А может судьба?

Я всё же сумела сделать это yahoo Правда, вышло больше, чем рассчитывала read

Название: А может судьба?
Автор: Лилиадна
Бета: Schera
Фэндом: ориджинал (Город снов)
Жанры и предупреждения: мистика (?), слэш
Рейтинг (возвратное ограничение): R (18+)
Размер: 4262 слова; мини
Описание: В последнее время что-то не так. Миша надеется, что удастся найти ответ в том проклятом городе, куда так тянет.
Размещение: нет
Последнее редактирование: 2010-06-21 изменение с первого лица на третье, исправление мелких ошибок

На улице лишь редкие фонари, и кое-где горит свет в окнах. Чего удивляться, если ночь на дворе? Тихо… Спокойно… Лишь ветер в лицо. Может, и холодный, только Миша не чувствует этого. Почему-то в последние месяцы мороз перестал ощущаться. В отличие от жары. Хотя, тут тоже спорно. Стёкла в ванной запотевают, а при мытье посуды родственники уже боятся совать руки, вопя, что вода очень горячая. Миша что ли заставляет споласкивать руки на кухне, тем более мешать себе?

Ветер опять потрепал засаленные волосы. Ну да, у Миши так и не дошли руки их вымыть, или даже выстирать. А ведь и неделя не прошла… Вот результат прогулки под дождём, за что отчитали словно малое дитя… Хотя, это уже не столь важно. С этого дня ребёнок живёт самостоятельно. Его жизнь кардинально изменилась. Куда идёт – не знает. Да и зачем – тоже. Это ещё нужно умудриться так часто ввязываться в драки. Да и побеждать в них… Не имеет понятия как, и всё же может с лёгкостью предугадать любые действия соперника и поэтому увернуться уже не составляет труда.

Эти звёзды над головой, наверное, видели и больше странных людей и событий. Вот жаль только, что не спросишь. А если и спросить – ответа ведь не будет. Глупо. Глупо сейчас сидеть здесь перед костром, который, в принципе, и даром не нужен. Просто какая-то ностальгия. Просто хочется посидеть и понаблюдать, как пламенные языки будут с жадностью лизать искусственные ветки. Внешне хоть и похоже, но не тот звук, не тот запах. Осталось идти немного. Совсем немного до города, где кто-то ждёт. Глупо. Почему такая уверенность? Это город… Город, принадлежащий Клайду.

По слухам, Клайд – сильный соперник. И его побороть пока ни у кого не вышло. Хотя… Всё когда-то бывает в первый раз. Интересно, если он проиграет, то каково ему будет? Такое сильное желание узреть разочарование на его дерзком лице, когда-то попавшем на глаза журнале. До города идти недолго. Попав туда, попадаешь в его владения. Как о нём было сказано? Дикий кот?.. Хм… А ведь коты не любят чужаков на своей территории. Придётся быть аккуратнее и не попадаться ему вот так сразу. Всё же сомнения гложут, что он встретит с распростёртыми объятьями… Если не высовываться раньше времени, то можно узнать его слабое место, брешь в защите.

Ведь и эту сырую ветку огонь обглодал, правда, его уже успел задуть порыв ветра. Разводить костёр вновь неохота. Да и зачем? Скоро рассвет. Лучше затушить тлеющие угли, а то ведь придерутся, что жечь нельзя. Между прочим-то пепел – хорошее удобрение. Правда, это химия. Только им всё равно плевать на это. А Мише делать больше нечего как поджигать дома? Последние деньги ушли ещё утром. Питаться тем, что растёт, ползает и летает – несколько надоедает. Да и осенью так сложно прокормить себя. Природа готовится ко сну. И Мише тоже бы не помешало немного поспать, пока хозяева не опомнились, что здесь гость. Но спать на скамейках в парке… Ладно, бывают и худшие варианты, а этот вполне приемлем. Вывод один: надо быть экономнее с деньгами и не тратить их на всякую чушь.

Ну что ж, Клайд, ты ждёшь или нет, но встретиться всё равно придётся.

 

Вечер тихий. Вечер тёмный. И когда только Мишина жизнь перешла на ночной образ? Кажется, кто-то вообще принял спящего человека за труп. Ну и шпана. Тыкать палками в дремлющего – предел наглости.

– Ты действительно не чувствуешь холод? – удивилась девочка, присев на корточки рядом со скамейкой. Её пристальный любопытный взгляд всё бегал по «трупу». – Если ты здесь для участия в боях, то надо к тем ребятам обратиться, – указала она на толпу поодаль, буйно обсуждавших что-то. Настолько, что дело дошло до драки. – Обычно сюда только за этим и приходят, – пожала она плечами, своим поведением заставляя задуматься, не она ли устраивает все встречи.

По сути, она права. Сейчас это лёгкий и быстрый способ заработать деньги. Ставки их всё равно везде одинаковы. Отработать проигрыш… Времени на это нет, так что только победа!

Правило одно – выиграй доступными способами, но не убивай, если на кон соперник ставил свою жизнь. Использование холодного оружия допустимо. Шаг вперёд. Шаг назад. Вовремя выпустить болас или уклониться. Почему-то противник только наступает. Никакой обороны помимо груды металлолома на нём. Конечно, это усложняет ему движения. В общем – не того уровня. Он и палаш держать не умеет. А если нанесёт удар, то и убьёт. Видимо, ему просто нужна победа, а не долг, который будет не выплачен в таком случае. Ясно, просто жажда крови.

– Это ещё что? – отразил он удар Миши. Неумело. С ним даже скучно. Можно закончить и за пару минут, но смысл тогда, что толпа собралась?

– А кто запрещал использовать трость? Знаешь, если бы ты был лидером, то… Жалкое зрелище. Пора заканчивать с этим… Есть желающие ещё? – Навешав кучу мусора на себя, он стал просто неповоротлив. Его любой победит без труда. Хотя… Здесь у всех мания на красивые железяки. Они полностью теряют ловкость. Всё же обычная кожа в таком случае куда удобнее. Защиты от неё меньше, но при хорошей гибкости, скорости и, главное, реакции – все недостатки оборачиваются в преимущества…

– Двадцать, тридцать, сто. И откуда же такие берутся?

– Из утробы матери при помощи отца и акушерки.

Чего ради задавать глупые вопросы, ответы на которые итак ясны? Не понятно. И вообще Мише пора на поезд. Денег хватает в самый раз. Пешком убьёт день, а так от силы пару часов.

Не-у-ме-хи. А драться лезут. Видя их пару поединков, уже знаешь, что из себя представляют эти забияки Орейого парка. Слухами земля полнится. Наверное, уже в ближайшие часы начнётся суматоха с поисками чужака. По идее ещё чуть-чуть и можно занять главенствующую позицию. Только вот… она Мише даром не нужна. Что на родине, что в Орейэ, что «трон» Клайда. Просто желание увидеть поражение этого короля… А вот откуда такое желание – чёрт его знает.

Миша обожает поезда, но бывает в них редко. Обычно из-за таких вот ублюдков, не позволяющих сесть. Что и требовалось доказать: началась беготня. Даже лидер прибыл. Забавно. Оказывается, Миша – знатная особа в этих краях. Вот и скачет теперь, как волчок, на перроне. Эх, после этого и билет не примут. Была не была!

Самое досадное, что болас остался там. Крепкая верёвка и хороший груз… И такое добро пропадает. И ещё испачкали всю трость. Хорошо иметь маленькие козыри.

Опять ветер бьёт в лицо. Ехать «верхом» на поезде… Вновь звёздное небо. Оно кажется таким близким. Очередная иллюзия. Иллюзия свободы. Вот только эту свободу кто-то постоянно диктует. Очередные неприятности на задницу. Что ещё сказать? Только все эти самые неприятности на удивление заканчиваются в пользу Мищи. Интересно, перестанет ли везти в поединке с Клайдом?

 

День и ещё день. Этот город более скучный, чем те два, которые уже знает. Казалось, что сплетни дойдут сюда быстрее. А ведь даже никто не встретил. С-ку-ка… Самое паршивое то, что приходится самостоятельно разыскивать и провоцировать забияк. Но зато денег хватило даже на комнату.

Трепать языком – они все молодцы, а как дела касается… Сбегают, поджав хвосты. Даже уличная шавка имеет больше гордости. Плевать. Это их проблема. А Мише пока просто повезло, что покуда на главарей не натыкается. Ведь рано или поздно поползут жаловаться. Можно было бы и сейчас. Только вот… Болас остался позади. Есть ещё, но тот был лучшим из имеющихся. В общем-то проблем нет… Только вот почему-то сталкиваться с Клайдом пока нет особого желания. Его словно сдуло постоянным ветром. Куда Миша не идёт, ветер постоянно бьёт в лицо.

 

Ещё один мазок на бумаге. Миша не знает даже откуда такой талант к рисованию. Никогда вроде душа не лежала, а вот теперь. Изводит один формат за другим. Пальцы уже пропитались грифелем. Пейзажи, портреты… Без понятия, что за места и люди. Просто выводит линии, которые сами переходят в какое-то изображение.

Всё, хватит! Уже неделю в этом городе, а нуль внимания! Бесит! Миша им не пустое место! Ветер на улице только усиливается, скоро выпадет снег. По утрам уже лужи скованы льдом. Надо завязывать с этой ерундой.

Так, насколько известно, сегодня у Кайла встреча на набережной. Около полудня… Более точно никто ничего не говорит. Нашли, кого прикрывать. А ведь сами говорили, что с ним никто не сравнится. Вот и посмотрим.

Где опять эта куртка? Миша постоянно забывает, куда кидает её. Умудряется не находить собственные вещи в помещении чуть ли не с собачью конуру. Правда, при таком развале тут и голову можно потерять. Причём во всех смыслах. Эта бумага валяется уже везде… Может, где-то под ней? Вопрос где? В принципе-то не холодно, но если появиться в рубашке, то психушка грозит. Прямо-таки глупость. Или добрый ребёнок опять будет тыкать палкой, интересуясь, почувствует ли подопытный. Вот она, родная. Одно плохо – становится маловата и теперь в обтяжку. И ведь это ни капли не мешает, что странно.

Набережная… Где-то за парком. Благо хоть это знает, а то обчёсывать несколько километров… Если с кем-нибудь встретиться – ещё ладно, вот только кто вылезет средь бела дня в самою толпу для драки? Пусть даже Кайл контролирует тут всё, он вряд ли сможет вытаскивать каждого. Да и зачем ему?

Интересно, эти деревья искусственные или настоящие? Ведь мало где можно встретить живые… Когда лёгкие планеты стали редкостью – уже никто и не помнит. Да и кому это собственно надо, если всё можно заменить механизмами?

Но вот неизменным остаётся одно – кучи всякого мусора, начиная упаковками от еды и напитков, почему-то в обязательном порядке бутылки… заканчивая пьяными придурками, свалившимися со скамейки. Отбросы. Хотя, по набережной ходят вполне солидные, но многие так и норовят оставить после себя помойку.

Скопление толпы? Может, что-то интересненькое?

Надо же! Клайд!

Руки так и чешутся устроить ему хорошую встречу. Все козыри в рукаве, как у умелого шулера или фокусника. Осталось лишь вызвать на поединок. Для начала уж пусть все свои дела закончит, а Миша пока просто посмотрит на него, как любопытный ребёнок на новую игрушку на витрине. От этого только сильнее разгорается азарт.

Мише ведь не нужно его положение? Да нет, вроде. Чего с ним делать будет? Думается, что ничего.

Скучно просто ждать. Вот чего эти люди здесь делают? Не папарацци вроде, чтобы гоняться… Или им просто хочется побыть во внимании «шишек»? Для телохранителей – слишком большая толпа. И Миша стоит в её конце. Не везёт. Ничего толком не видно за этими дылдами с детишками и колясками. И хоть бы кто ушёл в тень, а то орут ведь… Неужели начали расходиться?

– Ну, чего встали? Пропустите! – Ну, вот чего стоять или мешать двигаться к Клайду?

– Тебе ли указывать, малявка?

– У меня дело…

 

Вспомнить бы как они оказались на бордюре: Миша и напротив Клайд. С одной стороны ревущая толпа, с другой – река. Куда не падай – будут проблемы. Правда, в толпу хуже – затопчут сразу же. Сомнения гложут, что простят такую дерзость. Ширина перил – обычная рельса, высота – где-то около метра и тридцати сантиметров, «плюс-минус» пять. Пальцы скрестились, ладони вперёд. Хруст. Трость уже в руках. Удобная вещь. Длину можно выбирать такую, какую нужно.

Толпа ждёт представления. Причём все уверены, что проиграет чужак… Но почему-то такое чувство, что кого-то Миша в этой толпе знает. Внимание приковывает какой-то парень, обнимающий девушку за талию. Невольная ухмылка в его адрес. Не знает почему, но Миша словно намеренно приковывает взгляд этого человека к себе. Он изменился в лице. Кажется, потерял уверенность в проигрыше дерзкой малявки.

– Начнём?

– Зачем ждать? – ответил Клайд вопросом на вопрос. Почему-то у него взгляд такой, словно он всегда знал Мишу и сейчас просто проверяет. Но Миша здесь впервые. Точно знает, что впервые в этом городе, иначе бы родня задолбала своими воспоминаниями и впечатлениями. Они ничего не умеют хранить в себе.

Легко оступиться, но этого делать нельзя. Шаг вперёд. Шаг назад. Вовремя подпрыгнуть и приземлиться точно на чёрный металл. Нужно не только отражать удары, но и наступать тоже. Уф. И чего только дёрнуло устроить бой так? Ладно. Пока всё идёт нормально. Причём удовольствие получает не только Миша, но и противник. Давно такого не было. Что он там сказал? «Не люблю одностороннее удовольствие»?.. Но за последнее время Миша и в самом деле с лёгкостью выигрывает, надо всё же сложности. Клайд и в правду опытнее тех недотёп, что так легко поддавались провокациям.

Никак не получается найти слабое место. Он всё время меняет тактику. Да и Мише нельзя оставаться на месте. Если проиграет, то рабство обеспеченно на всю жизнь. Такой суммы просто нет и быть не может!..

Вот как это понимать? Удача решила улыбнуться или же отвернуться? На горизонте замаячили стражи порядка. Хочется того или нет, поединок придётся отложить. Клайд выкрутится, а вот соперник нет. И, кажется, этот гений понимает ситуацию и сам позволяет отступить.

– Не люблю проигрывать.

– Я вижу. – Ухмыляйся, ухмыляйся. – Отложим до лучших пор. Иначе проигрыш за тобой.

– Иди ты!

Болас довольно крепко обвязал перила. Мише начинают нравиться представления. Красиво уйти ведь тоже надо суметь. Хорошо хоть митенки не потерялись в творческом беспорядке. Сейчас они очень даже пригодились. Будь рука голая, было бы очень неприятно соскальзывать в воду по верёвке. Только длины боласа не достаточно. Ну что ж. Задержаться. Оттолкнуться и войти в воду, махнув напоследок собравшейся сверху толпе. Рано вы ещё хороните!

Вообще-то Миша не любит находиться в водоёмах. Да и вряд ли кто любит теперь. Такая грязь… Мутная коричневая вода. Легче сказать, чего в ней нет, чем перечислить весь мусор. Придётся всё стирать с хлоркой и помыть бы себя ею. Ну и вонь.

– Ты следишь за мной?

– Зачем же? – Удивление на лице несколько наиграно. Хотя глаза говорят, что так оно и есть.

Неужели Мише настолько сильно удалось привлечь его внимание? Теперь он без своей жены. Та девушка действительно являлась ею. Да и почему “являлась”? Она и есть. Только вот…

– Где она?

– Кто? Что? – Неужели так непонятно? Чего сразу теряться-то?

– Твоя жена.

– На работе. – Да… Доходит не так быстро. Но ему словно без разницы, что её нет. Так просто пожимает плечами, словно нет дела до неё. И не только до неё, но и до самого себя, раз осмеливается дать руку тому, кто только что искупался. – Бывает так, что в разные смены работаем. Тем более она всего лишь педиатр. И знаешь, тебе не помешает обратиться к ней – мало ли чего успел подхватить, булькаясь в такое время в воде, да и вообще в водоёме.

– Тебе какое дело?

– Не хочешь, как хочешь. – Интересно, а чего ради руку пожимать-то? Мог бы и не вытаскивать из карманов. – Хочешь занять место Клайда?

– Нет.

– Тогда зачем? – Озадаченное лицо порядком начинает злить…

– Просто так. – Хотелось бы и Мише знать «зачем?».

 

По всем правилам время для продолжения поединка выбирает Клайд. И когда теперь он появится– вопрос времени. Вот только не спешит он. Да и новые поединки вечно срываются. Никто не хочет связываться с Мишкой до тех пор, пока не будет подведён итог с Клайдом.

Ещё как назло этот Томас вечно доводит. И чего прикопался? Кстати, оказывается, и он работает в медицине. Причём довольно высокое положение занимает в этом городе. Тогда чего надо от замарашки как Миша? Каждый выходной припирается в гости, независимо дома ли его жена. Странный тип.

Отговаривать Мишу бесполезно. Пусть и нет как таковой причины поединка с Клайдом. И что с того, что он его друг? Как же достал!

– Чего тебе опять?

– Я могу зайти?

– Это ещё зачем?

Его вопрос «могу зайти?» был чисто риторическим. Тома не волновало, позволит ли хозяин войти ему или нет, на руки которого опустился пакет с бутылками. Ясно. Этот придурок решил напиться здесь.

– Не моя вина, что всё измазано.

– Опять рисуешь? – оценил он оставленные пятна.

– А чем мне ещё заняться? – А ведь и в самом деле нечем. Даже временно устроиться посудомойкой не удаётся. На Мишу вечно тычут пальцем, шушукаясь о произошедшем на набережной. Это жутко раздражает.

– Оставь бумагу в покое! – Можешь вякать сколько угодно, Том.

– Отвали. Тебя не приглашали. Мог бы и в другом месте праздновать…

– Праздновать чужие похороны?

Да уж. День у него явно не задался. Но зачем валить с ног того, к кому завалился? Так схватить за руку и дёрнуть? Благо хоть нет вывиха. Разве в обязанности Миши входит попадать под раздачу, если у этого типа, выглядящего на пятнадцать лет моложе своего возраста, проблемы?

– Это Тайяша? – Почему как они не сталкиваются, на его лице вечное удивление? – Ты её знал?

– Нет… Думаю, что, скорее всего, нет. Но знаю, что она погибла в аварии. Многие погибли, меня чудом спасли. И ещё парочку. – И почему Миша это говорит? Ведь раньше не было особого дела до прошлого. Что было, то было. – Я плохо помню то время. – Да и зачем? – Из всех, кто там был, помню только её. Мы сидели рядом. Кажется, это было около пяти лет…

– Шесть. – Сжимая лист и бурча себе под нос, ничего не изменит. – Шесть лет назад Тайяша позвонила мне с сотового, уже сидя в автобусе, и сообщила, что она не хочет иметь со мной ничего общего. Поэтому уехала из города, чтобы лишний раз не давать надежды. Это её слова… Чуть позже сообщили об аварии… Тайяша была первой в списке погибших…

Его энтузиазм никогда не позволял проникнуть в голову и мысли, что этот докторишка кого-то любит. Причём любит девчонку, погибшую уже давно.

Жена Тома всё прекрасно знает. Она знает о его чувствах к той и к себе, знает, что лишь жалкая замена. И при этом их вполне устраивает такое положение дел. Разве что, она только выгоняет из дома своего муженька во время пьянки из-за потери. Мог бы, как и раньше, переться к Клайду, но нет! Его принесло именно сюда. И с чего бы ему поддаваться?

Только вот почему-то всё совсем иначе. За время, что они общались, многое изменилось. Хоть он и надоедливый, но его компания развевает скуку. Он жутко болтливый, и о тишине при нём можно только мечтать. Такое чувство, что врач выбалтывает здесь всё, о чём молчит весь день. Жуткий тип. Популярен среди девушек и использует это. Наивные дурочки. Тайяша забрала его сердце вместе с собой в могилу. Теперь он просто играет с любой, словно мстя любимой.

К утру голова Миши была готова взорваться. Даже искупавшись в источнике болезней, да ещё и в такое время… ничего не случилось. А тут, поддавшись уговорам Томы… Тома… даже не может подняться с постели…

– Какого?!.

Это утро – самое ужасное на памяти. Ладно в одной постели – в этой конуре места на больше и нет… Ладно голые – многие спят так. У Миши фактически вся родня… Но тот факт, что тело ноет (а ведь все болячки очень быстро проходят), заставляет о многом задуматься…

 

Прошло около месяца, Клайд так и молчит… Потребовать? Будет довольно сложно объяснить причину.

– О чём думаешь?

– Проснулся уже?

Тома теперь чуть ли не постоянно торчит здесь. Самое странное, что его жене до этого нет особого дела. Да и Томой он стал с той ночи, как поминал Тайяшу, спаивая и Мишу заодно. Этот ублюдок оказался не только бабником… И убедиться беспризорному чаду удалось на собственной шкуре…

– Да вот чего ты прицепился ко мне?

– Скажи, что не понравилось. – В любом случае это бурчание не изменит фактов… И всё же он ублюдок.

– Если будешь курить, не лезь потом ко мне – ненавижу запах табака. Я кому говорю «не лезь»? Тома! Чтоб тебя!

– Я даже не зажёг сигарету, а ты вопишь, словно тебя режут. Если будешь так щеголять, от меня не отделаешься, да и заболеть можешь запросто… Хотя…

– Идиот. – И почему с этим кретином? Может, он и послушал и не зажёг сигарету… И всё равно Мишу это бесит. – Повторяю ещё раз: отпусти меня.

– Ни как не могу понять твою манеру речи. – Отпускать так и не собирается, лишь сильнее прижимает к себе, укутывая ноги. И чем ему не нравится речь? Хотя… Миша редко думает, как и что говорит. Точнее говорит, что думает, но не думает, как выражает свои мысли. Слишком прямолинейно? – Ни разу не слышал от тебя «я быЛ», «я говориЛ». Дело в твоей ориентации?

– Чего? – Мишу это конкретно злит. – Да до твоего появления в моей жизни у меня и в мыслях такого не было! И, между прочим, споил и изнасиловал ты меня, а не наоборот.

– Это не было изнасилованием. – Протест Томы всё равно не успокоит. Потому что… Миша итак помнит, что это не так. Пришлось вспомнить. Но довёл до такого состояния именно Тома. И не надо тискать, как плюшевого медвежонка. – И ты опять говоришь так. В твоих словах о себе же нет половой принадлежности. Вместо «у меня и в мыслях такого не было» можно просто было сказать «я и не думаЛ» или «я и не подозреваЛ». Ты постоянно используешь такие выражения, где не подчёркивается парень ты или девушка…

– Будто бы не видно! И тебе ли не знать, Тома, кого ты сейчас пытаешься совратить?

Надменный ублюдок. Нет, чтобы дальше развлекаться с этими дурочками… Хотя… Миша ничем не отличается от них…

 

– Ким, сволочь! Где ты? – Ну, всё! Мишино терпение лопнуло! – “Ух, братец, ты у меня попляшешь ныне. Да как ты только посмел выставить меня на посмешище?”

– А, это ты. – Он всегда так спокойно реагирует, когда вторгаются на его землю? – Всё вспомнила, Тайяша?

Вспомнила? Да, Миша, точнее Тайя, вне себя от злости!

– Знаешь ли, милый братец, фингал под глазом – только начало. За эти годы трость стала как влитая. Я умею ей пользоваться не хуже тебя! Ты ведь сам видел тогда, на набережной. Не ты ли оценивал каждое моё движение, а? Ты ублюдок!

– Ну-ну, мы с тобой оба хороши. – Его спокойствие выводит из себя ещё больше. Он всегда смотрит на Тайю так, словно ничего и никогда не было, а живут вместе давным-давно и порядком наскучили друг другу. Клайд… Нет, Ким! Ким позволил ударить себя лишь в первый раз. – Ну и чего ты опять в слёзы? И почему каждая встреча у нас начинается с драки? Тайяша, ты меня ввергла… вверг в шок таким появлением!

Шок? Разве на грани истерики сейчас Ким, а не Тайя.

– Ненавижу! Ненавижу за твоё спокойствие. Ты говоришь одно, а делаешь совсем другое. И при этом брат? Мой единственный брат, в котором “течёт та же кровь”, что и во мне?

Да Тома по сравнению с ним ещё молокосос!.. Тома?

– Ты ублюдок, Ким. Ты прекрасно знал, чем всё это закончится.

– То есть? Ты опять столкнулась (или столкнулся?) с Томой?

– Если бы только столкнулась…

– Не реви, а расскажи всё нормально. Каждый раз вы с ним появляетесь как снег на голову посреди лета. Что, сейчас опять сбежишь от него, сменив внешность? Хотя менять полностью так…

– А что мне прикажешь делать? Этот мальчишка был единственным выжившим из этого чёртового автобуса. Люська… Ты между прочим-то сам сменил. Разве Клайд не был тебе другом?

– Клайд… – Ну вот, всё же Таей удалось задеть за живое. Клайд для Кима был больше, чем друг. – Он ведь знал, кто мы. И, между прочим, это было его желание. Это нам ничего не стоит искупаться в реке.

– Ясно. Если честно, у меня была надежда, что Тома не клюнет на парня. – Он всегда был бабником. Точнее он был им, пока среди своих пассий не находил Тайю, какое бы имя и внешность она не носила. Сколько лет Тайя от него бегает? Сто? Двести? Плевать. Хоть этот Тома и не может жить так долго, как Тайяша и Ким, но он всегда рождается мальчишкой, ведь Тайя… У Тайи никогда не получалось занять место какого-нибудь парня. Это Ким с лёгкостью играл. Он занимал место какой-нибудь девушки, а потом шёл к вершине. Или же место парня. И ведь тоже не упускал возможности вновь пробиться вверх. Это Тайя всегда была девчонкой, шедшей следом за ним или ней. И постоянно натыкалась на Тому. Хотя нет. Они всегда подсознательно тянулись друг к другу. Даже в этот раз… Даже в этот раз… Проделать весь путь из-за этого придурка? – Я схожу с ума! Длинная жизнь со временем делает нас пси-ха-ми. И я уже псих…

– Ну, так что там с Томой? Он достал меня с уговорами отменить поединок…

– Достал тебя? Братец, не делай такое измученное лицо, за этот месяц… Мы переспали…

– Вы перес… – Обычная новость «Я ухожу» постоянно передразнивалась. Его лицо изменилось в тот же миг, как он понял смысл услышанных слов.

– Ну давай, рыдай или смейся. Решай, как реагировать-то!

– Переспали? Тайяша, ты шутишь, да?

– Это похоже на шутку? – Было бы прекрасно, будь оно действительно шуткой.

– Тайя, хранившая девственность с тысячу лет, лишилась её в мальчишечьем обличии. – Ну и чего он переигрывает? Этот хлопок по лбу был совсем ни к чему. – Слушай, сестричка, неужели ты всё же решилась на это? Ты более пятисот лет бегала от него… Сбегала каждый раз, как дело касалось секса, а тут… Ты меня разыгрываешь.

– Был бы это розыгрыш… Этот ублюдок меня опоил!

– Мог бы сделать это и раньше.

– Смейся, смейся. Сам будто никогда и ни с кем не спал. Знаю я твои любовные похождения, Ким. Ты испробовал всё, что смогла породить твоя извращённая фантазия. И не смей говорить, что это не так!

– Не реви. Ты чего? Ты ведь парень сейчас, Тай…

 

Если бы Тома не назвал Тайю по имени, вернулись бы воспоминания? Было куда проще жить мальчишкой и не помнить ничего из такой длинной жизни. Быть просто буйным подростком… И при этом любовником того, что преследует… Нет. Как сказать? Может, они предназначены друг другу?..

Ну и чего так шуметь? От Томы слишком много шума… От Томы?

– Где он?

– Не ори. Пусть поспит.

– Клайд, я не прощу тебе, если с ним что-то случилось!

– При вашем оре невозможно спать! – Чего уставились? Ну да, заспанное лицо. И, наверняка, после нескольких часов рёва глаза красные, а нос разбухший.

– С тобой всё в порядке?

– Благодаря тебе у меня трещит голова, кретин! – Ещё один, кто позволил себя ударить. Хотя… Он никогда не уворачивался.

– Идём…

– Братец, чего ты тащишь, не видишь, он меня забрать хочет от тебя? Только ему дела нет чего я хочу…

– Томас, дай ему отдохнуть. Сам же видишь. Мы с тобой пока поговорим. А ты умойся холодной водой.

– Я не ребёнок! Том, когда наговоритесь, разбудишь. Если этого не сделаешь, вообще не позволю коснуться себя, даже если бросишь курить.

– Вы двое никогда не изменитесь.

“Братец, а ты меняешься? Посмотри на себя. Как обычно в центре внимания. И как обычно мы с тобой при встрече цапаемся и дерёмся. Твои шутки всё те же. Ты просто отказываешься принять, что я уже не маленький беззащитный ребёнок”.

О чём они будут говорить? Да и какая разница? Эта зевота сводит с ума. Спать. Именно спать. Всё равно Тома разбудит. Мишка не замена, как жена, той девчонки, разбившейся в автобусе. Мишка – она. Мишка – Тайяша.

Правда, сейчас в мальчишечьем теле.

 

– Привет.

Какая разница, сколько прошло времени, Тома?

Он есть, был и будет этим недотёпой. Какая разница сколько раз он переродится? Раньше ему приходилось ждать… Ну что ж. Всё когда-то бывает впервые.

– Эм…

– Ты заставил меня ждать больше пятидесяти лет! – В общем, всё возвращается на округи своя.

Запись опубликована в рубрике Город Снов, Слэш, Фантазии. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий