Люца. Глава 1

Непонятное что-то. Попытка выйти из творческого кризиса… привела к тому, что я обнаружила потерю Люцы, в итоге перерыла всё и вся и всё же нашла рукописи. Пусть там не закончено, но это ещё ни о чём не говорит. На данный момент есть желание закончить историю этой девчонки.

Название: Люца
Автор: Лилиадна
Редактор: Артём
Фэндом: ориджинал (Город Снов)
Жанры и предупреждения: мистика (?), фемслэш, гет
Рейтинг (возвратное ограничение): R
Размер: 1275 слов; планируется миди
Описание: Старая клятва продолжает удерживать вместе, хоть она и дана была в прошлой жизни.
Размещение на фикбуке: нет
Последнее редактирование: 2011-09-13  внесены некоторые добавления и исправлены ошибки по мелочи, исправление первого лица на третье.

<< Начало

Люца. Глава 1

1.1

– Хорошо здесь, – сказала Люца сама себе, шагая по чьим-то следам в сугробах.

В последнее время её прогулка с практики значительно увеличилась в продолжительности. Желания идти домой совершенно не было, и поэтому она заворачивала то в одну сторону, то в другую. Один раз, завернув таким образом, почти вышла к остановке «Аэропорт», откуда до дома всего пять минут, но главное, что «почти». Говоря по правде, название остановки ничего общего со значением этого названия не имело. Когда-то давно хотели строить аэропорт, даже всё подготовили, но соседний город быстро перехватил инициативу, так что в этом осталось лишь название и пустырь, где позже стал аэродром. И снега тут было предостаточно. Преимущественно по колено, а кое-где можно и глубже провалиться. Но это зимой, весной снег в городе быстро уходит. Уже много мест, где и земля совсем сухая. И даже радует глаз свежей зеленью.

– Что? – продолжила девушка свой разговор сама с собой, обернувшись назад. Она была твёрдо уверена, что сзади неё находилась большая собака. Её тёплое дыхание чувствовалось на ладони, но никого не было. А от мысли, что это мог быть и волк, стало вообще смешно над собой. Какие волки в городе?

Огляделась. Тропинки… следы. Всё же должна быть собака. Может, кто выгуливал здесь или сами гуляли, да и приют животных совсем недалеко. И сколько бы Люца не оглядывалась, никого так не видела, даже той вредной овчарки, что вечно лаяла на неё. Неуверенный шаг в сторону, и снег провалился. В сапоге захлюпала вода.

– На сегодня с меня экспериментов хватит, и пора бы уже идти домой, – стараясь успокоиться, вернулась к своим мыслям Люца, не стесняясь высказывать их вслух. По крайней мере, когда рядом нет людей. Это хоть немного отвлекало от бреда о волках. – Для начала надо выбраться по своим следам обратно, а потом идти со всеми по размытой весенними ручьями тропе. Или это всё же дорога?

Что бы там ни было, чьими бы следы не оказались, Люце всё равно нравилось здесь. Хорошо, что аэропортом это было лишь по названию. Есть где отдохнуть от всех и насладиться природой. Тем более теперь, когда она только начала просыпаться и оживать после зимы. Только вот восхищение от окружающего девушку маленького мира «аэропорта» вскоре снова сменились мыслями о Матильде.

Какая-то странная особа, появившаяся в жизни Люцы не так давно. Изначально, девушка думала, что новая знакомая чуть младше или же ровесница, оказалось, что старше. Правда, ненамного, но всё же. Наверное, «странная» – самое удачное определение для Матильды. Её взгляды на жизнь не вязались с мировыми научными фактами либо религиями – не от мира сего. Хоть Мати и жила сама по себе, но она легко сходилась с окружающими и находила много сторонников. Благодаря этому её кафе-бар никогда не нуждалась в клиентах – порой их было даже больше, чем достаточно – люди приходили туда просто пообщаться, а между делом бывали и заказы, которых в ближайшее время и не ждали. К Матильде часто обращались с проблемами, вот только сложно сказать, чтобы девушка помогала – она просто выслушивала и изредка давала дельные советы.

Люца затруднялась объяснить, но она и сама быстро сдружилась с хозяйкой, рядом с которой чувствуется уют, свобода и в то же время защищённость. Довольно странные ощущения, непривычные. Но эта лёгкость общения нравилась чуть ли не всем. Неудивительно, что за Матильдой многие приударили. Самое страшное было, что Люца поймала и себя на таких же мыслях. Для полного счастья у неё и с парнями не вязалось – знала, что это не тот человек. И стало не по себе от мыслей, что им может оказаться Матильда.

Пытаться скрыть было глупо. Люция знала и понимала, хоть и не была фанаткой любовных историй, но сюжет был банален. Даже если объект страсти не заметит ничего, то окружающие будут видеть влюблённого насквозь. Учитывая, что и тот, и другой одного пола, начнутся осуждения.

Это было последней здравой мыслью в голове Люце до и после признания. Общение становилось более близким, но вместе с этим стали появляться ссоры и ругань.

– Ну что ж, смирись, ты вновь одна, – сделала вывод девушка.

До дома оставалось совсем немного, вот только идти туда не хотелось. Видеться с кем-либо не хотелось, но весеннее обострение гастрита вынуждало вернуться. И всё же повезло тем, что никого не было, девушку встретила лишь записка “Люциана, не ешь много соуса и не забывай про таблетки”. Вот так было всегда. Родители были готовы закормить таблетками, а то, что нравилось, было под запретом. Люца сама понимала, что от её излюбленных блюд появляются проблемы со здоровьем, и всё же порой не могла отказать себе. В этот раз пришлось – от одного вида макарон стало совсем плохо.

К вечеру стало желудку легче, а вот на душе ещё с точностью наоборот. Нужно было с кем-нибудь переговорить. Но родители в роли слушателей не представлялись. Если папу рассказ Люци хоть немного встревожит, то мама просто конфискует все книги, диски и вообще не позволит удовлетворять свои духовные потребности, плюс ко всему вновь будет пичкать всеми успокаивающими таблетками, травами и способами со словами «лечись, пока не загремела в психушку!». Сёстры посмеются над воображением, как обычно и бывает, а потом кто-нибудь из них обязательно скажет, что магия до добра не доводит. Подруг в городе не осталось, да и такие темы запросто могут стать причиной исчезновения девчонок из жизни. Среди парней были только знакомые, максимум – приятели. Осталась только Матильда, но обида и злость всё ещё терзали и не позволяли извиниться за поведение, пусть Люца и понимала, что поссорились из-за ерунды, которую даже уже не вспомнит.

Ужин творогом, который девушка на дух не переносила, оптимизма не добавил. Запахи лаванды и ментола в ванной тоже – вода не успокаивала, и лишь глубже уводила в мысли. Почему-то мысли все были мрачными. Нужно извиниться, однако гордость твердит обратное. Так всегда. Чем дольше тянуть, тем сложнее будет принять собственную ошибку. Обдумывая всё и вся, Люца вошкалась в постели, не давая спать старшей сестре, делившей с ней кровать из-за нехватки места в небольшой квартире.

В семье было трое девочек и сейчас ещё жил двоюродный братишка, которому не досталось место в общежитии, а с деньгами его родители отказали, сказав, что сам должен заботиться, раз уехал из отчего дома. А с другой стороны, в родном посёлке не было ничего, кроме школы. В общем-то Люца никогда не понимала родственников, особенно их мнение, что её родители по гроб жизни обязаны за то, что когда-то в прошлом получили помощь. Из-за кузена пришлось теперь старшим сёстрам делить полуторку, ведь у младшей вообще была односпальная кровать. Платить за жильё парнишки родители были не в состоянии, итак свои дочери не мало требовали. Было бы проще, если Электра не разошлась с парнем и не вернулась домой – её зарплаты только и хватало на то, чтобы оплатить заочку в университете, какое уж там жильё снимать? Сама Люца училась в техникуме и через год уже диплом. Радовало, что учится на бюджете и даже получают какую-то стипендию, правда, толку от неё было мало. Сейчас чуть лучше, потому как зарплата на практике была равна пяти стипендиям, и всё же тратилась на проезд. Если в техникум можно было дойти пешком за двадцать минут, то на практику в шесть утра через лес было страшно. Итак угораздило уже однажды по возвращении подцепить какого-то извращенца. Благо обошлось всё и девушка даже ляпнула «спасибо, что проводили». Клео вошла в тот возраст, когда надо красоваться, а это требовало море новой модной одежды, сумочек, туфелек и сапожек, кучи косметики. Благо все трое были практически одно комплектации, что немного спасало положение. Правда Клеопатра была жуткой собственницей, что часто приводило к конфликтам. Электра и Люца были намного проще, может сказывалось, что разница между ними была значительно меньше, чем между Люцей и Клео. Да и имя само по себе такое. Но ей хоть повезло, а вот Электра ненавидела своё имя и обещала, что сменит его, как только встанет вопрос о замужестве. Если Электру она переносила более-менее сносно, то Электрификация вызывала у неё приступы истеричной ярости. Иначе как-то было сложно назвать состояние сестры, которая опять шипит рядом и ворчит, что так невозможно спать.

– Извини, я не могу уснуть.

– А я-то ту причём? – взъелась Электра шёпотом. – Попробуй представить, что засыпаешь в приятном месте, где чувствуешь себя в безопасности. Лично мне помогает.

– Угу, – согласилась Люца, хоть и считала эту идею бредовой. Но попробовать никто не мешал, так что появление образа Матильды быстро усыпил.

 

1.2

Когда телефон сообщил о новом сообщении, сперва Матильда удивилась, думая, что Люца уже успокоилась. Но её ожидало разочарование – смс было совершенно от другого человека, если его так можно было назвать. Текст был всё тот же, можно было и не открывать. “Не смей вмешиваться в её жизнь, не ломай хотя бы эту”. Хотя как-то было исключение… Нет, просто первая смс-ка хвалила нынешние научные достижения, которые значительно облегчают жизнь и позволяют не привлекать к себе лишнего внимания. Да уж, современный мир совсем другой. Люди верят больше таким наукам, как химия, физика и биология. Религия уже больше напоминает хобби, чем строгий свод правил. А над суеверными смеются. Да, жить стало значительно проще. Для того, чтобы срочно связаться с кем-то, достаточно использовать телефон или интернет. Вампиры, оборотни и прочие стали лишь персонажами фильмов и книг – выдумкой для любителей мистики. Люди со способностями уже не сжигаются на костре, пусть и вызывают опасливый интерес. Будь так и раньше, все бы жили сейчас спокойно. Матильда не знала радоваться ли этому. С одной стороны, всё было бы проще, с другой – ни капли.

Отвечать на сообщение не хотелось. Всё равно ничего хорошего не выйдет из диалога. Если, что в жизни и остаётся прежним, то это их характеры, хоть имена и внешность меняются. Нынешнее «я», известное как Матильда, ничем не отличается от изначального – всё тоже желание защитить и выполнить обещание, данное неизвестно когда человеку, который сейчас живёт в Люциане. Пусть и не помнит ничего, оно даже лучше. Какое имя сейчас носила Мария, Мати не знала, но была уверена, что та опять родилась девчонкой. Всё той же бунтующей против несправедливости, которую видела во многом. Если бы не эта её черта, то они бы не получили никакой помощи.

Рабочий день наконец-то закончился. Да и говорить о дне было совсем глупо – время давно за полночь и завсегдатаи наконец-то ушли, позволяя закрываться. Люца так и не появилась. Уже несколько дней дуется. Она действительно не меняется – всё обижается из-за какой-нибудь глупости, а потом игнорирует. Матильда даже сама не понимала, почему воспоминая о старых ссорах вызывали улыбку. Хоть и с тенью грусти.

– Не привычно видеть тебя с такой кислой миной, – подсела рядом Дарья, наконец-то радуясь окончанию смены и возможности дать ногам отдохнуть. – Только не говори, что это из-за твоей фанатки.

– Она не фанатка, – возразила хозяйка, продолжая полировать стеклянную посуду.

Дарья, изучившая чужие привычки, уже хорошо ориентировалась в них. Хотя ей и в прошлом не нужно было разговаривать шибко, чтоб понять, что происходит. Особенно с Матильдой.

– Ладно-ладно, – согласилась Дарья, так и продолжая сидеть, игнорируя сборы остальных.

Она и раньше оставалась до последнего, выходя вместе с Матильдой, у которой вечно срабатывала привычка отправляться домой лишь через час после закрытия. Первые тридцать минут она провожала остальных, выполняя мелочную работу, потом проверяла всё и лишь после начинала собираться, нервируя Дарью, возмущавшуюся, что та совершенно не доверяет своим работникам.

– Влюблённая дурочка, – исправилась та. – Извини, но я не понимаю, как можно влюбиться в собственный пол. Нет, понимаю, что любовь бывает разная: между сёстрами, например, или между матерью и дочерью. Но она же тебя порой глазами облизывает, тебе приятно такое?

– Если бы только она, – фыркнула Матильда. – Хоть мне и льстит внимание мужчин, всё равно… До свидания, – отозвалась хозяйка, опомнившись.

– Тебе важна девчонка или слово, данное ей? – спросила Даша, не скрывая угрозу и усмешку. Стоило им остаться вдвоём, она как-то резко изменилась. – Хотя какая разница? Сломай печать, сдерживающую твои силы, и действуй.

– Прости, не понимаю о чём ты, – сухо отозвалась девушка, хоть и стало не по себе от происходящего. Неужели Мария не смогла скрыть их присутствие? Или же Дарья и есть Мария?

– За столько лет вы стали весьма популярны из-за своего сопротивления тем, кто зовёт себя Светлыми, – надулась собеседница. Дарью, которую Матильда знала всё это время, будто подменили.

– Ох, не надо мне о Дозорах рассказывать и разыгрывать сцены из них. Могу сказать сразу, не читала я их, да и фильмы смотрела лишь поверхностно. Светлые, Тёмные – мне это ни о чём не говорит. Даш, я понимаю, что неделя была не из лёгких, но пить не надо на работе – от этого одни проблемы.

– Ты помнишь только обещание, данное этой идиотке?

 

1.3

Элина и раньше часто плохо спала, вскакивая с криками, чем изрядно пугала родителей. В этот раз она переполошила всех, что пришлось вызывать врача, чтобы успокоить. Доктора говорили, что девочка просто слишком впечатлительна, поэтому рекомендовали ограничить доступ к телевизору и компьютеру, особенно вечером. В остальном Элина не отличалась от сверстников – такая же девятилетняя девчонка, как и все остальные. Так считали родители. Значит, у неё хорошо получалось играть роль, но вот сдержать боль не удалось. За последний год печать Матильды подвергается атаке всё чаще и чаще, а она молчит об этом, будто не замечая. Сама Мати не должна была срывать её, ведь она прекрасно понимает последствия.

Сердце продолжало бешено колотиться, гоняя кровь по маленькому и слабому ещё телу. Не получалось сосредоточиться и понять, насколько сломали её защиту и откуда вообще был выпад. Да и ей вообще было тяжело сконцентрироваться из-за ветрянки, от которой всё тело зудело и чесалось.

“Что происходит там у тебя?”

Телефон высветил уведомление о доставке, но ответа не последовало. Время позднее для работы, отвлекать нечему. Даже если бы Матильда устроила свидание, с трудом верилось, что её заняли чем-то на полчаса. Выйти на связь на прямую было опасно, особенно пока нет возможности самой сориентироваться что и где.

Действительно кошмар. Когда же они забудут об обещании, оставив его в прошлом?

Продолжение >>

Запись опубликована в рубрике Гет, Город Снов, Фантазии, Фемслэш. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *