Попаданка. Глава 8 (фанфик Ben 10)

Попаданка. Глава 8 (фанфик Ben 10)

Прошу прощения у тех, кто ждал вчера главу. Я не уследила за временем, а когда поняла, что уже понедельник и должна быть глава, не было возможности хотя бы быстренько её вычитать и выложить. Хотела днём, но возникли проблемы с доступом – сайт не открывался (я умею лезть в него именно во время технических работ сервера) . Поэтому выкладываю только сейчас Т_Т

История написана ради фанатского удовлетворения от вопроса «А что если?..» с полным пониманием, что единственная прибыль может быть лишь в виде отзывов читателей.
Название: Попаданка
Автор: Лилиадна
Фэндом: Ben 10 (франшиза от OS до OV)
Основные персонажи: ОЖП!Бен Теннисон, Гвен Теннисон, Макс Теннисон, З’Скер
Жанры и предупреждения: джен, фантастика, альтернативная история, попаданка, от первого лица
Рейтинг (возврастное ограничение): R, возможно NC-17 (18+ из-за поднимаемых тем)
Размер: ~3000 слов глава; планируется миди
Описание: Да, мне было интересно бы почитать про попаданца в тело ГГ, который начнёт косячить всё и вся, но почему этим попаданцем стала именно я?
Размещение: на Фикбуке

Попаданка

Оглавление

Глава 8

Вокруг непроглядная тьма. Окутывает, как большое одеяло, убаюкивает. Эта тьма не та, которая пугает, а которая дарит чувство безопасности и защищённости. Мягкая, тёплая, нежная. Кажется, что она настолько непроглядная, что даже навязчивые мысли не могут отыскать меня. Редкие моменты, когда в голове пустота, а внутри спокойствие.

Мне редко снится этот маленький безопасный уголок. Ещё реже осознаю, что это всего лишь сон. В прошлом это было единственным местом, где я могла спрятаться от всего и всех, чтобы хотя бы перевести дыхание.

– Я ведь знаю, что ты здесь, – я скрестила руки.

Хоть и говорила тихо, голос прозвучал громко. Или же он прозвучал просто в моей голове. В любом случае этот гадёныш должен был слышать меня.

– З’Скер, бесполезно прятаться там, где не сможешь. Даже если я тебя не вижу, не означает, что я не чувствую твоё присутствие.

Затылок обдало холодом. Волосы пощекотали шею, запутались в серёжках. Хотя бы во сне я ощущала себя в своём теле, вот только я не видела его. Если З’Скер пытался меня напугать, то зря старался – это моя территория и тут правлю именно я.

– Может объяснишь хоть что-то из всей той дичи, что творишь?

– Зачем тебе это знать? – Сиреневый глаз распахнулся перед лицом.

– Я любопытная.

Я уже поняла, что с моим любопытством я только влипаю из передряги в передрягу. Да, я понимала, но задавать вопросы не прекращала. Не будет вопросов – не будет ответов. Меня волнует, что мне вообще ожидать теперь. Если прежде я могла ориентироваться на сюжет серий, то сейчас от этого толку не было вовсе. Эффект бабочки во всей красе. И этой бабочкой стала я. Вполне возможно, что пока я отсиживаюсь у вечных рыцарей Хекс и Колдунья продвигаются к захвату мира: Теннисоны не найдут Краеугольный камень, не остановят магов от восстановления амулетов. Судя по увиденному в «Силах», Земля будет страдать от их правления. Останутся ли живы Донованы со своими морскими пришельцами, атакующих отель из-за источника энергии? Куча вопросов относительно доктора Энимо, Сублимино, Зомбозо, Роджо и остальных, не говоря о том, что в итоге случилось с цирковыми уродами.

– Что ты хочешь от вечных рыцарей? – спросила я.

– Я? – насмешливо прошелестел он. – А не ты ли прячешься за ними?

– Армия? – не уступала я. – Хватит прикидываться, что я оказалась здесь лишь из-за собственной инициативы. Ты знал, что меч подделка, знал почему он развалится и именно ты пошёл на сделку с Инокхом.

– С сэром Инокхом, – продолжал насмехаться он.

Я закрыла лицо рукой. Вот упёртый гад. Да, Вечные рыцари мне интересны и как структура тоже. Они же были во всех мультсериалах, но информации о них кот наплакал именно как об ордене. Множество взрослых мужчин, один старик и один подросток. Я даже не помню сколько там лидеров должно быть. Визуально-то я помню вроде всех, но вот по именам… Инокх мне нравился своей вежливостью. Дрисколл – полная противоположность Инокху, тот ещё псих. Коннор – обворожительный мальчик, у него мне понравилось взаимодействие с Беном во время ловли дракона. Не могу сказать ничего конкретного, просто он мне понравился.  Ну и Джордж – Последний Центурион, Пандорика[1] которого перемещается по всей планете. Было бы интересно глянуть на этот странствующий замок…

– Кто такой Хоул?

– Заткнись, – машинально ответила я, сев на пол. Он постоянно шарится в моей голове и знает всё, о чём я думаю, в то время как я знаю лишь про Апуха с фальшивым мечом. – Так нечестно, – усмехнулась уже я. – Ты знаешь шибко много из того, что знаю я, но я не знаю ничего из того, что знаешь ты. И да, у Инокха обалденный голос в отличии от твоего.

– Я лорд…

– Сейчас ты всего лишь отголосок, – оборвала я. – Сейчас ты всего лишь отголосок в моей голове. Настоящий ты в часах. И то сложно назвать тебя настоящим. Да и меня тоже, – я вздохнула и подпёрла голову рукой. – Может и правда, настоящий ты в часах, а то, что я вижу здесь – всего лишь иллюзия, моё воображение. Это же всего лишь сон.

И правда, это же сон. Даже если этот З’Скер что-то скажет, это ничего не изменит. Лучше бы вместо него тут был муж. Я так хочу быть рядом с ним. Хочу, чтобы он был рядом со мной. Ощущать эту смесь шампуня, мыла и пены для бритья, от которой я чихаю. Колкость на пальцах от щетины, когда касаюсь небритые щёки. Его горячие руки, от которых тело словно плавит. Тяжесть на бедре от заброшенной на меня ноги. Я хочу ткнуться ему в шею, ведь именно там безопасность, тепло и нежность, а эта тьма – всего лишь жалкая пародия.

⭑⭑⭑

Я сонно повернулась на бок. Что-то не то.

– Да ладно? – я лениво оценивала топорщиеся штаны. – Не рановато ли? В этом сне не было даже ничего такого.

Я всё больше начинаю ненавидеть это тело. Ладно бы до попадания в Бена сама была парнем или мужчиной, но нет же. И что мне делать с этим прикажете? Теоретически можно подождать, когда всё пройдёт. Судя по мужу, это не всегда проходит быстро. И даже не всегда самом собой. Чем же я так нагрешила, что теперь одно за другим? Стоило лишь чуток расслабиться, воспользовавшись передышкой, как на те! Знать бы ещё с чего вдруг. Неужто у этого мальчишки уже начался переходный возраст?

Я знаю, как переходный возраст проходит у девочек, и то знаю больше из личного опыта и разговоров с девчонками. О мальчиках… Все мои знания: рост волос и поллюции – всё. Иными словами, пока я в этом теле, мне придётся самой разбираться со всеми возрастными изменениями, как когда-то в собственные школьные годы. Зачем засовывать меня в тело мальчишки, когда я распробовала все прелести жизни женщиной? Я. Хочу. Обратно. В своё. Тело. Пусть с кучей болячек и кусающихся тараканов, зато своё, родное и предсказуемое.

Пока я занималась самобичеванием, причина, запустившая его, прошла сама собой. Хоть на этом спасибо. Интересно, а в «Каре небесной» Стив Брукс[2] тоже испытывал столько проблем, но показали лишь одну-единственную? Если же он реально беспокоился лишь только изменениями между ног, то я ему завидую. Очень завидую, несмотря на постоянное мельчишение дьявола, посягавшего на его душу. Хотя о чём я, мой вон дьявол на тело покушается – и имя ему З’Скер.

Раздался храп. Только после этого я наконец-то сообразила, что нахожусь не одна.

Что вообще за несуразность-то происходит со мной? Меня держат в замке: кормят, поят, не лишили гигиены и даже противогрибковым снабдили. Единственное, в чём меня ограничивали – это свобода перемещения, почти постоянно держа в каземате, ну и бандурина на руке, чтобы не могла запустить Омнитрикс без наблюдения дрыхнувшего на стуле Джозефа Чедвика, абсолютно не похожего на того поехавшего из «Сил» и «Омниверса». В мультсериале Джозеф – явно поссорился с головой и был фанатично предан Вечным Рыцарям. Передо мной же был вменяемый человек, способный нормально общаться с ребёнком. Порой его сюсюканье бесило, но мне же как бы десять… Стройный черноволосый мужчина с голубыми глазами и приятными чертами лица. Никакого красного уродливого шрама по правому глазу и слепоты на него. Может, просто ещё не свихнулся?

Не удивительно, что не сразу признала его, вообще думала, что это какой-то другой человек. Да и я всё ещё не уверена, тот ли это Джозеф Чедвик, захвативший Кораблика и возглавивший орден в «Омниверсе» после гибели остальных в битве с Диагоном. В голове каша. Да, я люблю всех персонажей, но это не означает, что я помню всех и каждого до мельчайшей точности, так что сомнений у меня достаточно.

В любом случае меня больше волновало, почему он дрых тут, сидя на стуле. Выглядел потрёпанным и уставшим. Обычно свежий белый халат помят, пропах потом и в каких-то пятнах. Отёкшее лицо заросло щетиной, под глазами мешки, губы пересохли и потрескались. Он над чем-то так усердно работал или же причина в тёрках между Инокхом и Дрисколлом?

 Я села в постели, скрестив ноги. В теле Бена это не так удобно, как в своём. Ещё и ноги затекают быстрее, но хотелось хотя бы немножко побыть в привычной для себя позе. Локтем упёрлась в коленку, подбородком в ладонь. Что я имею?

Как бы золотая клетка, которая в теории может меня защитить, но на практике это может быть кастрюлей на огне. Омнитрикс заблокирован, а здесь нет ничего, что помогло бы взломать злосчастную крышку. Случись что – я труп. Джозеф изучает функции часов, изучает пришельцев. Мы убедились, что время заряда – максимально десять минут. Сокращается, если я начинаю скакать из облика в облик. Перезарядка занимает пять минут. Под пристальным наблюдением я испробовала всех доступных пришельцев. Некоторых дважды, а то и трижды – часы продолжали капризничать и превращать на своё усмотрение. Превращаться в Челюсти в жарком и душном помещении после Человека-огня оказалось тем ещё испытанием. В целом пока я слушаюсь, меня не препарируют, да и про отрезание руки речи не шло.

Пару раз Дрисколл намекал, а потом и прямым текстом предлагал стать его щеночком. Вот только Инокх мне нравился больше – я то и дело, цеплялась и пряталась то за его ногами, то за Джозефа, цепляясь в халат так, что ткань трещала. До Атанасии с её невинным «папочка» мне далеко, и я вообще сомневаюсь, что что-то подобное сработает, тем более в моём-то исполнении да в теле Бена. Не знаю была ли я милым ребёнком, но назвать так Бена у меня никак не получалось. И да, ему десять, а не пять.

Это только то, что касалось рыцарей.

Я всё ещё надеялась на то, что Макс и Гвен каким-то чудом выжили. Но чем больше проходило времени, тем меньше питала эти надежды. Всё-таки надежда не так просто была в сосуде Пандоры. Беспокоятся ли Сандра и Карл, Натали и Фрэнк, что нет связи с Максом и детьми? Сообщили ли они в службы? Хотя что они сделают против рыцарей? Если Макс погиб, то Вердона должна быть в курсе, да вот только вряд ли она придёт спасать кого-то из своих внуков, а будет тупо оставлять цветы на озере у их дерева. Не знаю, стоит ли мне рассчитывать на то, что я отсюда выберусь. Как бы я не вела себя тихо и послушно, я не заключённый, чтобы получить досрочное освобождение, да и в свои ряды рыцари вряд ли примут кого-то вроде Бена. Даже с таким мощным оружием, способным уничтожить всю Вселенную, а если постараться, то и не одну.

И если говорить об уничтожении, то тут есть заинтересованное лицо в том, что перед уничтожением сначала захватить эту самую вселенную и вдоволь наиграться в правителя. Я всё ещё не понимаю, что произошло с З’Скером, часами и мной. Из видимых изменений: глаза Бена изменились почти целиком. После храма майя зелёный цвет остался лишь небольшим пятном на сиреневой радужке правого глаза, левый же полностью стал глазом Призрака. Ну, нет, он не изменил форму, но цвет – да. Наверное, поэтому тогда в храме так резало глаза. В остальном же З’Скер подозрительно затих даже при превращениях в Призрака. И что самое паршивое – меня это пугает не предстоящей бурей, а ощущением, что я осталась совсем одна.

На щёку попал то ли волос, то ли что. Вместо того, чтобы убрать раздражитель и почесать зудящую кожу, я неожиданно порезала себя.

– Да что б тебя, – прошипела я, уставившись на левую руку. Пальцы стали длиннее, кончики скорее напоминали больше чёрные когти эктонурита, чем человеческие ногти, а на тыльной стороне ладони виднелись мелкие острые чешуйки.

З’Скер не просто гад или ублюдок. Этот проныра медленно менял тело. Настолько медленно, что первое превращение в Бенвольфа уже выглядело молниеносным. З’Скер проворачивал с этим телом то, что вытворял на Вилгаксии с её жителями. Только там всё происходило быстро и его клоны были лишь марионетками… И с такими успехами, это сулит и мне. Медленно, но точно.

– Вот же…

Храп прекратился, Джозеф сонно протирал лицо руками.

Я машинально спрятала руку за спиной. Вряд ли это поможет спастись от роли подопытной, но хотя бы попытаться стоит. В последнее время я только и знаю, что хватаюсь за соломинки.

Конечно, моё поведение не скрылось от Джозефа, но он не заводился. Спокойно поднялся со стула, размялся и подошёл ко мне, жестоком требуя показать руку. Неловкая пауза. Он смотрит на меня, я на него, не осмеливаясь выполнить не то просьбу, не то приказ. Возможно, он подумал, что я пыталась вскрыть этот уродливый механизм. Не кричал, не ругался, даже не заводился, просто устало вздохнул и присел рядом.

– Показывай, что натворил, – он потрепал по волосам.

Губы задрожали, глаза закололо от подступающих слёз. В прошлом подобные жесты меня пугали до чёртиков – я никогда не знала, что именно последует за ними: упрёки и наказания, или же редкая похвала, больше похожая на издёвку. Джозеф рушил привычный мир, в котором выросла именно я. Как объяснить все метаморфозы, которые меня саму пугают?

– Я думал, что ты изрисуешь стены, а не крышку, – посмеялся он. И я лишь после этого поняла, что вцепилась в него, словно сейчас Джозеф реально может защитить. Как любящий отец ребёнка.

Я не знаю, заметил ли Джозеф изменения и просто не подал виду, или же к этим нелепым объятьям всё вернулось в норму. Рука в порядке – обычная рука обычного мальчишки, за исключением того, что на руке два толстых браслет. Один от Омнитрикса, второй от механизма, не дающего доступа часам. Самое мощное оружие вселенной оказалось беспомощным против металлической крышки. Правда, я не рискнула пробовать вскрывать это уродство. Пока веду себя послушно – меня не тронут. Надеюсь. Вот и повторяю себе как мантру.

 – Ну… Это тоже, – я указала на изрисованный угол. От нечего делать, я продолжала развивать свой лягушачий аэропорт, корявенько нарисовав болото для декораций. Мне как бы десять – я могу себе позволить подобное. Хотя я понятия не имею до какого возраста дети рисуют на стенах. Кажется, Бена в моём исполнении швыряло в поведении сильнее, чем меня эмоционально на фоне таблеток. И всё же рисовать было весело, жаль лишь, что маркер сдох быстрее, чем я закончила. – А это, – я повернула крышкой кверху, – сперва хотелось нарисовать какой-нибудь дебильный смайл, но я скучаю по эмблеме.

– Чем ты так порезал себе щеку?

– Ногтями? – неуверенно спросила я. Вроде бы и правда, но и нет. Из-за пореза теперь я точно знаю, что это был не глюк. Паршиво. Лучше бы мне это приснилось.

Джозеф залез в карман халата, порылся в нём, пошебуршав бумажками и достал пластырь. Обычный антибактериальный пластырь. Каким-то непостижимым образом у него всегда оказывалось то, что было нужно. В прошлый раз маркер, в этот раз пластырь.

Со вздохом налепил его на щёку. И в этот момент я ещё более отчётливо видела усталость на лице Джозефа. Не только отёки и мешки, но и уже какой-то болезненный цвет. Пальцы жёсткие, в мозолях и мелких трещинках. Казалось, что недавно молодой и полный сил мужчина состарился прямо на глазах.

– У вас что-то случилось? Вы плохо выглядите…

– Детям не стоит забивать голову проблемами взрослых, ведь это проблемы взрослых. И не царапай щёку, занесёшь инфекцию – останется шрам.

– Слушаюсь, доктор, – я постаралась отдать честь. Вышло совсем нелепо. И смешно.

После всего, что я здесь пережила, смеяться очень странно. Тем более с кем-то. До этого я смеялась разве, что над Гвен…

– Доктор Джозеф, я могу спросить у вас про храм майя?

– Хочешь узнать, нашли ли твоих дедушку и кузину?

Я нервно взглотнула. Хотела кивнуть, но вместо этого зажала уши. Я боюсь услышать, что они мертвы. Боюсь получить подтверждение, что я убила людей своим появлением здесь. Я всё изменила и это привело к таким последствиям. Может, ну всё к чёрту, вернее к З’Скеру, пусть забирает это тело и творит что хочет?.. И тогда погибнут все. Родители Бена, Кен, вообще все Теннисоны, Джули, Елена. Кевину не протянут руку, поверив в него ещё раз. Если Майкл выживет, то его никто не остановит. Никто не остановит Чистопородных. Я одним своим появлением уничтожила как минимум весь Млечный путь, а может и всю Вселенную, даже без запуска режима самоуничтожения Омнитрикса или Анихилаарга.

О да, я – тот самый попаданец, попавший в тело главного героя и запоровший вообще всё, что только мог.

⭑⭒⭑

– Вы хотите сказать, что этот ребёнок – провидец? – рассмеялся кто-то из вечных рыцарей. Глава которой-то из фракции и не факт, что его вообще показывали в мультсериале.

Вся обстановка больше визуально походила на заседание рыцарей круглого стола из какого-то детского мультфильма или легенды – образ шибко размытый, чтобы сказать откуда же. Вот круглый стол, вот многочисленные рыцари в отполированных до блеска доспехах, и даже тема благая – спасение мира. Вот только по ощущениям я скорее перед старейшинами Союза из «Ноблесс». Они не показывают лиц, каждый мнит себя выше другого, пытается урвать больше власти, спихнув соседа, а моё положение как у М-21 и М-24 – если высунусь, тут же пустят на органы.

– Сэр Инокх, вы в своём уме? – поддакивал другой. – Неудача с мечом Эк-Чуая лишила вас здравого смысла?

– А ты, что скажешь, юный Бен Теннисон? – судя по голосу, спросил пожилой человек.

Неужели сэр Патрик? Доспехи не имеют позолоты. У Инокха лишь маска была золотой, а Патрик при встрече с Беном не использовал шлем, но его доспехи были золотыми. Но сейчас они все одинаковые… сидят неподвижно, словно голограмма. И правда, Союз.

– Теннисон? – вмешался кто-то вновь. Вежливость явно не черта всех рыцарей. – Неужто отрок Макса Теннисона или его брата?

– Внук Макса Теннисона, – ответила я. – Я – внук Макса Теннисона. Сэр Патрик, – повернулась к тому рыцарю, у которого был пожилой голос. Оставалось лишь надеяться, что угадала. – Я не провидец, не предсказатель. Просто я много говорю.

– И угадываешь, – закончил за меня тот рыцарь.

Голограмма спала. Я и правда угадала. Вокруг рыцари. В масках лишь Дрисколл и Инокх, остальные… Мне было не до остальных, ведь всё внимание приковалось к тому, кто сидел передо мной. Мужчина донельзя похожий на охотника Ван Пелта, каким-то невероятным образом объединивший в себе черты героев мультсериала и фильма. Если надеть на него пробковую шляпу вместо короны, вместо доспехов с накидкой – охотничий костюм конца девятнадцатого века и вместо их бластерных винтовок и энергетических мечей вручить оружие тех же времён, то передо мной будет тот самый охотник, пугавший меня в детстве, но при этом ставший чуть ли не эталоном мужчины в юности. Но было отличие: Патрик уже в солидном возрасте, что волосы и опущенная бородка с усами стали белоснежными, лицо покрылось морщинками. Но цвет кожи оставался здоровым, а глаза ясными и пристальными. Сэр Патрик выглядел более впечатляющим и внушительным. Я бегло пробежалась глазами по остальным и убедилась, что даже при своей стройности и утончённости сэр Патрик создавал впечатление самого сильного в этом зале, несмотря на «шкафа» Дагонета, превосходящего в размерах раза в два.

– И что ты угадаешь ещё, юный Бен Теннисон?

– Эм, – растерялась я. – Что за часами ведётся охота и в любой момент может явиться Вилгакс? Он…

– Вилгакс? – сорвался с места Дрисколл, ударив по столешнице ладонями.

Я растерялась ещё больше. Воздух отказался проходить в лёгкие. От нехватки кислорода голова пошла кругом, что я сама еле ухватилась за стол. Вот только вторая рука прошла насквозь. Что за чертовщина происходит со мной? Только не говорите, что З’Скер дальше перестраивает это тельце. И самое паршивое, эта способность – очередное сбывшееся моё дебильное желание.


[1] Рори Уильямс (из т/с «Доктор Кто»)– парень и муж Эми Понд; спутник Одиннадцатого Доктора. В определённый промежутке он был Последним Центурионом, охранявшим Пандорику – тюрьму, построенную для одного заключённого.

[2] Главный герой фильма «Кара Небесная» (Switch), 1991 года. Стив Брукс совершил многое в жизни достойного, что мог бы попасть в рай, но его отношения с женщинами сулили наказаниями в аду. Чтобы решить спор, Стива Брукса отправили обратно на Землю ради поисков женщины, которая искренне любила его, а чтобы никого не охмурил, самого превратили в женщину.

Лилиадна

Оставьте свое сообщение