Старгород

Остаётся надеяться, что смысл где-то между строк затерялся. С аннотациями я дружу плохо, ведь если рассказывать о чём там, то читать из тех трёх с небольшим страничек ничего не останется. Просто о том, какого оказалось жить в этом самом городе девчонке, приехавшей из современного города в глушь. И ещё маленькие приписки: есть ли город с таким названием – не интересовалась и названий у него надумывала несколько, но остановилась на этом; и ненавистникам слэша лучше пропустить мимо этот пост, точнее рассказ.

Название: Старгород
Автор: Лилиадна
Фэндом: ориджинал (Город снов)
Жанры и предупреждения: мистика (?), джен со слэшем на фоне
Рейтинг (возвратное ограничение): R (16+)
Размер: 2162 слова; мини
Описание: «Пессимизм – это настроение, оптимизм – воля» было вычитано когда-то и где-то Юлей.И ей же было подтверждено для самой себя после смерти родителей. Жизнь подкидывает разные сюрпризы, даже такой, как отправку из привычной ей цивилизации к чёрту на кулички – к бабушке в Старгород, напоминающий город из прочитанной детской книги ужасов.
Размещение на фикбуке: нет
Последнее редактирование: 2015-04-10  замена с первого лица на третье и исправление мелких ошибок

Говорят, что желания сбываются. Особенно, если очень захотеть. Это нельзя было назвать мечтой, просто в какой-то момент Юля была очень зла на родителей, что не хотела с ними больше жить. Даже строила планы побега из дома, но воплотить их не успела – родителей не стало в живых. Она плохо помнила тот день.

Меньше всего, чего бы хотелось, это переезжать из привычной цивилизации в старый и запустелый город. Да и городом это назвать сложно. Даже домов многоквартирных как таковых и не было, только трёхэтажные. Да и они были редкими и настолько дряхлыми на вид, что даже подходить было страшно, не говоря о том, чтобы жить. Но выбора Юлии не оставили. Так уж вышло, что пришлось перебраться к бабушке. Жизнь порой складывается вовсе не так, как хочется. И почему-то Юля убеждалась в этом постоянно. К примеру, теперь: ей пришлось бросить всё и вся и ехать сюда. Куча неприятностей, забросивших девушку к чёрту на кулички. Друзья оказались не такими уж друзьями, но скучать по и дурочкам, и дурочкам всё же будет – много чего помнила. Вот она – смерть одного за другим из них. Юля давно ведь заметила, что увидеть чью-то смерть во сне для неё означало потерю дружбы. Да и плевать на них. Вот только чем будет заниматься тут, в городе в пять дворов?

Это фигурально, конечно, но тут почти ничего и не было, да и откуда взяться в низине, на болоте? По телевизору лишь три канала, где большую часть крутят мыльные оперы, а на остальных всякую чушь, типа Билана, аж тянет обниматься с белым другом… Хотя тут он не белый. Газеты и того хуже, на десяти страницах даже одного жалкого анекдота нет. Об интернете можно забыть, как и о сотовой связи. Глушь.

И всё же нужно было чем-то себя занимать. Книг у ба было немного, да и то большинство из них из разряда «О вкусной и здоровой пище», «Помоги себя сам», «Домашний лекарь». И чтобы совсем не покрыться плесенью, как и стены, Юля научилась гулять сама по себе. Оказалось, что не так уж и плохо ориентируется в пространстве, даже если вокруг одни болотные заросли. Было скучно, приходилось уговаривать себя, чтобы присмотреться – вон у этого растения красивые листья, а это очень даже интересно выглядит.

 

И после одной из прогулок узнала, что у ба бывают гости. Девушка, чуть младше Юли, и двое парней, старше. Причём один вечно унижал другого. И явно не шутя, тот же терпел. Девушка лишь фыркала, мол, они вечно так. А потом усмехнулась, что милые бранятся – только тешатся.

– Тётя Маргарет, а у Вас есть что-то из сарафанов? – спросила гостья, перебирая кучу каких-то тряпок.

– Это ещё что? – Всё же глаза выловили что-то интересное в хламе. И оказалось, что не хлам вовсе, а одежда из разных времён. Кое-что уже потрёпанное, но красивое.

– Анфиса, – представилась девушка Юле. – У нас фестиваль планируется, вот и ищем чего, – улыбнулась она, прикладывая к себе то одно, то другое.

Парни, кажется, совсем забыли уже, где находятся и пошли в рукопашную, за что получили от ба. Насколько помнила Юля, в детстве ей тоже вечно доставалось за шум. Вот только не помнила, тут это происходило или когда бабушка у них гостила. И была ли Юлия тут раньше вообще.

– Юль, ты тоже, поди, сходишь? – поинтересовалась старушка, присматривая чего бы надеть на внучку в таком случае.

Девушка лишь мысленно вздохнула, что в этом доме её косые взгляды бесполезны. Но выбранное ба платье и самой приглянулось. “Скажем так, оно довольно готично. Как и всё в этом городе. Знай бы эта Элька, всё бы отдала, ради поездки со мной”, – утешала себя Юля. Она ведь даже представить боялась, что здесь за школа. А ещё больше боялась представить уроки в ней, во время которых обрушиваются стены, потолок… И за окнами видно кладбище… Она точно перечитала страшилок. А ведь если подумать, здесь даже книжек нет ни одной её. Лишь сомнения есть ли что-нибудь подобное в библиотеке. Но зато паутины, пауков, летучих мышей и змей здесь достаточно. И полный город семеек Адамс.

 

Анфиса оказалась довольно забавной особой. Иногда несла чушь, но это лишь иногда, и было над чем посмеяться. Она знала город и ближайшую территорию как свои пять пальцев (хотя чего тут не знать-то?). Вскоре Юля узнала, о чём новая подруга подразумевала, говоря о милых, что тешатся. Челюсть пришлось отскребать, когда неподготовленная Юля с Анфисой наткнулись на этих двоих в кустах. Анфиса же пожала плечами и потянула подругу дальше, сказав, что у них такое в порядке вещей. А раз тут жить будет, то не такое увидит. Да и парни они не плохие, только Сашка вечно Славика грызёт. И вот такое тоже между ними есть. Анфиса сама понять не могла, чего ради Славик терпит унижения этого зазнайки, но выяснять не пыталась: их проблемы – пусть и решают. Но относилась к ним довольно тепло. Говорила, что они ей как братья. Только Юля не знала как это – ни братьев, ни сестёр не было, вот и понять не могла, как именно Анфиса к ним относилась. Но после увиденного и пережитого шока Юля предпочла тоже не влезать в чужие отношения.

Город оживал, хоть и оставался таким же старым и дряхлым. Все готовились к фестивалю, смысл которого до Юли не доходил. Сказали лишь, что смысл есть в названии, но в этих заковыристых трам-палям-мирим девушка так и не поняла. И перевода даже ба не сказала, мол, поймёт сам, когда увидит. Но зато в последние дни они с Анфиской всё чаще перебирали вещи у старушки и, на собственное удивление, Юля стала расспрашивать о них. Привыкшая к тому, что всё можно купить в магазине или рынке, даже с трудом представляла, как это можно ткать и шить самим. Неужели тут настолько глушь, что до сих пор так всё? Хотя Юля ни разу не видела кого-либо за веретеном. Однако, если подумать, она тут и недели не живёт как таковой.

Зато школа оказалась не такой шаткой. Правда, кладбище из неё было видно… А ещё болото и «колодец желаний». Учеников в школе не особо много, в её классе всего пять человек. Юля тайно надеялась, что именно человек, а не каких-нибудь монстров. Классным оказался этот самый Славик, а учителем биологии – его истязатель. Они и в школе не скрывали своих отношений, Александр Игоревич в открытую обливал нашего «папу» грязью и помоями. Причём первосортными помоями и порой в буквальном смысле. Так что пару дней пришлось сидеть с окнами настежь. А там кладбище…

О таких явлениях как церковь и кресты здесь как-то не волновались. И призраки с вампирами их тоже не пугали. Но в эти предпраздничные дни почти все занятия были посвящены мифологии и каким-то местным легендам. Бронислав Эдмундович рассказывал о былых временах и героях без особо энтузиазма – ученики просто откровенно спали на партах. Было и так, что припёрлась директриса и спросила:

– Нельзя ли храпеть потише?

Конечно, это услышал “добрый” биолог. Получил новую порцию для издёвок. После этого Юля боялась ходить одна по улицам. Радовало, что Анфиса и учится за стенкой, и живёт в соседнем доме. Но и классный тоже живёт в соседнем доме. Вот поэтому и страшно! Юля-то думала, они чуть старше, а это чуть – аж десять лет. “Мамочка, забери меня с собой, зачем меня тут оставили, в этом безумной мире? В этом городе, где шагу не ступить спокойно?” – молилась она.

 

За день до фестиваля Юле пришлось пойти в библиотеку. Одной. Анфиса была загружена репетициями. Ба тоже. Успокоило лишь то, что эта чокнутая парочка также занята. Вот только почему она лишь за пару дней узнала, что ей нужно прочесть книгу и написать сочинение, когда все получили это задание ещё чуть ли не месяц назад?

Перед Юлей предстал маленький домик. Она лишний раз глянула на лист бумаги, исчирканный каракулями ба и дополненный и того хуже загибулинами Анфисы. От надписи «библиотека» осталось лишь еле читаемое «бибка». Но бабулька, что там была, казалась ещё древнее, чем само здание. И вот самое смешное – Юля умудрилась заблудиться между полками с книгами. Внутри домик куда больше, чем выглядит снаружи. Библиотекарша вывела непутёвую девчонку наружу уже при закате, ворчав, что ничего нельзя доверить молодежи.

Впервые в жизни Юлю обрадовал тот факт, что здесь всего пять дворов. А это значит, из одного конца в другой – не более получаса. А если бегом – и того меньше. Закинув злополучный том в рюкзак, девушка направилась домой, чуть ли не срываясь на бег.

В окнах горел свет. На улицах почти никого не было. Даже кафешка закрыта. Увидев классного, Юля растерялась. Поняв, что рядом с ним не биолог, окончательно впала в ступор. Вместо того, чтобы убеждать себя, что бежать надо отсюда куда подальше, в голове лишь был один и тот же вопрос “не изменяет ли Славик Сашке?”. Кто там был – не видно, но это точно не биолог. Из обрывков фраз слышны лишь угрозы, на что Бронислав Эдмундович отвечал необычно твёрдым голосом. Впервые Юля слышала от него такой тон.

Заметив девушку, классный попрощался с этим подозрительным типом и направился к ней, сказав, что её бабушка уже волнуется. На оправдание он лишь посмеялся. Ну да, кто поверит, что в такой избушке километровый зал?

 

Утро было необычно туманным. Туманным настолько, что за окном не видно вообще ничего, лишь белую стену сырого воздуха. Ба с интересом вглядывалась в окно, вот только чего она там ожидала увидеть? У Юли лишь мурашки шли по спине – если что и появится, то дрянь какая-нибудь, что напугает до смерти. А помирать девушке чего-то не хочется. Успеется ещё, а пока жить, жить и ещё раз жить. Всё равно съедет отсюда, тут же кроме школы нет ничего, а ей учиться дальше надо. Годика два потерпеть, максимум четыре.

Ба оторвалась от окна, сказав, что гостей будет ныне много на фестивале, и присела тоже за стол. Переспрашивать, почему старушка так решила, Юле не хотелось. Здесь все чудики. И чего отсутствие цивилизации с людьми делает?

Читать за столом не дали, якобы это мешает пищеварению. Но ведь оно после еды ещё часа четыре лишь в желудке будет, так что теперь вообще ничего не делать? А Юле ещё читать да читать, потом и сочинение писать на эту галиматью. Лучше бы дальше спать под легенды классного. А на уроках биологии было забавно изучать системы драконов, русалок и прочей нечисти и нелюди. Юлю всё волновало откуда такие данные, если это лишь сказки. Фантазия? Скорее всего.

Чем больше она училась в этой школе, тем больше всё напоминало «Школу ужасов», правда, автора книги Юля забыла. “Но я-то точно не рождена была при голубой луне! – пыталась успокоить себя Юля. – Анфиса на горгону не особо похожа. И за одноклассниками ничего такого не замечала. На математике мы считаем «на деньгах», дабы легче давалось, хотя никак не могу понять, зачем углы у купюр измерять и доказывать, что они идентичны. Но этот приём с деньгами многие используют – как ни странно, но он работает”.

В целом, даже не всё так плохо. Фестиваль будет ближе к вечеру. Анфиса обещалась провести его со Юлей, так как ба ещё до её приезда с кем-то уже договорилась – внучка в её планы не входила, и вообще, как снег на голову, а для полного счастья ещё и в июльский полдень.

 

К вечеру все пять дворов разукрасили так, что с трудом узнавался город, куда Юлю забросило каким-то чёртом. И всё же это был тот самый город. Пусть и напоминал теперь фрагменты из фильмов про Хэллоуин. И не только сами улицы и здания, но и жители.

А ещё ба была права: для жителей города народу уж чересчур много.

Небольшое приветствие, расписание мероприятий на вечер-утро и все разбрелись по своим интересам. Анфиса таскала с одного прилавка на другой. Аттракционы, конкурсы, веселье…

 

Когда Юля видела «папу», у неё появлялось желание исчезнуть. Или чтобы он исчез. Кто-нибудь из них. Особенно если рядом биолог. Но в этот раз лучше было бы исчезнуть Юле.

Опять тот же тип, что и прошлым вечером, что-то требовал от Славки. Анфиса прикрыла лицо руками, и пока Юля отвлеклась на неё, то лишь краем глаза увидела, что что-то мелькнуло в сторону Сашки.

Юля смотрела не веря глазам: перед ней два дракона. И один из них – её классный руководитель, прикрывающий того, кто вечно над ним насмехается. Видимо, биолог успел наговорить что-то не только «папе», раз на него имеет зуб другой дракон. И всё же в голове с трудом укладывалось происходящее. Дракон, подставляющий шею, дабы защитить кого-то от другого дракона. Потом этот кто-то оказывается тоже драконом…

 

– Если выжитый лимон что-то и чувствует, то, думаю, что-то подобное, – пожаловалась Юля ба, стоявшей рядом с кроватью. Это не школа ужасов, а город ужасов!

Может, оттого девушку всё чаще стали посещать мысли вроде «это сон», «этого не может быть». А теперь этим мыслям обязана смешкам Эльки. Вот чего-чего, а их Юля точно не ожидала.

Эта готка сидела на кухне и довольно посмеивалась над побитыми учителями. Правда, никак в голове не укладывались смех и Элька. Именно смех, а не привычные усмешки и задирки. Но вот увидев отёчное и замученное лицо Юли, привычный чёрный юмор этой заразы снова всплыл наружу. С одной стороны злиться надо, а с другой – Юля дома.

Ба снова открыла магазин. Её внучка с Анфисой постоянно проводили время там после школы.

– Одевать город не так уж и плохо, – неловко посмеялась Юля на вопрос старухи о дальнейшем обучении. – Пусть в нём всего пять дворов, около двадцати трёхэтажных старинных дома с чудаковатыми жителями из всяких сказок и страшилок. Пусть классный руководитель – дракон, как и его любовник, одна подруга – лиса, другая – ведьма, а родная бабушка – паучиха. И чего гадать откуда такое пристрастие у меня к плетению?

Запись опубликована в рубрике Город Снов, Джен, Слэш, Фантазии. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *