Очередной отрывок очередного текста в черновиках

Небольшой черновой старый отрывок о Сьюзен. Всего-то посмотрела Miraculous… Всего-то переиграла Бражника и Вольпину, примешав парочку заявок с Фикбука для кучи. Вроде всего-то один отрывок, но включивший в себя кучу идей. Правда, на нём большей частью они и обрываются. Надо решить часть вопросов относительно героев и самого мира, но пока что-то не особо идёт дело.

Черновик/отрывок

Время от времени они собирались вместе. Томас сколько не пытался вспомнить, чтобы они просто так собирались, чтобы просто повеселиться и пообщаться ни о чём, не получалось: видимо, все сборы всегда имели под собой какие-то причины. И вот снова кто будет хвастаться своими успехами, а кто жаловаться на неудачи. Из года в год одно и то же, а ведь по сути все уже старики, седые и морщинистые старики, вышедшие на пенсию.

– Дорогой, – обвила руками Таня, поправляя сразу же бабочку на шее супруга. – Я приду позже, есть парочка претендентов, которых я хочу проверить, пока они ещё в силе.

– Только не задерживайся долго, не то меня там забьют тростью и придушат сумкой, – посмеялся он, чмокнув жену на прощание.

– Если не поспею, передай привет этим занудам от меня, – помахала она рукой и скрылась за дверью.

Томас лишь вздохнул и направился в кафе, где назначили очередную скучную встречу его товарищи, которых он вряд ли бы назвал друзьями. Но и не назвать за столько лет уже было сложно. Год за годом они общались и трепали друг другу нервы, назначая встречи обычно в этом же кафе, которое стало им всем вторым домом ещё с юности. Тихое спокойное местечко, наполненное уютом, ароматным кофе и свежеиспечёнными булочками. Приглушённый свет, живые цветы, свечи, антикварные элементы лишь самую малость разбавленные современностью, скрипучая музыка граммофона – антураж прошлого, наполненного романтикой, антураж их детства.

– Эти дети сведут в могилу раньше времени, – уже во всю жаловался Стив.

Из всех, он всегда был вечно ноющим, однако при этом в своё время неплохо преуспевал в роли супергероя. Сейчас же этот старик не только жаловался и ныл, но и вообще был типичным недовольным стариком, ругающим молодое поколение и хвалящее славное прошлое. Типичный старик с седыми волосами, заросшим морщинами лицом, скрюченными пальцами на тросточке, которой очень активно размахивал при недовольстве. А недоволен он был почти всегда. Даже сейчас своим заказом: официантка, видите ли, медлительная, кофе холодный и вообще кофе не пахнет – очередная современная химия.

– Да ладно, – рассмеялась Эмили, старательно купающая чайный пакетик в чашке кипятка. Она всё также оставалась элегантной леди, а годы лишь только придавали ей ещё большую привлекательность. Этакая светская львица в самом соку. – Стив, твоя Милашка хотя бы стабильна, а вот у меня Очкарик в любой момент сорвётся.

– Да-да, самая счастливая из нас, а ещё жалуется, – развёл руками Эрик. – Всего-то с седьмой попытки отыскала своего преемника, а мой… Вот уж не знаю, сколько проблем с этим тринадцатым будет. Он же фанатик! Отродясь настолько помешанного не видывал!

– Да ладно тебе, – опять рассмеялась Эмили. – Фанатики всегда были, есть и будут. За счёт этого фанатизма твой и держится на плаву. Мой же вообще никакого участия не проявляет, того и глядишь, придётся нового кандидата искать, – пожала она плечами. – Даже представить боюсь, что станется, если они раньше времени выяснят кто есть кто, – Эмили кивнула в сторону окна, где гуляли парочкой в своём истинном виде Принцесса со своим возлюбленным Очкариком, который и был подопечным женщины. – Более того, – она перевела взгляд на Томаса, курирующего Сьюзен, – слух прошёлся, что твоя девчонка сама чужда нашему миру. Ты бы со своим «тридцать три несчастья» осторожнее, а то ведь реально врага вырастим. Её задача закрепить и натаскать воинов, а не извести всех в их роли.

– Чужда нашему миру? – переспросил Томас, сам провожая взглядом скрывающуюся молодую парочку. – У Сьюзен незаменимый талант, который нельзя упускать, тем более из-за такой ерунды, – он хищно улыбнулся, его морщинки внесли ещё более пугающий образ. – Разве она плохо справляется со своей задачей? Стив, Эрик и, конечно, наша красавица Эмили, думаете моя девчонка изведёт ваших раньше, чем они окончательно примут энергию амулетов? – рассмеялся Томас, ещё больше угнетая атмосферу тихого и уютного кафе. – О нет, Сьюзи уже сплотила ваших детей, их силы начинают проявляться без перевоплощения, скоро они сами станут амулетами.

– Говори за себя, – разозлился Стив, ткнув в нос тростью через стол в своего оппонента. – Ты всегда был… ублюдком, – наконец-то подобрал он слово, чтобы не оскорбить слух Эмили, – и остаёшься им, будучи даже наставником! Из-за твоей девки ребята уже нарушили одно из табу, что вызвало проблемы с амулетами!

– Ой ли? – не успокаивался Томас в своих нападках. – Мы будто не поступали подобным образом. Причём первым нарушившим был ты, – оттолкнул он трость в сторону от своего лица. – Или хочешь сказать, что моя память уже не та? Не ты ли, Стив, подсмотрел за предшественницей Эмили, лишив её этим самообладания и способностей? Мистрикс была такой стеснительной, что после этого так и не смогла больше синхронизироваться со своим амулетом. Ещё чуть-чуть и она бы не потеряла бы уже силы. – Томас замолк, ожидая очередного выпада в свой адрес, но тот лишь цокнул со злости языком, опять прячась в своей внутренней раковине. И как только он сумел стать одним из них?

– Сколько бы лет не прошло, а мой Томас всё ещё стравливает всех внутри коллектива! – вместо приветствия выпалила подоспевшая Таня, падая на свободное место за столиком. Самая молодая и прыткая среди них. В то время, как остальные были подростками, Таня была в буквальном смысле ребёнком. Даже сейчас она принесла с собой жизнь в этот царствующий старческий мирок в углу кафе. Наверняка это она попросила заменить плаксивую пластинку на что-нибудь подвижное и заводное. – Видимо, никак не отделаешься от привычки? – Она чмокнула злобного старика в щёку. – Я опять провалилась, – развела она руки под всеобщий пристальный взгляд. – Видимо, моя сила скучная и ненужная. Дети пошли какие-то… Одним бы в интернете зависать, а другим с иглы или бутылки не слазить, вот и все интересы.

– Какой провал по счёту? – усмехнулся Томас.

– Ты как всегда душка, – повисла она на его шее. – За эту неделю только десяток претендентов отсеяла: их эмоции или тухнут сразу, как только появляются, или порабощают окончательно. Мои неудачи с захваченными – повод твоей Принцессе не напрягаться с последним ударом. И не общайся со своей девчонкой, когда я рядом! – надулась она и оттолкнула мужа, заметив что тот отозвался на зов своей подопечной.

– Седина в голову, – вздохнула Эмили, глядя на них. – Стоит ли поражаться, если Таня всегда была влюблена в этого «героя»?

– Не завидуй, старуха, – отозвалась та.

Запись опубликована в рубрике Идеи и наброски. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *