечатлением от общения с Бен-Беном Теннисоном. Этот мальчик каждую минуту выбивал его из колеи, всё больше и больше подвергая сомнениям всё, во что верил и чем жил Рейн.

Атасианин оглянулся на правую руку. Удивительно, но повреждённые ткани полностью восстановились. Пальцы слушались и беспрекословно выполняли все желаемые действия без каких-либо неудобств и боли в запястье или выше. Даже полностью восстановилась чувствительность. Стоит лишь захотеть – и он с лёгкостью убьёт девчонку, стоящую к нему спиной и опять что-то пытающейся сосредоточенно сосчитать на пальцах. Но почему-то Рейн не мог это сделать, не мог захотеть. Всё-таки он не ошибся.

– Это вынужденная ссылка, – повторил Рейн, будто перед ним опять Бен-Бен Теннисон, ожидающий его у межпланетного портала. Прямо сейчас вместо спины девчонки он видел озадаченное лицо мальчишки, гневно размахивающего руками и причудливо мешающего в своей речи человеческие фразочки-ругательства с вежливыми обращениями к вышестоящим на отказ возвращения на Землю.

– Док сказал мне тоже самое, – отозвалась девчонка, плюхаясь на песок и оборачиваясь через плечо на атасианина. – “Это вынужденная ссылка потому, что твоё присутствие на Земле всё осложнит”, – передразнила она, скрещивая руки на груди. – Странный он. Говорит, что мне нельзя быть на Земле, при этом отправляет на планету, где есть станция телепортации и тот, кто может меня переправить домой. У всех начальники как начальники, а мой…

Девчонка никак не умолкала. Стоило ли ей что-то отвечать или она говорила сама с собой, как это делал Бен-Бен Теннисон, рассуждая вслух о жаре? Но если мальчишку ещё можно было понять, то причитания девчонки, которая начала вышагивать из стороны в сторону, исчезая и появляясь, словно заходя за какие-то невидимые стены, вряд ли представлялось возможным. Через час Рейн просто прекратил обращать внимание на её бессмысленную болтовню, однако теперь он отчётливо осознавал, что его поведение стало действительно нетипичным. Рейн застрял с человеческой девчонкой, которую стоило бы бросить на произвол судьбы, ведь в отличии от носителя Омнитрикса от неё не будет пользы, когда на них кто-нибудь нападёт из местных жителей.

“Я попал под обаяние ничтожной личности, – продолжал обдумывать Рейн собственные изменения, смотря на позеленевшее запястье, – и поэтому теперь я нечистый. Это объясняет моё нетипичное поведение. Я рисковал жизнью, чтобы спасти ничтожного человека. Это правда, я изменился. И теперь я должен расплатиться за это. Поэтому единственный выход для меня – это остаться здесь. Это вынужденная ссылка – так и должно быть потому, что я не могу вернуться домой. Или в другое место – я могу заразить моих соплеменников”.

“Тогда я буду рад видеть Вас, Рейнрасинг Третий, на Земле, – опять в памяти всплыл образ мальчишки, простодушно протягивающему левую руку, – когда Вы расплатитесь, а эта безумная война закончится”.

Самоуверенность этого ребёнка поражала с первой встречи. Но Рейн верил ему, он не хотел предавать свой народ, но почему-то верил, что этот мальчишка одержит победу. Бен-Бен Теннисон, легендарный носитель Омнитрикса и фаворит Вилгакса. Ребёнок, имя которого известно далеко за пределами Солнечной Системы, но личность которого никто не знал до последнего. Парадоксально, но о нём мало кто слышал на самой Земле, а кто слышал, воспринимал лишь сказкой, или же его информация уже не имела никакой ценности – настолько устарела. Вилгакс не может вырваться за пределы своей империи из-за гибридов, готовящих вторжение на каждую из его заселённых планет. Фил Конерс погиб в Санта-Мире, прихватив с собой одного из командиров Чистопородных. Мальчик, которого не брали в расчёт, заставлял Чистопородных терять хладнокровие. Может, они тоже уже верили в его победу, но упорно отрицали возможность, как и сам Рейн?

“Неужели ты думаешь, что вы, люди, сможете победить нас?”

“Без самоуверенности шансы на победу в любом начинании ничтожны. Я должен защитить Землю, ведь это мой дом и дом моих друзей – здесь живут наши семьи. И если я проиграю, то Кэролайн и Вилгакс вытрясут из меня всю душу, да и Кевин не останется в стороне от них… Может, я и ничтожный человечешка, но рядом есть те, кто дают мне силы и кто верит в меня. А ещё у меня есть Омнитрикс… Рейни, в самом начале нашего путешествия, Вы сказали, что я хотел убить Вас, но это не так, – Бен-Бен Теннисон отвёл пустой взгляд в сторону, уткнувшись в даль. Впервые за всё время, что они провели вместе на Тэравусте, мальчик при разговоре отвёл глаза в сторону. Пустой взгляд и пустая интонация того, кто весь день раздражал своими яркими эмоциями. – Я не хочу, чтобы кто-то желал мне смерти из-за Вас и жил с этим грузом жажды мести. Это тяжёлое чувство, которое поедает изнутри и порой целиком захватывает весь разум и тело, заставляя утопать в собственных страхах бессилия и неутолимого желания стать сильнее ещё и ещё. Я так и не понял, почему вы начали войну, что вами движет, но не хочу бессмысленных кровопролитий – убийства порождают только убийства, заставляя тонуть всех в кровавом круговороте. Я не говорил этого даже Кэролайн, но я боюсь узнать имя того, кто пять лет назад охотился за Омнитриксом и направил киборгов-убийц, из-за кого погибли мои дедушка и двоюродная сестра. Я боюсь, что тогда не совладаю с собственным гневом и сам превращу Омнитрикс в оружие. Рейни, я не хочу убивать ни Вас, ни других Чистопородных, ни тем более гибридов – я всего лишь пытаюсь защититься и защитить тех, кто мне дорог. А ещё я идиот, которому дороги даже враги, – добродушно рассмеялся он, снова протягивая левую руку. – Я буду ждать Вашего возвращения, не важно куда – на Землю или Аугстаку, к нам или против нас”.

– Дравики, дравики, – продолжала напевать девушка, притоптывая по песку то в одном месте, то в другом, – тропа через ад в райский оазис, где вода слаще яда…  Вынужденная ссылка, да?


[1] От слова уфофобия, которое означает психическое расстройство, навязчивый, порой необъяснимый страх перед НЛО.

Примечания к главе 8, часть 2/3

>>Глава 8. Корабль меж двух берегов. Часть 3/3

Запись опубликована в рубрике Ben 10 (фанфик), Джен, Драма, ОП, Фантазии с метками , , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *