Империя Вилгакса. Глава 9

Империя Вилгакса

<Глава 9. Нуль. Часть 1/3

Арка 2. Род

Глава 9. Нуль. Часть 2/3

9.3

Дядя Фил. Надо же, этот сопляк всё-таки назвал по имени. И ведь нужно ему было выбрать время для этого. Возможно, Конерса считают мёртвым с тех самых пор. И ведь потянуло на старость лет на геройства.

“Знаешь, Макс, твой малец обошёл нас обоих, – в последнее время Фил часто стал мысленно разговаривать со своим покойным другом. Вернее, рассказывать Теннисону о внуке и его приключениях. – Мы убили лучшие годы своей юности на борьбу с Вилгаксом, а твой мальчишка стал его фаворитом. Согласись, это похоже бы на злую усмешку Судьбы, но Бен пошёл в тебя. Чем старше он становится, тем больше похож на тебя, Макс. То же знаменитое упрямство Теннисонов. Та же неприкрытая детская страсть к приключениям, переполненная добродетелью, как и твоя. Он, как и ты, не может отнять чью-то жизнь и будет рисковать собственной даже ради врага. Бен верит людям, верит пришельцам. Он доверяет им и всегда даёт второй шанс. И знаешь, все стараются угодить ему. Всего лишь сопляк, а умудряется изменить мир вокруг себя. Это от тебя или от Вердоны? Ваш союз породил нечто новое и совершенное, не похожее на человека. В его руках мощнейшее оружие, а за спиной – девчонка с Легердомэйна и император Вилгакс. Обладая такой мощью, Бен даже не думает о власти.

Бен доверяет таким типам, как я, Колдунья, Вилгакс… Он даже снова протянул руку Кевину, не смотря на прошлое. Господи, да его ведь все используют ради собственных целей! А мальчишка доверяет. И самое страшное кроется именно в этом доверии. Мы все пошли на поводу у твоего мальчишки. Как? Почему?

Недавно Бен снова надел Омнитрикс. Мы сняли его с таким трудом, а он снова надел. И самое поразительное то, что всё это время часы были у него, у Бена.

Вилгакс даже не повёл своей искусственной бровью. Ни одной попытки заполучить Омнитрикс. Да ему и пытаться нет нужды – если спросит, Бен сам отдаст. У меня паранойя. Иного объяснения этому безумию я не нахожу. Вилгакс защищает Землю, а она даже не его колония. В Империю вилгаксианина входят добровольно, хуже – по собственному желанию.

Да чёрт с ним, с Вилгаксом, но что твой сопляк сделал со мной? Макс, ты же знаешь меня. Знаешь, потому что мы друзья. Может, ты объяснишь, почему я всё ещё торчу в этой дыре? Почему не смог оставить на произвол Судьбы её жителей? Я не получу ни цента за работу, но смогу жить спокойно, зная, что они и Земля в безопасности от Энимо”.

Позади раздавались тихие шаги. Знакомые, но они не принадлежали помощникам. Пирс не пропустил бы постороннего в это убежище.

– Э-э, мистер Ренч, я не хочу вмешиваться в ваши войны, но всё это измерение вышло из-под контроля.

– Сначала отведай моего супа из сороконожек, а тогда уж поболтаем, – подавив собственное удивление, с усмешкой выдал Фил, скидывая капюшон и поворачиваясь к Бену.

Мальчишка от неожиданности не только ахнул, но и начал икать, не веря собственным глазам. Немое сомнение сменилось радостью и объятьями. За проведённое время здесь Конерс и сам понимал, что скучал, но не думал, что настолько сильно. Он крепко прижал мальчишку к себе, словно сам боялся его смерти в схватке с гибридами и Чистопородными.

Икота Бенджамина так и не отпускала, заставляя вздрагивать всё тело. Сперва это смутило, но беззаботный смех дяди был настолько заразительным, что парнишка сам не сдержался. Веселье в этом мрачном месте казалось чем-то странным и неестественным, что привлекло внимание молодых помощников.

– Бен, когда взорвалась граната Нулевого пространства, я не умер, а оказался здесь, в другом измерении, – Фил протянул чашку с водой. – Я хотел вернуться домой, но… – он развёл руками, показывая военно-трагическую обстановку вокруг.

– Тюфяк, – оценил Мэнни, глядя на борьбу мальчишки с икотой. Битва с Д’Войдом давалась ему лучше, чем с собственным организмом, ну или почти. Вряд ли бы он смеялся так, если бы Хелен не вытащила их всех с поля битвы.

– Дядя Фил, ты решил положить конец правлению Доктора Энимо раз и на всегда, – закончил Бен, проигнорировав комментарии пришельца.

– Верно, – согласился Конерс. – Или хотя бы помешать ему насколько это возможно.

Санитар не питал иллюзий, что всё будет так легко, как раньше на Земле. Мутанты Энимо не шли ни в какое сравнение с охранниками Нулевого пространства. Злой гений доктора оказался силён не только в генных модификациях и сопутствующих науках, но и межпространственных технологиях. Неизвестно, откуда Д’Войд узнал о кармите и его энергетических свойствах, однако размах его задумок внушает небеспочвенные опасения. И куда только смотрят представители Санитаров?

Да, доктор Энимо был гением, но он же оставался безумцем, не понимающим к каким катастрофическим последствиям приведёт разрушение границы между Нулевым пространством и Землёй. Он хочет править двумя мирами, не подозревая, что происходит на родной планете. Пирс помог собрать всех желающих противостоять безумцу.

– Что ты здесь делаешь? Как ты сюда попал? И каким образом Пирс тебя победил? – осыпал Фил вопросами, сам поражаясь себе.

– Я просто позволил ему это, – спокойно ответил Бенджамин, возвращая стакан. Нехотя, но икота отступила. – Это был единственный способ убедить тебя отвести меня к Ренчу, то есть к дяде Филу, – повернулся он к разъярённому Пирсу. – Иногда для победы нужно проиграть.

– А Кэролайн? – вмешался Фил, видя недовольство своего нового подопечного.

Пирс вспыльчивый. Легко заводится. Подозрительный. Стремится лично убедиться в каждом, кого принимает в команду. Тяжело признаёт ошибки. Он совсем не похож на Бена. Хотя нет, Теннисон был таким в детстве. Если же присмотреться внимательно, то он изменился с первой встречи.

Проигрыш – это неприятно, но в опыте он ценнее победы. Иногда для победы нужно проиграть.

Не Бен владел оружием. Он сам стал им. Вилгакс натаскал мальчишку, вышколил. Химере Цуи Дженерис удалось отточить в нём всё унаследованное от Макса, от физической подготовки до разумного подхода к любому вопросу.

В такие моменты Конерс мечтал о паранойи или старческом слабоумии. Вилгакс никогда не был идиотом. Напыщенным и самоуверенным – да. Он был прекрасным оратором и не скупился на оплату технологий и наёмников. Но такие длинные и сложные манёвры не в его характере. Паранойя. Это просто паранойя.

– Она пропала, – тихо проговорил Бен, опуская голову. – Несколько дней назад мы потеряли с ней связь.

– Всё будет хорошо, – похлопал по плечу санитар. – Кэролайн – не беззащитная девочка и сможет постоять за себя. Уверен, что она ждёт тебя дома, превратив Кевина в жабу или горного козла за то, что ты здесь.

– Я узнал, что Нулевое пространство дезинтегрируется.

– Надо же, – отвернулся он от подростков, – это происходит быстрее, чем я думал. Пирс, собирай свою команду, – распорядился санитар, прекрасно понимая, что Бен уже вмешался в события и уже не отступится.

С другой стороны, Теннисон лучше всех здесь знает доктора Энимо и имеет больший опыт в сражении с ним, хоть помощники и не верят на слово. Однако на удивление парнишка молчит, внимательно слушая Фила и его ближайших соратников о бурильной установки и рассматривая голографическую схему крепости противника.

Бенджамин согласен, что битва должна быть на стороне доктора Энимо, но действовать открыто – лишь пустая трата сил. Они всполошат охранников раньше, чем доберутся до пункта назначения, да и этим подвергнуть опасности заложников. Ещё Бену всё не давал покоя недавний бой. Возможно, Д’Войда считают непобедимым не без причин, ведь атака Умного Краба не дала должного результата. Первой атакой герой пытался просто вырубить противника, но ему что слону дробина. Здесь явно что-то не так, и это лишний повод поберечь силы до основных действий. Нет смысла добираться до бурильной установки, если все попадают рядом с ней изнеможёнными тушками.

– Зачем напрягаться, когда можно взять попутку? – спросил наконец Теннисон, всё обдумав.

Его выслушали, подправили, где сочли необходимым. Мальчишка хорошо соображал, но его проблемой было незнание способностей его соратников. Он учитывал отсутствие Кевина и Кэролайн рядом, учитывал силу Мэнни, скорость Хелен, ловкость Пирса с его шипами-копьями и опыт Фила, однако остальных воспринимал как обычных людей, забывая, что они инопланетяне. Кто-то слабее человека, кто-то – сильнее. Всё же совместными усилиями план был составлен, распределены роли и приведено к действию.

Крестьяне, не имеющие ни сил, ни возможности противостоять Д’Войду в открытую, помогли повстанцам пробраться незамеченными. Охранники то ли не заметили, то ли не обратили внимания на изменившийся вес подати, но ящики забрали вместе со спрятавшимися борцами.

Усталые шаги резко сменились на быстрые. Измученное дыхание – на крики, вопли, шипения. Размеренные шелест перепончатых крыльев – на стремительное резанье воздуха. А сам тяжёлый воздух, пропитанный несчастьями и обречением, приобрёл привкус надежды и свободы. Неизменным оставалось лишь красное небо над головой, разрываемое яркими жёлтыми спиралями над центром крепости.

Появление незваных гостей не сильно удивило самих охранников, но поднявшиеся шум и неразбериха среди каторжников отвлекали внимание на себя. Одни пленники бежали, другие – оказывали сопротивление, стараясь помочь в этом своим спасителям. Крылатые каракатицы рассредоточились по крепости, пытаясь унять бунт. Этим тварям не было дела ранят они своими атаками или убьют вовсе всех, кто попадается на их пути. Повстанцы понимали это, но отвлекаться уже некогда. В лучшем случае Д’Войд выкинет калек и на их место найдёт новых рабов, в худшем – сперва жертв поставит в урок, а потом разрушит Нулевое пространство.

В первую очередь необходимо уничтожить бурильную установку. Это понимали все помощники. Отступать некуда. Бежать на Землю – тоже не вариант. Планета не уместит на себе всех, да и делать из неё новую тюрьму никто не желал. Какой вообще смысл, если Энимо пытается прорваться именно туда?

Каждый сражался за своё будущее и будущее своих товарищей. Все знали, что убить охранников очень сложно, но оглушить их вполне возможно, главное – прорваться через них. Силы неравные. Бен старался исправить ситуацию, используя Омнитрикс. Кристалл не боялся «выстрелов» противников, наоборот, он мог использовать полученную энергию против них же. Однако против такой оравы в одиночку выстоять не мог. Хелен молниеносно выводила из игры одного за другим. Мэнни прикрывал спину огнедышащего товарища, позволяя не беспокоиться об атаках сзади ему и себе. Пирс раз за разом позволял окружать себя, чтобы его иглы точно нашли цель. Фил не оставался в стороне, оседлав одного и стражей. И в тот момент, когда казалось, что путь к бурильной установке наконец-то свободен, появился Д’Войд.

Он пристально осмотрел повстанцев. Опять та синяя скоростная ящерица, вечно мешающаяся под ногами. Стоило придушить её, когда представлялась возможность. Это четырёхрукое красное недоразумение тоже тут – потеря кисти его ничему не научила. Остальные были менее назойливые, но и они порой доставляли проблемы. Среди ополченцев заметны и совершенно новые лица. Однако самым интересным был старик, которого доктор вовсе не ожидал увидеть.

– Фил Конерс? Так вот кто оказывается их таинственный лидер Ренч, – усмехнулся Д’Войд, смотря сверху вниз на надоедливых букашек. Следовало их раньше раздавить, но тогда стало бы совсем тоскливо в этом измерении.

Как этот назойливый санитар оказался тут, одному лишь богу известно, но даже так доставил проблемы. И всё же в этом было кое-что замечательное для Энимо. Здесь, в Нулевом пространстве, он был Д’Войдом, непобедимым. Представилась прекрасная возможность избавиться от всего разом: и от Фила, и от помощников, и сразу всех будущих мятежей.

Рядом со стариком вспыхнул зелёный цвет, отбрызгивая тени от окружавших охранников. Вместо высокого утончённого пришельца из какого-то фиолетового кристалла появился подросток.

– О-о, и Бен Теннисон здесь, – поприветствовал Д’Войд узнанного ребёнка. – Сейчас я с вами рассчитаюсь.

Хоть Фил и досаждал своим существованием, но больше всего доктор хотел распрощаться раз и навсегда с досадным недоразумением в человеческом роде. С первого знакомства Теннисон вечно путался под ногами. Однако его вмешательство открыло глаза, что желаемая награда ничего бы не дала. Люди не осознавали насколько ценны исследования доктора Алоизиуса Джеймса Энимо. Именно его доработки позволяли практически моментально изменять живые организмы без вреда для их жизни, контролировать новых химер. Именно он, доктор Энимо, может вернуть на планету все исчезнувшие виды. Да что там говорить, исследования по возрождению мёртвых клеток могут вернуть обратно множество погибших от эпидемий и тяжёлых заболеваний людей.

Запрещённые исследования? Да все достижения за собой кроют ужасные опыты! Даже современная медицина во многом построена на нацистских экспериментах и подпольных исследованиях во всех странах. Если бы ему только не мешали работать, то мир бы забыл уже о болезнях, перестал бы бояться катаклизмов, да и смерть бы отошла бы далеко назад. В её победе целиком, доктор Энимо ещё сомневался – земные организмы рано или поздно умирали, а восстанавливать постоянно тоже не удастся.

Здесь, в Нулевом пространстве, появились шансы значительно продвинуться в исследованиях. К сожалению, пришелец, привлёкший его внимание как подопытный, оказался никто иной как Бен Теннисон. Охранники уже совершенны, а на Земле много работы. ДНК, дарующая биологические кристаллы, была бы весьма кстати после захвата власти. Как в принципе пригодились бы и ДНК многих других повстанцев. На их основе можно получить замечательных химер и вывести животный и человеческий мир на новый виток эволюции. На этап, где не будут страшны даже вирусы и бактерии. И всем этим новые формы жизни были бы обязаны своим существованием ему, доктору Энимо, непобедимому Д’Войду.

– Ты не забыл, что про профессии врач? – съязвил мальчишка, поднимаю руку над своими часами.

– Что? – от такой дерзости Д’Войда перекосило. Да он куда больше знает о живых тварях, чем все вместе взятые докторишки и ветеринарчики Земли. Но большим невежеством было незнание, что доктор не всегда врач.

– Потому что сейчас тебе придётся залечивать раны! – Зелёная вспышка скрыла мальчишку, оставив на его месте растущего динозавра. – Перед тобой Гумангозавр.

Оранжевый кулак ударил по маленькой человеческой фигурке. По крайней мере, так оно выглядит. Пусть в стороны разлетелись каменные обломки, в воздух поднялось облако пыли, это всё равно бесполезно. Хоть Теннисон не был круглым болваном, он это всё равно поймёт, ведь на его противнике нет ни ссадины, ни синяка. Ещё один прекрасный образец в часах мальчишки. Доктор Энимо отряхнул с себя пыль и довольно улыбнулся:

– А мне не больно. Сейчас моя очередь нанести удар.

– Вряд ли тебе это удастся, – усмехнулся Гумангозавр, пряча глубоко внутри себя сомнения в собственных словах.

Как ни крути, но Бен Теннисон не просто не был дураком, но и обладал хорошей интуицией и реакций, иначе он не отделался бы так легко, когда его в облике инопланетного динозавра отбросили к противоположной стене словно сдули пушинку. Казалось, что мальчишка наконец-то начал понимать, что Д’Войд неуязвим, это мелькнуло во взгляде. Или же доктор Энимо переоценил мальчишку, раз тот снова превратился в гигантского краба, которым уже проиграл бой при первой их встрече здесь. Бен Теннисон опять не слушал его, как в принципе и всегда, пытаясь бесполезно нанести урон электромагнитными импульсами своего супергероя. А вот другие явно были в ужасе от озвученных планов о захвате Земли: сломленные повстанцы явно не чета охранникам этого измерения.

– Думаю, на этот раз моего электрического разряда хватит, чтобы ты вырубился, – отозвался пришелец, делая вид, что слушал оппонента.

Будь Д’Войд всё тем же жалким доктором Энимо, его мозг, как и вся тушка, обуглились бы уже. Пора бы понять этому мальчишке, что его Умный Краб не настолько уж и умён, как хвалится: его атаки бесполезны – Д’Войд не терял времени даром, он изучал всё и вся, что было вокруг него в окружавшем странном мире. В этот момент он даже не испытывал никакого дискомфорта. Супергерой снова отлетел к другой стене. Наверняка, Бен порадовался, что Омнитрикс отключился уже после приземления – панцирь инопланетного краба защитил его. В любом случае Д’Войд и сам был рад этому: в его плане не входило убивать мальчишку – его хотелось сломать, заполучить часы и всё то многообразие живых форм и новых возможностей, сделать из мальчишки подопытного, ведь в отличии от остальных этот ребёнок не помрёт так быстро и так просто – прекрасный образец для экспериментов.

Кого бы Бен Теннисон не использовал – Гумангозавра, Умного Краба, того кристаллического или какого-то там Пламенного – не важно, Д’Войд сильнее. Именно, он уже не тот сосланный сюда учёный-задохлик, Энимо реально стал сильнее: ныне это мужчина крепкого телосложения с отчётливыми натренированными мышцами, не говоря о том, что он использовал свои мозги и знания, соорудил свою крепость, эту бурильную установку и добыл достаточно кармита, что и давало всё необходимое для воплощения его планов в жизнь.

Мальчишка наконец-то перестал биться, застыл, глядя снизу-вверх. Смотрел вовсе не загнанно и сломлено, а как всегда пристальный пронизывающий взгляд, бросающий вызов, из-за которого желание сломать брало вверх над здравым смыслом, требующим убить этого ребёнка. Убить это детское тело, пока оно не окрепло под стать недетскому взгляду.

– Жди здесь, дядя Фил, – неожиданно Бен вскочил на ноги и помчался к бурильной установке, ловко минуя охранников.

Санитар посмотрел бы на мальчишку с укором, но не смел отвлекаться от нападающих на него летающих каракатиц. Пожелание прозвучало так, словно оно было брошено тому, кто летел в воздухе и не имел возможности хотя бы притормозить падение, не то что остановиться. И всё же, чтобы не придумал Бен, оставалось надеяться на него. Этот сорванец и в прошлом умудрялся выбраться из безвыходной ситуации, сделав что-то настолько непредсказуемое, что ошарашенному противнику требовалось много времени для понимания произошедшего. Фил ещё тогда всё отчётливее чувствовал уходящую молодость, а теперь прекрасно понимал, что ему не угнаться за подростком. Да и помощники тоже уже начали сдавать позиции, хотя Пирс и его друзья всё ещё стойко держались на ногах. Даже за столь короткий срок эти ребята хорошо изучили охранников, из них бы вышли замечательные санитары, как и их родители.

Да, если они все выберутся отсюда живыми, Фил займётся ими всерьёз. Он добьётся, чтобы этих детей признали в академии санитаров. На Земле давно пора возобновить организацию и передать её молодому поколению. Бен много достиг, он многое умеет, ему вбили в голову всё необходимое для выживания, но в одиночку он беспомощен. Ему нужна опора – нужны те, кто ему верят, кто поддержит, кто прикроет. Кэролайн, Пирс, Мэнни, Хелен, Кевин – они смогут помочь Бену, смогут защитить Землю и Солнечную систему, при необходимости и всю Вселенную.

Д’Войд – сложный противник, но они одерживали победу над ним ранее. Одерживали победу над другими, более могущественными противниками. Они выиграют эту войну здесь и сейчас.

Мысли хоть и пролетели мимолётно, но их было достаточно, чтобы дать второе дыхание пожилому человеку. Доктор Энимо сразу заметил перемену в своём противнике и уже прекратил играться и дразниться, а взялся серьёзнее за старика.

– Бен Теннисон сбежал, а теперь Ренч в моих руках, – усмехнулся Энимо, нависая над поваленным санитаром. – Теперь я захвачу весь мир, – с нескрываемых наслаждением поделился он своими планами, готовясь к последнему удару.

– Да, у тебя много дел, – вмешался мальчишка, стоящий на краю пропасти у бурильной установки. – Видно для этого ты сегодня хорошо позавтракал. Всё дело в этом котле – он питает не бурильную установку, а тебя, доктор Энимо. Поэтому здесь, в своей крепости ты намного сильнее. Что будет, если я разрушу её? – спросил он и отпрыгнул назад, в пропасть.

Бен исчез из виду в густых клубах дыма, напугав всех своих сторонников. Энимо хмыкнул: парень сам покончил с собой. Даже охранники не смели спускаться туда из-за высоких температур. Его девке-магичке похоронить будет нечего – и пепла не останется.

Ошарашенный Фил уставился на то место, где только что стоял Бен. Он настолько был ошеломлён происходящим, что не обращал внимания, как его поднял за шиворот Д’Войд. Не обращал внимания, что тому не понадобилось никаких усилий ни для подъёма, ни для того, чтобы перенести человека к краю.

Чёрный дым сменился сизым паром. Установка затрещала, её жёлтое сияние погасло. Похолодало – иней спешно покрывал всё вокруг, и кристаллы льда заблестели ярче бриллиантов, вырываясь из стержня бурильной установки, а из ртов присутствующих пошли клубочки тёплого пара. Вспышка над головами скрыла красное небо и яркие разводы, оставляя после себя пунцовые тучи и крупные снежинки. Охранники взметнули своими головами и ринулись дальше от этого холода, не обращая ни на кого внимания.

Рука Энимо затряслась от напряжения – он уже не мог удержать противника с такой лёгкостью, как раньше. Хелен пронеслась мимо Энимо, поднимая за собой снежный вихрь. Белый холодный туман не скрыл освобождения Фила – исчезновение такой тяжести просто невозможно не заметить. Треск в бурильной установке продолжал расти, предупреждая, что сооружение вот-вот начнёт рассыпаться. Какая-то часть упала, чудом никого не задев, следом ещё одна. Замок Д’Войда рушился на глазах. Энимо с диким воплем набросился на Фила. Вот только ярость не давала и тысячной той силы, что дарил ему кармит – одного удара в челюсть вполне хватило для безоговорочного свержения тирана.

Вновь из глубин колодца послышался приближающийся шум. На выросшей глыбе льда стоял некрофедианин, сложивший крылья. Идеальный выбор пришельца, способного выдержать температуру, близкую к абсолютному нулю и выдерживать жару, в которой даже металлы плавятся. Теннисон всё более умело использовал Омнитрикс. Короткий сигнал оповестил о возвращении мальчишки.

– Дядя Фил, ты молодец, – похвалил Бен, ловко скатываясь по обмёрзшей поверхности.

– Это потому что я хорошо позавтракал, – посмеялся он, поглаживая себя по животу.

– Пожалуй, это впервые, когда все рады, что я что-то разрушил, – неловко улыбнулся мальчишка, оглядываясь на радостные возгласы о победе среди царящей заледенелой разрухи. – Ну или почти все, – вспомнил он о свергнутом тиране, уже обездвиженным и унесённым одним из помощников.

Фил не стал реагировать на слова Бена, лишь начал давать распоряжения остальным, чтобы можно было убраться как можно быстрее из этого проклятого места. Стоило прекратиться этому безумию, как сразу навалилась слабость и он из последних сил держался на ногах. Мужчина даже не обратил внимание на красное мерцание и не понял, почему все напряжённо уставились наверх.

– Теннисон! – высунулся Кевин в дребезжащем свечении. – Мы не сможем долго держать проход открытым, поэтому поторопитесь.

Бенджамин не скрывал своей радости от того, что увидел друга. Фил был уверен, что и тот рад был застать товарища живым, хоть и не давал волю своим эмоциям. Это же Кевин Левин, он давал волю только негативным эмоциям, особенно под энергетическим опьянением. Всё-таки этот сорванец, Бенджамин Кирби Теннисон, умел располагать к себе, привязывать. Филу было неприятно отказывать ему, но знал, что мальчишка поймёт:

– Я не могу, Бен. Я должен закончить работу и сделать так, чтобы не нарушался баланс сил, чтобы все планеты были в безопасности.

– Мы нашли ещё не всех, кого отправили сюда, – ответила Хелен на взгляд друга. – Возможно, они попали в шахты Д’Войда. Ведь для этого мы сюда и пришли.

– Тогда я остаюсь – я буду помогать.

Фил вздохнул. Как же предсказуемо. Это именно то, о чём хотелось бы рассказать, глядя в глаза Максу. Именно та черта внука Великого Защитника Земли, которая казалась глупой, наивной и детской, но которая так притягательна и пленительна. Бен говорил на полном серьёзе и с полностью открытой душой. Он всегда был готов прийти на помощь, наверняка и сюда примчался сразу, как только узнал, что тут происходит. Всего лишь мальчишка, но ставший лучшим носителем Омнитрикса. Хоть он и был первым, но уже ни у кого не вызывал сомнения, что лучшим. И в подтверждение тому, слава о нём разнеслась по всей галактике.

– Нет, – ответил Конерс, положив свои руки на плечи юноше. – Ты должен защищать Землю. Ты нужен там, а не здесь.

– Но ты мне нужен, – заупрямился тот. – Я боюсь тебя снова потерять.

– Ты меня не потеряешь, – улыбнулся Фил, прижав подростка к себе. – Так легко вы от меня не отделаетесь. Когда мы закончим работу, мы вернёмся на Землю.

– Бен, пора возвращаться домой, – поторопил Кевин, протягивая руку. – Эй, Конерс, вы обязаны вернуться, – крикнул он всем, затягивая друга в портал.

Только исчез кроссовок мальчишки, а следом померкло красное свечение, как ноги пожилого санитара подкосились. Находящаяся всё это время рядом Хелен подхватила мужчину. Он просто устал. До этого момента Фил не понимал насколько же сильно устал, но никогда прежде он не испытывал такого удовлетворения от проделанной работы, как в этот раз. Он не получил и цента в свой кошелёк, но впервые почувствовал себя живым и счастливым, а главное – нужным.

Примечания к главе 9, часть 2/3

>Глава 9. Нуль. Часть 3/3

Запись опубликована в рубрике Ben 10 (фанфик), Джен, Драма, Фантазии с метками , , , , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий