Патруль

Когда я долго не сплю, то моя Цензура отказывается работать (она спать предпочитает уходить раньше меня)… Итого весь беспредел, что есть в голове, выходит наружу. Яркий_вспышк был первым читателем и помог с проверкой ошибок. А на мой вопрос о своём мнении, он сказал: «автор извращенец.. о_О..сам того не скрывает». Не отрицаю, и «Патруль» лишь подтверждает. Пойду-ка я спать, пока опять не начала. Нормальные люди не встают в три часа ночи и не ложатся спать под вечер. Но больше сил нет, и в нахальную просятся мысли продолжить вчерашнее.

Название: Патруль
Автор: Лилиадна
Бета: Артём К.; Schera
Фэндом: ориджинал (Город снов)
Жанры и предупреждения: мистика, слэш
Рейтинг (возвратное ограничение): R (18+)
Размер: 1985 слов; мини
Описание: Если бы не то странное приглашение, Янсон бы не узнал Ходоша. Если бы не Ходош, то… Всё было бы иначе. Было бы лучше или хуже, никто не знает, но Янсон доволен своей жизнью и не реагирует на колкости других.
Размещение: ли.ру
Последнее редактирование:  2011-04-20  изменение с первого лица на третье; 2014-03-09 исправление мелких косяков

– Тише, милый, что ж ты так?

Общение с одними девушками сделало своё дело – Янсон опять задаёт глупые вопросы. Они нужны представительницам прекрасного пола в качестве убеждения заботы о них и внимания. Вот что за привычка? Нет, в общение с девушками она спасала ни раз, но сейчас же перед ним парень. Ян же знает, почему Ходош злится. Опять кто-то задирал его. Подобные сцены вызывают желание не просто прибить любого, кто до него докапывается, а выбить всю ту дурь в головах, которая портит жизнь окружающим. В свою очередь многим хочется сделать то же самое с защитничком за привычку таскать с собой помощника всюду и где надо, и где нет. Им просто не понять.

– Всё хорошо, я ведь рядом.

В последнее время эта фраза Ходоша начала больше угнетать – она лишь в первое время успокаивала. Неужели он так боится, что Ян уйдёт? Парень и сам не знает, сможет ли это вообще сделать. Столько всего произошло.

– Мне щекотно, перестань. Щекотно!

Янсон не любит щекотку, но Ходошу позволяет так издеваться над собой. Пользуется же тем, что знает все места на теле молодого человека, которые способны доставить удовольствие. Тот знает Ходоша. Они хорошо изучили друг друга.

К примеру, Янсон знает, что любовник не хочет говорить, когда злится на кого-нибудь. А лучший способ успокоить в такие моменты – обнять. Правда, в последнее время он воспринимает это несколько иначе. Но главное – успокаивается.

Ходош же знает, что Ян молчит, когда устаёт и вот-вот может свалиться с ног. Знает, когда стоит вмешиваться, а когда нет. И это во многих вопросах. И знает, что Яну нет дела до того, что ему вечно твердят о его извращённых вкусах. Может, оно и так. Это, наверное, единственное объяснение тому, что этого парня угораздило строить отношения с погибшим при пожаре, отчаяние и желание которого найти мать стало оборачивать в демона. Вид у него жутковатый, особенно когда кожа начинает облазить. Кажется, вкусы и в самом деле извращённые. Очень извращённые. Потому что Янсону это нравится. И нравится – слабо сказано…

 

– Опять эта парочка извращенцев, – раздаётся за спиной в полутёмном коридоре, перегорело несколько лампочек. Даже не перегорели, а взорвались, оглушая шумом тихое почти пустое здание. К обеду-то точно сменят, пока придётся потерпеть полумрак. Вот и не заметили сразу как-то сливающихся с мрачноватой обстановкой товарищей. Бычков и Львов. Нет, у них, конечно, есть имена, но так звучит лучше, особенно с учётом их отношений.

– Чья бы корова мычала. Да вас на весь этаж слышно, когда вы трахаетесь, мальчики, – улыбается Ян. Мальчики. Это обращение всегда их нервирует, особенно игнорирование замечания о женских фразах от парня.

Ходош молчит, но не избегает приветствия, когда те протягивают руку. Одни из немногих, для кого внешность стоит на последнем месте. Он ценит эту сторону ребят. Ян тоже, но за довольную улыбку получает подзатыльник и ряд колких реплик. Вообще-то они не ссорятся – это привычный обмен любезностями перед выходом на совместную работу. Просто настрой на ближайшие часы в компании друг друга.

А ведь всё могло быть иначе… Но Ян очень рад, что сложилось всё именно так.

С Бычковым и Львовым он познакомился на остановке. Если это так можно назвать «остановкой». Переться надо чёрт знает куда и чёрт знает во сколько. За город, на пустырь, где машин-то почти нет. Тупо полагаясь на внутренний голос (неважно чей именно) и интуицию, совершенно не задумываясь о возможных последствиях. Это лишь позже Ян узнал, что в определённое время здесь проходит автобус. И узнают лишь те, кого приглашают.

Первое, что привлекло внимание – парни, почти в одинаковых футболках, только цвета разные: красный, синий и зелёный. Первые двое не скрывали своих отношений. Невооружённым глазом видно – парочка. Ян и Мак долго ржали, когда узнали, что их фамилии Бычков и Львов. С последними-то Ян обычно работает в одной команде. Мака они видят редко – его напарница и по совместительству любовница (тут все так что ли?) категорически против общения с… Н-да, Яну никогда не удастся передать напыщенную интонацию, пропитанную омерзением, отвращением и всем подобным, при её «педиками». Насколько бы оскорбительно это не звучало от остальных, но Дашка умеет сказать так, что отношение к ней резко меняется. В худшую сторону. А ведь внешне она ангел во плоти. Но стоит открыться её прелестному ротику, как нимб превращается в рожки. К сожалению, эти рожки не из тех, что привлекают, делают плохой девочкой. Будь она тогда с ними на пустыре, явно бы Ян не приехал, но Дашка попала сюда раньше их. И команда у неё другая, зато ничем не лучше по результатам так ненавистной ею «команды педиков». Ян ищет цель, Ходош всех прикрывает, точнее, скрывает вообще их присутствие от всего и вся (на сколько это способен, способен же он на многое), Бычков и Львов – ликвидируют. Неплохо сработались. Причина банальна: каждый из этой четвёрки – псих. В положительном или отрицательном смысле – другой вопрос. И всё же терпят общество друг друга, да и прекрасно уживаются.

Ребята получили приглашение одновременно, поэтому и столкнулись на том самом месте, именуемом «остановкой». Но, как выяснилось, на автобус не успели, и Яна зачем-то дёрнуло пригласить «Трёх рубашек» к себе. Родителей новая компания единственного сына среди девок удивила. Особенно отцу тяжело – пришлось держать себя в руках при Львове с Бычковым. Мак честно признался, что только-только встретил сию компанию, и искренне поблагодарил за временный приют. Заслужил одобрение матери в общении, относительно ориентации она не шибко беспокоилась: была в курсе всех подружек Яна. Её позиция «лучше дома, чем в подворотне» всегда удивляла, благо в доме места много. Мать есть мать, не мудрено, что она не скупилась и на средства контрацепции, вообще главное – ребёнок сытый, здоровый, тепло одетый и пока не ждёт своего ребёнка. Правда, отец с последним был не согласен – ему уже внуков подавай. И желательно именно внуков, а не внучек. Но все дети ещё учились…

Странно, однако родители даже слова не сказали поперёк, что их чадо идёт неизвестно куда и неизвестно зачем. Видимо, удалось их хорошенько доконать, раз даже рады были его отъезду. Или же отъезду его гостей. И всё же уйти из дома по-тихому не вышло. Вот только, что именно произошло, Ян уже не помнит. День тогда был изматывающим, и дорога не такая близкая (вроде вчетвером идти веселее), как показалось в прошлый раз, так ещё под дождём вымокли, пока добрались и дождались этот чёртов автобус. Но в этот раз хоть дождались и сели. Доехали с комфортом, особенно последние минут двадцать – обсохнуть успели, ещё и накормили. В городе вышли и разбрелись кто куда, опять подчиняясь внутреннему неумолкающему голосу, который, казалось, спорил сам с собой. Одна его сторона говорила куда идти, другая – протестовала, пытаясь сперва призвать к здравому смыслу, затем припугнуть, потом ещё какие-то жалкие попытки образумить, но под конец плюнула на затею, махнув рукой на парня.

Пока Янсон слушал эту чудную ссору, ноги принесли в детское отделение больницы. Ощущение призраков уже было достаточно долгим, да и для такого старого здания это вполне нормально. А вот такая агрессия – это нет. Ян и сам не любил больницы, особенно процедурные и стоматологические кабинеты, но чтобы настолько сильно, что само здание внушает страх…

Второй голос притих. Первый уже давно молчал, надувшись где-то там в уголочке и, вроде, даже собирал вещи в чемоданы. Ну, этот всегда грозился уйти, второй появился не так давно. Это по его-то милости Янсон оказался тут, а теперь стоял перед входом в жуткое здание. Больница хоть и работала, но на ночь тут никто не оставался, даже охранника не видно на горизонте. Раз пришёл сюда, надо что-то делать. Да и не впервые же с призраками сталкивался, неужто не договорится?

Вот только в этот раз как-то всё иначе. Да, дух в бешенстве. Это даже мягко сказано. Но всё же что-то было не так. Сердце сжималось от боли. Совсем мальчишка. Он, наверное, даже не влюблялся ещё. Отчаянье, поглощающее целиком, переходящее в злость и ненависть ко всему. Потеря чего-то важного, а невозможность вспомнить что именно, только усугубляла ситуацию.

Янсон стоял словно каменное изваяние, не в силах шевельнуться. У обычных людей такой поток эмоций как минимум вызвал бы дискомфорт, а максимум – желание покинуть сию землю как можно быстрее и никогда больше не возвращаться сюда. Да вот только Ян с детства видит призраков и отличить их от людей позволяло именно такое восприятие. Он слышал что-то о способностях чувствовать эмоции других людей, ему же хватало и духов (хоть на этом спасибо). Но такое сильное отчаянье впервые встретилось. Настолько сильное, что вызывало не жалость, а сочувствие, желание приласкать и помочь. Вот только бы сошло оцепенение.

Мальчишка ожил (если так можно назвать) быстрее. Янсон даже растерялся, когда расстояние между ними резко сократилось. Да и перед ним стоял уже совсем не человек. В голове что-то мелькнуло о демонах. Возможно, облазившее создание и есть какой-нибудь бес. Но всё равно больно, настолько, что даже дышать становится затруднительно.

Ещё бы не было трудно, когда в плечи вцепились, пытаясь пролезть в рот. От отвращения желудок сжался, во рту появились горечь и что-то смутно напоминающее недавний ужин. Янсон плохо помнил, что именно происходило, знал лишь то, что напавшее создание было в бешенной ярости, но чем сильнее тот злился, тем больше у Яна было желание помочь. Оно даже сумело пересилить все инстинкты. Может, призраки и всякие нежити да нелюди тоже способны на эмпатию? Иначе, почему парень выжил?

“Послушай меня, давай сегодня и ты, и я просто отдохнём. Хорошо?” – предложил Ян, так и не распуская объятий. Всё же призрак совсем ещё мальчишка, которого можно успокоить достаточно простым способом. Не сказать, что это совсем успокоило, но ярость спала, после чего уже было не страшно отпускать руки.

Ходош отстранился сразу, но не покинул зону видимости Яна. Просто молча смотрел куда-то в сторону, раздумывая стоит ли соглашаться. Он был в растерянности.

“Завтра ночью, то есть ни этой, как день кончится, а как пройдёт два, мы с тобой встретимся тут, хорошо?” – Им обоим надо отдохнуть.

Ян не любит конфликты. И не любит их решать, поэтому проще сделать всё, чтобы не было. Всё же он привык иметь дело с девушками. С ними как не спорь, всё равно последнее слово за ними, так ещё и тебя сделают полным ничтожеством. Последствия того, что у него много сестёр. Отец хотел сына и был упёртым – на седьмой раз всё же его желание сбылось. Янсон умел общаться с девушками и знал подход чуть ли не к каждой, вот только серьёзным его назвать было нельзя. Наверное, это впервые, когда Ян искренне проявляет такую заботу.

Ходош что-то пробурчал.

“Повтори, пожалуйста”, – попросил Ян.

Сейчас начала выступать дрожь и стало холодно – он отходил от недавнего оцепенения. Стоило лишь расслабиться, как ноги стали подкашиваться. Ходош вновь оказался рядом, но в этот раз он лишь поддерживал, не позволяя упасть. Он стоял вплотную. Было щекотно от его дыхания. Забавно ощущение движение воздуха, учитывая, что рядом существо, которого сложно назвать живым. Да и мёртвым тоже. И всё же дыхание такое спокойное, умиротворённое. Тихий голос уже не принадлежавший человеку.

Ян честно не мог вспомнить, что ему тогда сказал Ходош, а сам он не говорит. Стесняется, понимаете ли. Вообще, почему те дни так плохо сохранились в памяти? Ведь что-то произошло тогда, что сблизило их. Что-то помимо контракта. Да и о его заключении не помнит. Но не будь его, Ходоша бы не впустили вслед за Яном в орден. Такой итог мало кому пришёлся по душе, но их терпят. Пригласили сами и сами направили туда, сами спровоцировали встречу, хотя о подобных последствиях никто и не задумывался. Может, «Три Рубашки» правы. Извращенцы находят друг друга. Да и сколько историй о демонах и людях? Похоже, Ян и Ходош добавили ещё одну. Не сразу, правда, но их отношения всё равно стали очень близкими.

Были и ссоры, которые грозили большими проблемами. Всё-таки Ходош стал сильным демоном, к сожалению, вспыльчивость в нём порой зашкаливает все допустимые нормы, особенно если поругаются. Через это проходят все пары. Если, конечно, успевают до них дойти, а не расстаться при первом же скандале.

Через многое прошли.

И через многое пройдут.

– Патрулирование на кладбище, тем более в такую ночь – очень важная задача, поэтому (прошу вас!) постарайтесь держать себя в руках. Ваши сексуальные забихрени вечно доставляют нам множество хлопот.

Вся дружная компания старательно пыталась успокоиться и не начать смеяться перед главой ордена. Они добрались до остановки, они дождались этот чёртов автобус, они прошли испытание и попали в орден.

– В следующий раз буду внимательнее отбирать кандидатуры, – вздохнул мужчина, провожая молодых людей взглядом на очередное задание, которое явно не будет скучным – ведь оно досталось именно им.

Запись опубликована в рубрике Город Снов, Денёчки, Слэш, Фантазии. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий