Рисунок луны

 
Название: Рисунок луны
Автор: Лилиадна
Бета: Schera
Фэндом: ориджинал (Город снов)
Жанры и предупреждения: мистика (?), слэш
Рейтинг (возвратное ограничение): R (18+)
Размер: 1458 слов; мини
Описание: Есть люди, которые видят Знаки. Это помогает им многое достичь, многого лишает. Рисунок луны подскажет будущее…
Размещение на фикбуке: нет
Последнее редактирование: нет

Рисунок луны

Ночь. Слишком тёмная, хоть и полная луна освещает путь. Слишком тихая, хоть и движется конница. Настолько тихая, что на душе не спокойно. Да и о спокойствии говорить бесполезно. До границы дошли слухи, что Правитель пал. Победа не принесла ни радости, ни ликования. Ничего, что должно было быть. Границы, доверенные им, были под пристальной защитой, пусть и несли убытки. Но вот другие были прорваны.

Многие воины просто двигались вперёд, не зная зачем. Были ранены и они, и лошади. И те, и другие устали. Однако, наверное, тяжелее всего было именно животным, несущих на себе двоих всадников. А таких было много. В том числе и первая, ведущая лошадь.

Гиппарх – по странной прихоти Судьбы, парнишка лет девятнадцати или двадцати, может, даже чуточку старше, если не младше. Именно этот молодой человек ведёт вперёд эту колонну. Даже вернее сказать, что просто идёт впереди, никого не заставляя следовать за собой. Он знает, что теперь он – никто. Никто для людей за спиной. Что его слово отныне ничего не значит. И юноша прекрасно понимает, что любой его выдох может оказаться последним. От рук тех, кого он вёл в бой, чтобы защитить земли и Правителя. Но теперь нет ни того, ни другого. Теперь всем остаётся защищать лишь свои жизни. Свою жизнь. Любой ценой.

Юноша сжал в ладони зажим, готовый стянуть шнурок на шее, стоит лишь потянуть. По уму нужно бы снять, ведь им легко можно убить. Однако это подарок, несущий удачу. Ведь он всё ещё жив. Если раны и есть, то не серьёзные. Это подарок, который слишком дорог. Как и тот, кто подарил его. И этот человек сейчас позади него. Прямо за спиной. Юноша даже неосознанно откинулся назад, желая убедиться в этом.

– Устал? – спросил мужчина.

– Сам нет, но глаза устали, – ответил юноша. Для этого человека он навсегда останется лишь мальчишкой. Даже высокий чин в столь юном возрасте не изменил отношения.

Молодой человек поднял глаза, рассматривая рисунок, появившиеся на ночном «солнце». Яркий, очень яркий пейзаж: поляна, лес и горы. Такое ощущение, что какой-то ребёнок использовал небо вместо полотна, рисуя на нём причудливые и яркие формы. Гиппарх чуть повернул голову в сторону, пытаясь разглядеть мужчину, но не смотреть за спину. Не оборачиваться, чтобы ни случилось.

– Ночь слишком тёмная. – Слишком темно, ночь скрывает лица, делая всех лишь силуэтами. – Нет звёзд, только полная луна. – Юноша ещё раз пытается рассмотреть рисунок, но теперь его глазам предстали три полные луны с отдельными фрагментами. Его губы чуть скривились в усмешке – всё решено. – Пейзажи луны весьма красивы.

Окружающим всегда были не ясны слова предводителя. О каких рисунках и знаках он говорил. А то, что он предугадывал многие события – парень просто умеет читать природу вокруг.

И даже мужчина, единственный человек, кому юноша доверял большего всех, даже больше, чем себе, не понимал этого. Он поднял голову, но перед ним всё тот же бледно-жёлтый диск всё с теми же затемнениями. Всё такая же холодная, жестокая. Сегодня ещё и одинокая. Ничего красивого и притягивающего. Даже для него загадка, о чём же нашёптывает этот ребёнок.

 

Хоть и ночь. Пусть тёмная и слишком тихая. Но конница двигалась дальше. Поле кончилось, впереди лес, а позади нечего делать. Дорога очень узкая. Низкие ветви цепляются. Ход замедлился, а вскоре вовсе остановился.

Гиппарх не позволял своей лошади сдвинуться вперёд. Опять же никто не мог понять, в чём причина. Почему предводитель не отводит глаз с одной точки.

Ни лошадь, никто другой не видят волка. А дикий зверь скалится вовсе не на них, а на юношу, не смевшего отвести взгляд.

Время опять сбилось со счёта. Но теперь юноша точно знал, что эта ночь – последняя. Он не мог объяснить своей уверенности в этом. Рисунки ли луны, волк ли, готовый напасть на него, появившийся из ниоткуда, или давнее предсказание гадалки, о котором он уже успел забыть, но почему-то вспомнил.

Юноша робко повернулся, улыбаясь. Даже если не видно, голос всё равно выдаст.

– Если это действительно так, то только от твоей руки.

Спина почувствовала чужое напряжение. Совсем не то напряжение, когда пытаешься понять собеседника, а то, когда тебя разоблачают, и в ответ стараешься сказать что-то, что позволит выйти из этой ситуации или хотя бы оправдать себя. И такое же напряжение повисло в ночном воздухе. Голос юноши не уверенный и не с командным тоном, как обычно, но всё равно не тихий.

– Но ведь я не лишён последнего желания?

Юноша ждал ответа. Кажется, его ждали даже лошади, всё ещё веря в своих наездников. Старый Правитель пал. Его Законы не действуют. А новых никто не знал. Ожидание тянулось. И нарушилось лишь, когда рука мужчины, сидевшего за спиной юноши, легла на плечо.

– Проведи эту ночь наедине со мной, как с любовником, – убедившись в догадках, тихо сказал бывший гиппарх, – делая всё, что хочешь.

Их уже никто не слушал. Теперь юноша действительно точно был никем. Люди говорили о своих планах в открытую, не стесняясь и не скрывая. Да и что было скрывать? У всех одно – выжить. А каким образом – не столь важно. Никто не заботился уже о гиппархе и его палаче. Да и слушать у них было нечего. Оба молчали всю дорогу до городской крепости, скрытой лесом. Молчали и внутри.

Юноша безмолвно проглатывал обиду. Под его руководством оказалось слишком много продажных людей. Но с другой стороны он понимал, что его жизнь не сулит ничего хорошего. Очередные шум, революция, пролитие крови и без того уставшего государства. Даже если он выживет, то погибнут все эти люди, пришедшие сюда. Вслед за ним. Они хоть немного отошли от всего этого. И даже что-то празднуют. Может, запоздало победу. Или провожают падших. Может, даже его…

Желания у юноши есть не было. Да и не предлагал ему никто. Хотя стол был достаточно богатым для такой поры.

Он просто стоял и ждал того, кому доверял и кому доверил и жизнь, и тело, и смерть.

 

Хоть в пути юноша сказал, что позволит делать с собой всё, что будет угодно душе мужчины, но всё же действовал больше сам. Многое для него было ново, многому только учился.

Ему не нужны были разговоры или молчание, какие-то объяснения или ложь. Хотя нет, одну ложь он очень хотел – хотел верить, что он всё же любим и желанен.

 

Было холодно и светло. Светло не от искусственного света, а восходящего солнца. В руках всё тот же подаренный шнурок. Вокруг полная тишина, что собственное сердцебиение с невероятной силой бьёт по барабанным перепонкам и всему телу. Юноша даже не пытался понять болит душа или тело. Болит ли что-то сильнее, или болят оба. Боль была настолько сильной, что слёзы не смогли подступить к глазам. Боль была настолько сильной, что вопль застрял где-то глубоко внутри. Боль была настолько сильной, что даже мысли не смели шевельнуться в отчаявшейся голове.

Была ли закрыта дверь. Нёс ли кто-то охрану за ней. Был ли вообще шанс покинуть это место…

Юноша не смел даже двинуться. Или не смело тело. Его глаза так и смотрели в ту же точку, как и когда он проснулся. Пустой взгляд. И почему только тело не было столь же пустым, а наполнено этой дикой сковывающей болью?

Юноша не шевелился весь день. Изредка его проверяли. Были и те, кто подходил убедиться жив ли он ещё. Но он ни на кого не обращал внимания. До тех пор, пока из рук не выхватили шнурок. Оказалось, что у него ещё были даже силы сопротивляться.

– Предали абсолютно всё? – юноша смотрел на воина, когда-то бывшим под его началом. – Я всё равно никуда не денусь, – впервые за всю свою жизнь огрызнулся он так, что находящийся рядом даже вздрогнул, забыв о своей усмешке.

К закату зашла женщина. Она оставила еду перед юношей, попросила поесть. Немного потрепала по плечу, но, не дождавшись реакции, так и ушла.

Юноша не замечал, кто к нему заходил и зачем. Этот день длился невероятно долго и мучительно.

На горизонте уже светало, когда дверь очередной раз распахнулась. По комнате разнёсся запах дождя и цветов. Поднимавшийся какое-то время назад гул за стеной улёгся. Знакомые шаги остановились рядом. Их звук пробивался сквозь заслон юноши.

– Тюльпаны на чёрном бархате, – прозвучал родной голос. Мужчина присел рядом и положил перед глазами цветы, завёрнутые в ткань. – Делал ты, что хотел, а не я.

 

К восходу солнца сердце юноши не билось. Холодный. Хотя его кожа никогда и не была горячей. Дыхания не было. В этом мог удостовериться каждый желающий.

Мужчина терпеливо ждал, сидя рядом и теребя завядший тюльпан. Он не позволил наносить никаких дополнительных смертельных ран для достоверности смерти, требуя уважения. Всё-таки в прошлом именно этот юноша не раз дал выжить тем, кто сейчас тут. Мужчине удалось настоять и на отдельной могиле. Хоть в чём-то его поддержали прибывшие приспешники нынешнего правителя. Возможно, что в будущем тот человек будет не просто правителем, а Правителем. Время покажет. А пока… мужчина хочет лишь отвезти тело юноши в родное селение.

 

– Холодно, – тихонько простонал юноша, завёрнутый в погребальные наряды.

– Так и должно быть, – ответил мужчина, чуть растирая мёрзнувшему попутчику плечи. – Твоё сердце билось настолько медленно и тихо, что в этом нет ничего удивительного. – Мужчина сделал несколько жестов кучеру. – Хотя чудо, что бы вообще перенёс это. Не очнись в ближайшее время, то, и в самом деле, оказался бы под землёй.


Запись опубликована в рубрике Город Снов, Слэш, Фантазии. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий