Одинокий. Впечатление

Одинокий. Впечатление

Я не знаю сколько манг, манхв и прочего под таким названием, поэтому сразу – это яой Unfather от Nelly Kang.

Да, я до сих пор временами читаю яой, причём где в паре явно нездоровые отношения. И эта манхва – как раз из таких.

 

О содержании

Я читала послесловие автора и мягко говоря офигевала от того, это планировался эксперимент “Что, если тот, с кем ты встречаешься, вдруг станет членом твоей семьи?”. Я вообще не задумывалась над этим вопросом, хотя неоднократно видела комментарии о манхве из разряда «Когда отчим насилует пасынка», упоминание инцеста и прочей «нездоровости», завязанной именно на сексе. Да что уж говорить, даже описание на сайтах (если оно есть) “Я спал за деньги с человеком, который оказался моим отчимом”, а в тегах/жанрах стоят драма, повседневность, яой, трагедия и шантаж. Я не знаю, авторское это или нет, но по этим описаниям я явно не ожидала увидеть то, что было внутри.

Главной «нездоровостью» этой манхвы является не секс отчима и пасынка, а завязавшийся треугольник Карпмана, а секс – это всего лишь призма.

 

Кого мы имеем?

Жертву, палача и спасателя – всех троих, как и положено треугольнику Карпмана. Однако участников в игре больше, что только делает игру веселее.

Юн Ген Хи (я не видела имена на корейском, поэтому поверим переводчикам, хотя дальше имена я буду писать слитно) – главный герой, тот самый пасынок, который спит с отчимом. Он не просто главный герой, но и главная точка соприкосновения остальных персонажей: спасатель для матери от отца и отчима, жертва со стороны отчима в глазах сонбэ и он же палач для сонбэ.

Кан Ши Хён – отчим ГГ. Персонаж, которого в комментариях под главами гнобят многие, но для меня он остался единственным более-менее здравомыслящим участником игры. По крайней мере он хотя бы осознавал, во что вляпался. Но не прекращал эти игры, а активно участвовал в них: спасатель для ГГ и его матери, палач для ГГ и его сонбэ, в это же время жертва ГГ.

 Ким Дун Шик – сонбэ ГГ. Все три роли испытал, благодаря двум другим участникам своего треугольника: отчим ГГ – ГГ – сонбэ ГГ. Игра его сломала, уничтожила.

Чхве Хён Джон – мать ГГ. Её многие жалеют, а автор её прямо назвал главной жертвой. Она жертва, с которой всё началось.

И последний герой, которого нам не показали, а лишь мимоходом упомянули – отец ГГ. Пишу о нём по одной простой причине – тут три треугольника, но родительский остался практически за кадром. Именно в этом треугольнике, в треугольнике родителей с ребёнком, началась вся эта трагедия.

 

Сюжет или постельные сцены?

Не могу сказать наверняка, но подозреваю, что яой читают преимущественно ради постельных сцен, уже потом идут взаимоотношения персонажей и сюжет в целом. Есть работы, которые запоминаются именно постельными сценами, да ладно – я ради них их читаю и перечитываю, когда настроение шальное.

Однако «Одинокий» не из этой оперы. Прошло не так много времени, как я прочла, а помню лишь одну «постельную» сцену, а их там явно было больше. Не сам секс, а их диалог и реакцию на него. В итоге я читала не ради секса у героев, да и говоря откровенно, я дважды перед этим открывала данную манхву и закрывала почти тут же. В третий раз я всё же дочитала до момента, где закончились «прелюдии» и начался сюжет. И я продолжила читать: очень уже хотелось видеть, как развиваются отношения всех сторон и в какую жесть это заведёт – эта не типичная романтизация насилия. Нет, это игра. Жёсткая психологическая игра, где нет победителя. И вебтун в итоге стал именно эмоциональной разрядкой за счёт поднятой темы злосчастного треугольника.

Хёнджон втянула Генхи: она жертва, брошенная мужем, и её нужно спасать, иначе мамочка погибнет и кроха Генхи останется совсем один. И вот так всю жизнь Генхи вынужден спасать свою маму, так и не познав других, психологически здоровых, паттернов взаимодействий внутри семьи.

Бедный и несчастный Генхи находит Шихёна, влюбившегося по уши и готового ради этого включиться в игру, чтобы спасти жертву. Вот только человек-жертва обычно сам подсознательно ищет себе в партнёры палача, ведь кто-то должен поддерживать статус. Поэтому вопрос об адекватности Шихёна до знакомства с Генхи остаётся открытым. В любом случае их игра набирает обороты и требуется третья сторона для верности: Шихён подключает Хёнджон, а Генхи Дуншика.

Генхи спасает одинокого нелюдимого Дуншика, но вскоре даёт понять, что он сам жертва. Дуншик, судя по всему, не имеющий нормального опыта общения, рвётся спасать своего ненаглядного Генхи. Свой шанс вырваться из треугольника он профукал под давлением Генхи, который изначально здесь был палачом.

Хёнджон в отношениях с Шихёном становится палачом для сына и его же жертвой.

Чем закончилась вся эта история, писать не буду – итак практически всё рассказала. Однако моё мнение остаётся тем же: финал был бы другим только в одном случае – прекращение игры. Даже, если бы персонажи повели себя где-то иначе, итог оставался бы таким же – игра диктует свои правила, а игроки тщательно им следуют.

 

Читать или не читать?

Тут каждый ответит для себя сам. Жанр, рисовка и поднимаемые темы – всё это дело вкуса. Психологически работа довольно тяжёлая. Возможно, что кто-то увидит в процессе себя со стороны, ведь в наших реалиях мы сами играем в эту игру с нашими близкими и даже не осознаём это, как и Генхи.

Лилиадна

Оставьте свое сообщение