Империя Вилгакса (в5). Арка 1. Связи. Глава 3, ч.2/2

Империя Вилгакса (в5). Арка 1. Связи. Глава 3, ч.2/2

Я всё-таки решила каждую часть главы выкладывать отдельной записью. Это проще для меня, думаю, и для читателя тоже. Думаю, при редактировании старых записей, также разобью части глав (текст перенесу к записям-объявлениям о них).

История написана ради фанатского удовлетворения от вопроса «А что если?..» с полным пониманием, что единственная прибыль может быть лишь в виде отзывов читателей.
Название:
Империя Вилгакса. Арка 1. Связи
Автор: Лилиадна
Фэндом: Ben 10 (франшиза от OS до OV), немного Generator Rex; элементы MIB и Andromeda
Основные персонажи: Бен Теннисон, Гвен Теннисон, Макс Теннисон, Вилгакс, Колдунья, Кевин, Вилгакс, Фил
Жанры и предупреждения: джен, драма, фантастика, альтернативная история, ОЖП, подробнее (возможны спойлеры)
Рейтинг (возвратное ограничение): R, возможно NC-17 (18+)
Размер: 1 часть ~3000 слов; планируется максиОписание: Долгожданная поездка с дедушкой Максом. Она бы стала самыми лучшими летними каникулами, не смотря на зануду Гвен с ними, но на руке десятилетнего Бена оказались космические часы, превращающие в одного из десяти супергероев. Часы, ставшие легендой ещё до своего завершения – Омнитрикс, величайшее оружие во Вселенной, за которыми охотится Вилгакс, готовый на всё, даже на защиту носителя.
Размещение: на Фикбуке

Империя Вилгакса

Арка 1. Связи

Глава 3. Лучше. Часть 2/2

Оглавление

3.3

Непривычно чистый сухой воздух с голубым небом и жёлтым солнцем, рыжая пыльная земля и каменные возвышения. С орбиты на планете было много зелёного и синего, но сигнал привёл в эту пустошь, так похожую на ту, где Тетракс впервые столкнулся с Вилгаксом. Тогда они оба были безызвестными отщепенцами: где-то на краю галактики, без дома, без средств к существованию. Тетракс сам покинул родную Петропию, где междоусобные войны не прекращались поколениями, уничтожая вокруг всё, в том числе и планету. Вилгакса изгнали свои же. На тот момент Тетракса не волновала причина изгнания нового знакомого, да и он вообще не понимал к чему было их знакомство, ведь по факту они – соперники: награду бы получил только один из них. Вот только закончилось тогда всё совместным выживанием: внешняя безопасность обманчива. Ещё более обманчива, чем их наниматель. Случайная встреча, предрешившая всю последующую жизнь. Но если прежде всё предопределял Вилгакс, в этот же раз выбирать итог будет сам Тетракс.

Тетракс решит, сохранит суверенитет эта планета, станет ли подчинившейся колонией, безжизненной пустыней или же вовсе космической пылью. Таким же мусором, каковым теперь является Петропия из-за его ошибки. Ошибки, которую Тетракс не мог простить себе. Он не любил Петропию, ведь любить её было очень сложно, когда рождаешься и взрослеешь посреди поля боя, видя, как гибнут знакомые и близкие. И всё же это был дом, который закалил его, сделал сильным, способным выжить в любых условиях. И привлечь внимание Вилгакса.

На такой же планетке на отшибе галактике.

Вот только в этот раз Тетракс здесь по приказу Вилгакса. Он добудет Омнитрикс.

Дело не в соревновании. Да и тут итак ясно, кто победит, ведь в отличии от Крааба Тетракс не намеревался бездумно бросаться в бой. Тетракс с детства усвоил, что спешка может стоить жизни.

Вокруг Омнитрикса много легенд и мифов, сложно сказать, что из них правда, а что всего лишь вымысел. Ещё сложнее предсказать на что способен его носитель, раз дроны не смогли заполучить часы. Был ли носитель вообще человеком или же каким-то осевшим здесь инопланетянином. Кем вообще являлся противник, осмелившийся встать на пути Вилгакса. Нет никаких данных.

Эктонурит, от которого исходил сигнал, защищал ребёнка. Человеческого ребёнка. Тетракс лишь пару раз встречался с людьми, но этого было достаточно, чтобы иметь маломальские представления о жителях Земли.

– И я не советую тебе со мной связываться, – вступил в словесную перепалку Крааб.

– Неужели? А как тебе это? Сейчас ты меня видишь, – эктонурит исчез, оставив ребёнка без защиты, – а теперь – нет.

Глупый поступок для носителя Омнитрикса. Явно полагается на органы чувств своего вида. Крааб – киборг с Пискиса. Его тело практически полностью состоит из технологий, среди которых и сканер, настроенный на Омнитрикс. Более того, у Крааба уже есть опыт борьбы с эктонуритами, покинувших Анур Трансил.

Вот он – отвердитель протоплазмы: носитель Омнитрикса не сможет спрятаться, да и двигаться ему будет на порядок сложнее.

Эктонурит отлетел в стену, но увернулся от следующего удара. Крааб не смог проколоть ногой, зато с лёгкостью отразил нелепый удар, откинув противника в гору какого-то хлама. Как с такой манерой боя носитель Омнитрикса всё ещё на свободе и жив?

Ещё одна глупая попытка атаковать. Крааб выстрелил бластером из клешни.

– Какой же ты слабак.

Скорее идиот. Будь он слабаком, не смог бы подняться. Исход предрешён. Сикс-Сикс даже не появился, а уже всё закончилось.

– Рычаг! – закричал ребёнок. – Потяни за рычаг!

Тетракс замер. Он был готов вмешаться, но этот человеческий ребёнок – фактор непредсказуемости. Скрытый механизм резко взмыл вверх, унося с собой стоявшего на нём Крааба. Ловушка.

– С тобой всё в порядке? – подбежал ребёнок к носителю.

Омнитрикс загорелся красным, запищал, возвращая носителя в свой истинный вид.

Ребёнок. Носителем стал человеческий ребёнок. Это многое объясняло. Всю эту нелепость и глупость, а вместе с ними и фактор непредсказуемости для дронов. Недостаточно данных.

Эктонурит. Значит, помимо пиронита, вульпиниянина и петросапиенса, у носителя минимум четыре формы.  А сколько их именно, сложно сказать, ведь Омнитрикс имеет большую базу. Носитель неопытен, но непредсказуем как воин – он ребёнок. Дети же редко задумываются о последствиях, особенно если они выросли в спокойных условиях. Не мудрено, что испугались и удрали.

Но Крааба они уделали. На время, но вывели из игры. Стоит понаблюдать ещё немного, чтобы определиться как именно обезвредить ребёнка и схватить его. Крааб пока в отключке, Сикс-Сикс должен уже быть на подходе – скоро обязательно нападёт на носителя, ведь он хочет заполучить награду в одиночку. Однако ни Сикс-Сикс, ни Крааб не получат обещанной награды. Они могут ещё немного поиграть в свои догонялки, благодаря которым Тетракс выяснит обстановку. Он будет рядом, будет наблюдать, как эти два охотника будут дальше цапаться между собой, давая шанс носителю проявить себя. Он ребёнок, но всё ещё жив и на свободе.

Вот только чем больше Тетракс наблюдал за битвами носителя, тем больше приходил в ярость. Никакой стратегии или хотя бы тактики боя, лишь грубая сила. Он явно не обдумывает свои поступки, не просчитывает ходы. На этой планете так много существ, да только людей тут должно быть за шесть миллиардов, а часы на руке ребёнка! Глупого, не способного даже использовать полноценно формы, в кого превращается. Эктонурит Омнитрикса, которого увидел Тетракс – жалкое ничтожество, а не лучший из лучших. Посмешище, которое полагается только на навыки прятаться, в то время, как настоящий способен вселяться в чужое тело и управлять им, сливаться так, что и не сразу поймёшь, что перед тобой одержимый лазутчиком с Анур Трансил. Когда же ребёнок превратился в петросапиенса, то стало вовсе тошно. Вот это посмешище – представить Петропии?

Носитель ничего не знает об Омнитриксе, до этого даже не знал его названия. Ничего не знает о тех, в кого превращается. Не знает ничего о противниках, да и не стремится узнать. Не умеет использовать окружающую обстановку. Откровенно говоря, он ничего не умеет, а его бой – откровенные кривляния. Живи этот ребёнок на Петропии, умер практически сразу бы.

Даже его нелепая атака, когда Тетракс повернулся спиной. Его слышно, он ощущаем и предсказуем. Центр тяжести нарушен, сила не сконцентрирована в ударе, не усилена способностями. Множество лишних движений. Абсолютно бесполезных в бою, лишь отнимающих время и силы. Он открыт и беззащитен.

– Ты выбираешь героев, учитывая только их силу и не принимаешь во внимание стратегию, – отчитывал Тетракс носителя, как когда-то отчитывали его ещё совсем мальчишкой. – Ты когда-нибудь обдумываешь свои поступки?

– Я одержал победу над многими пришельцами, – хвалился он, вылезая из ящика и поднимаясь на ноги.

– Особенно в последний раз, в той шахте, – напомнил Тетракс.

– Их было двое, а я один.

Двое? Сикс-Сикс не успел добраться туда. По факту двое было против Крааба. Тетракс замолк лишь на секунду. Даже если носитель заметил его, это ничего не меняет. Или под последним они подразумевают разные бои, ведь преследование ещё не закончено.

– Но ты едва не лишился жизни и чуть не потерял Омнитрикс. Побеждать нужно легко и без усилий. Омнитрикс – это тебе не игрушка. Знай, что это – самое мощное оружие во всей галактике, – продолжал Тетракс, быстро подбирая выражения, которые должны быть понятны ребёнку. Служба у Вилгакса дала неожиданные результаты. – Ключ к эпическому бою между добром и злом.

Добро и зло – то, на что клюют многие, особенно дети. Большинство культур галактики пропитано дуальностью, воспитываются на ней. Быть добрым и правильным в них – это потребность. Дай понять, что ты добрый, что ты за справедливость, что ты свой – тебе доверятся. Это то, во что Тетракс сам верил в прошлом. Это то, что он отбросил и совершил страшную ошибку.

Да, именно тогда была первая встреча с Вилгаксом, в их совместном выживании на такой же планете, с таким же воздухом, небом и землёй. Встреча, когда они ещё были на равных. Во вторую же Вилгакс уже был в состоянии нанять небольшую хорошо обученную армию. Роли распределились моментально. Тетракс выполнял приказы и продвигался по службе, порабощая одни планеты, уничтожая другие. Влияние Вилгакса росло. Подчинив планеты, он получил ресурсы для расширения армии и укомплектования. Однако армия росла за счёт дронов. Наёмников же становилось всё меньше. Одни недовольны Вилгаксом. Другими недоволен сам Вилгакс.

– А ты на чьей стороне? – спросил носитель Омнитрикса, продолжая свои нелепые атаки. Да он даже падать не умеет. В таком момент его убить проще всего. Тетракс даже не контратаковал – всего-то блокировал, носитель свалился из-за собственных ошибок.

Тетракс тогда просто выполнял приказы Вилгакса. Чёткие, ясные. С щедрой оплатой. Единственное, что командовать дронами было, пожалуй, самым скучным из всего, что приходилось делать. Их адаптивная система прекрасно справлялась, пока не встречалась с фактором непредсказуемости[1], не поддающимся логике и рациональности. В таких случаях вмешивался Тетракс. Это позволяло хотя бы размяться в реальных боевых условиях. Правда, спарринги с Вилгаксом даже близко не стояли с тем, что Тетракс переживал в детстве на тренировках, где либо ты, либо тебя. Физически Вилгакс превосходил многих инопланетян, с которыми довелось встречаться Тетраксу. Но страшнее то, как он умел располагать к себе словами, ловко манипулировать, легко дурить. Что из этого стало причиной изгнания, Тетракс не вникал, но уже понял, что Вилгаксу не составило бы труда поднять соплеменников на революцию и захватить власть. Он мог прорваться к власти ещё тогда, но тянул. Подчинял другие планеты, уничтожал неугодных, успевал воевать инкурсеанцами.

Вилгакс наращивал силы. Методично и постепенно. Осваивал технологии и искал новые, осваивал их и снова искал. Однажды его заинтересовал Кристаллический Камень Петропии – священный артефакт, который по легенде обладал невероятной мощью. Тетракс добыл его.

– Ты ведь ещё жив?

– Так ты не злодей? – угомонился носитель.

Сложно сказать, кто же он. Тетракс жалел о выполнении приказа. Впервые, как он покинул родную планету, Тетракс жалел о выполнении чужого приказа. Петропию уничтожили его же руками. Он не любил её, такую вот растерзанную постоянными внутренними распрями, но это был его дом.

Известия об этом моментально утихомирили подчинённые планеты. Мощь Вилгакса выросла.

Ответ на вопрос о возвращении его на Вилгаксию становился всё очевиднее. Порабощённые планеты стали колонией новой Империи.

– Я должен любой ценой вернуть на свою планету Омнитрикс. Он на твоей руке. И чтобы его снять, я доставлю тебя к своим.

Вернуть на свою планету. Доставлю тебя к своим.

Эти слова эхом звучали в голове. Увести против воли – это же похитить. Если другие пришельцы хотели отнять часы, то этот – забрать Бена. Только поэтому он и спас от тех двоих, от инопланетного краба и какого-то ниндзя-пришельца, напавшего на автобус, когда дедушка в спешке уезжал. Дурочка Гвен рассказала, что на них напали, требуя часы. Бен хотел превратиться с четырёхрукого Силача и поквитаться с крабом, но вместо него на автобус напал ниндзя. Покинуть городок не успели – их застали на выезде у шахт, поэтому дедушка и Гвен уехали в вагонетке, а Бен остался сражаться с пришельцами. Алмаз должен был справиться с ними. Но кажется, у краба опять была какая-то хитрость – Алмаз ничего не мог им сделать, как и Призрак.

Потом появился вот этот пришелец, использовал бомбочку с газом. Краб и ниндзя отключились, а Алмаза утащил обратно в заброшенный городок.

Побеждать нужно легко и без усилий и бла-бла-бла-бла.

Даже если он не злодей, то на друга он совсем не похож. Ну и что, что он должен вернуть Омнитрикс, и чтобы снять часы, необходимо доставить куда-то Бена? Это похищение, друзья так не поступают.

– Ну, нет! Я никуда не пойду.

– У тебя нет выбора, – говорил пришелец всё тем же спокойным непоколебимым голосом.

Всё это время он разговаривал с ним как-то сдержанно. Ни разу не повысил голос, не понизил его, а вопросы вовсе звучали утверждениями. Именно такой интонацией говорила мисс Найт, когда собиралась кого-то отчитать. Она говорила таким образом только при одноклассниках, но наедине становилась другой – не скрывала, что её что-то злит или расстраивает. Не кричала, но её голос менялся. А этот пришелец… Его голос всегда звучал одинаково, даже если словами поучал или высмеивал. Сложно судить, что же именно это было.

Это был первый пришелец, который вёл себя так. Слишком сдержанный.

– Думаю, что есть.

Алмаз снова напал на пришельца, свалил его с ног и сел сверху, прижимая плечи к земле. Приложил все силы, но противник всё равно с лёгкостью отбросил в сторону.

Пришелец не нападал сам, а лишь продолжал отчитывать своей монотонной речью. Если бы он вёл уроки, то Бен бы высыпался в школе. Но сейчас Бен слушал его внимательнее, чем когда-либо мисс Найт. Он знал о супергероях, о часах, как они работают.

– Ты используешь лишь малую часть их потенциала.

– Я не понимаю, откуда ты всё это знаешь.

Это его часы? Они принадлежали ему до того, как оказались на руке Бена? Бен знал, именно что откуда-то знал, что супергерои могут большее, но никак не получалось достичь этого. Разве что иногда, когда было совсем страшно. Настолько страшно, что непонятно, как выкручиваться, и Бен внутренне впадал в ступор. В такие моменты супергерои словно сами начинали действовать – Бен сильнее терял ощущение самого себя, становясь кем-то другим. Совершенно другим, чужим даже для себя самого. И от этого становилось ещё страшнее. Бен не любил такие моменты. Он – это он. Он всего-то хочет немного развлечься и стать супергероем, который действительно может кому-то помочь, кого-то спасти.

Супергерой поднялся на ноги и уставился на пришельца. Тот стоял неподвижно напротив. Пластинки на голове шевельнулась. Шлем открылся, заставляя Бена удивиться ещё больше. Перед ним стоял Алмаз. Вернее, такой же пришелец, как Алмаз.

– Мы похожи, – выдохнул Алмаз. Бен ощущал, как супергерой часов рад увидеть соплеменника.

– Нет, – отрезал тот, оставляя внутри неприятное ощущение. – Я благородный воин. Ты же – импульсивный ребёнок, – он впервые ткнул пальцем. То ли просто указал на Алмаза, то ли на значок часов.

Бен оглянулся на них – заморгали красным и запищали. Разрядились. Они уже разрядились и непривычно быстро превратили обратно в человека. Второй Алмаз теперь казался гигантом, возвышающимся над мальчиком.

– Время уходит, пошли, – проговорил пришелец, схватив за футболку.

Ворот больно впился в горло, ткань врезалась в кожу. Схвати он чуть иначе, Бен вынырнул бы из футболки, но вместо этого он мог лишь кряхтеть требования отпустить. Даже пнуть не выходит – слишком длинная рука, да и вряд ли он почувствует хоть что-то – Алмаз бы не заметил.

Неприятный металлический скрежет и цоканье наконец-то стали отчётливы. Из-за здания появился краб.

– Ты кое-что потерял, – заявил он, показывая летающую доску. – Ты не можешь улететь с этой планеты с Омнитриксом. А это в качестве гарантии, он развернулся к ниндзя, с лёгкостью тащившего в одной руке Гвен, а в другой дедушку Макса, будто каких-то котят. – Агрессор и я решили работать вместе. Мы поделим награду и тебя пополам.

Бен не успел даже возразить что-либо, ведь делить-то явно собирались его, как державший его пришелец закрыл собой от обстрела и закинул в дом. Слушать о том, что дедушку и Гвен надо спасать, он явно не желал. Его волновала только сохранность часов, а вместе с ним и Бена. Просто приказал быть здесь и всё. Он только и знает, что указывает Бену, как быть и что делать.  Сперва отчитывал, что Бен неправильно использует часы, что его супергерои неполноценные, потом заявил, что он доставит Омнитрикс на свою планету. Его не волновали ни Бен, ни его близкие. Только Омнитрикс. Как и всем другим, этому пришельцу нужны лишь часы. Единственное, что он вроде как на стороне добра. Если Бен докажет, что он может использовать часы с умом, что может использовать не только грубую силу, что он сможет сам победить злодеев и станет сильнее, его оставят дома? Ведь он просто ещё не успел научиться использовать эти часы, ведь когда нашёл их, никакой инструкции не прилагалось.

Снаружи стало очень шумно. Свист, взрывы, грохот. Бен выглянул, но ничего не видно – слишком много пыли. Из неё вылетел ниндзя. Свалился на спину и тут же выстрелил куда-то в облако. Это совсем не лазер краба, а какая-то граната. Среди пыли блеснуло бирюзовым. Похоже, тот пришелец создал щит из кристаллов и именно его осколки виднелись в облаках оседающей пыли. Он сражался с крабом в рукопашном бою. Похоже на те приёмы Гвен, когда она с лёгкостью опрокидывала Бена через себя. Этот пришелец был так похож на Алмаза, но сражался совсем иначе.

Бен отвлёкся на сигнал часов. Зарядились. Это услышал и краб. Но теперь и Бен может вступить в бой. Если ошибётся, что это может стать последней битвой.

Десять супергероев. Казалось бы, большой выбор. Челюсти – однозначно нет. Призрак против краба тоже бесполезен. Алмаз не справился. Молния быстрый, но недостаточно сильный против этих двоих в броне и с оружием. Силач… Гуманоид – он умный, маленький и почти незаметный. Он очень умный и сообразительный, понимает, как работает то, что Бен сам видит впервые. А ещё в супермаркете, пока Гуманоид искал золотую карточку в коробках с хлопьями, даже успел посчитать сколько штук этих самых хлопьев в коробках и насколько производители хитрили с весом, сколько коробок вообще на полках и какой шанс найти карточку в этом супермаркете. Все хотели, чтобы Бен подходил к бою с умом, так вот – Гуманоид в бой.

Краб и остальные как-то находили его, сигнал Омнитрикса? Немного сделать так и вот этак. Знать бы что конкретно происходит, но это должно скрыть его. По крайней мере, сигнал от часов стал иным и это даст ему какое-то время.

Пришелец мотал головой. Встроенный механический глаз так и не мог уловить нужный сигнал, да и не видел движения. Маленький Гуманоид бесшумно и ловко забрался на балку над пришельцем и спрыгнул вниз. Вот тут бесшумно не вышло, но приземлился именно туда, куда целился. Большая часть тела искусственная, панцирь скрывает всё, что заменило живой организм и соединяет с остатками от тела. В целом все такие экзоскелеты одинаковы и нервные узлы всегда проходят в одном и том же месте. Гуманоид нырнул рукой в щель между шейными пластинами. Ох, будь он чуть крупнее, достать было бы сложнее. Это искусственная система кровоснабжения, а вот и нервные узлы. Повредить их несложно. Это будет адски больно для краба, но не убьёт его. Немного судорог и паралич, пока не восстановят систему. На Земле он это вряд ли сделает, зато жив останется.

Проводки порвались. Небольшая дуга при разрыве. Пришелец нелепо завопил и заплясал, пока не свалился. Да, это больно настолько, что он отключился.

– Один готов, – объявил Гуманоид.

Добраться до второго казалось сложнее – он всё ещё сражался с тем пришельцем-Алмазом, а неподалёку прятались дедушка Макс и Гвен. Живые и в целом без видимых травм. Но они слишком близко к этим дручунам из космоса.

– Спасайся, Бен! – прокричал дедушка, напав со спины на поднявшегося на ноги пришельца, но тот сразу скинул дедушку. Это слишком опасно!

Гуманоид моментально оказался на спине пришельца, привлекая всё внимание на себя. Чтобы там не говорил второй Алмаз, этот супергерой часов с лёгкостью победит и инопланетного ниндзя в доспехах, ведь его броня не особо отличался от экзоскелета киборга-краба. Как не крути, а броня подключена к нервной системе для управления всем встроенным арсеналом. Если же нарушить эту связь, то системы взбунтуются. И существенный минус такой брони в том, что потеря управления делала её обладателя собственным заложником и узником. Использовать такую серьёзную уязвимость мог только Гуманоид, с лёгкостью находящий нервные узлы и разрывающий их. Ещё один парализованный калека среди врагов.

– Оказывается, ты умный, – оценил Алмаз, используя для захвата пространственный манипулятор.

Гуманоид кивнул пару раз под сигнал часов. Бен с интересом смотрел, как кубик, который Гуманоид для себя назвал пространственным манипулятором, вырос, захватив обездвиженных пришельцев и снова уменьшился. Ни краба, ни ниндзя не было видно. Значит, они и правда уменьшились, оставшись внутри этой штуки.

– Я отлучусь ненадолго, – подобрав свой кубик, сказал Алмаз.

– А как же часы? – с подозрением спросил Бен, поднимая свою руку.

– Омнитрикс в хороших руках. Это тоже тебе пригодится, – вручил он Бену свою летающую доску.

Бен обрадовался. Это был очень крутой подарок. Ни у кого на планете нет такой штуки! Но…

– Постой, она же тебе нужна, чтобы вернуться к своим.

– Информация неверная, – ответил тот, отходя в сторону и исчез.


[1] Человеческий фактор. Человеческий – как-то неуместно здесь, а вот непредсказуемость вполне может объединить если всю многогранность человеческого фактора, то большую часть.

Лилиадна

Оставьте свое сообщение