Империя Вилгакса. Глава 4

Империя Вилгакса

Арка 2. Род

Глава 4. Возвращение в жизнь. Часть 2/2

4.2

Обострившиеся в ночи чувства словно сами превратили его в Космического Пса, заставляя нутром чувствовать окружающий мир: что и где находится, как сильно отстали от него и друг от друга преследователи.  Бен отчётливо слышал чужие шаги, падения, доносившиеся отголоски битвы, и это позволяло ему свободно действовать даже без поддержки часов. Последних пришельцев завалило развалившимся деревянным контейнером, пропахшим плесенью, гнилью и ржавчиной. Бену даже не пришлось напрягаться – ящик сам рассыпался, стоило лишь на него чуть сильнее надавить. Доски были не настолько тяжёлыми, чтобы раздавить их, но достаточно, чтобы удержать на месте хотя бы на время. Убедившись, что твари не вырвутся из плена, юноша позволил себе перевести дух. Что ж, часы и раньше не запускались в нужный момент.

Бенджамин осторожно выглянул из-за угла и скрылся обратно. Сколько бы пальцы не набирали все знакомые комбинации, Омнитрикс так и продолжал лишь тихо пиликать, но не позволял выйти в меню выбора супергероев. Облепленные “слюной” пришельцев и окружённые Кэролайн и магистр Лабрид напоминали подтаявшие свечки с головами вместо фитилей, а вот от вечных рыцарей и их грузовиков уже не было и следа. Кевин тоже куда-то исчез, но его автомобиль всё ещё стоял. Инопланетяне издавали какие-то непонятные, но угрожающие звуки, видимо, пытаясь что-то выяснить от своих пленников. С одним бы Бен справился, с двумя уже сложнее, но их тут пять и эти уже вряд ли попадутся так же легко, как преследовавшие его, ведь они сумели поймать магистра и Колдунью.

Отвлёк от них писк Омнитрикса, вспыхнувший зелёным циферблат неожиданно засветился ещё сильнее. Громоздкие часы стали маленькими и теперь не отличались от обычных наручных часов, если внимательно не всматриваться в них.

– Это что-то новенькое, – прошептал Бен, быстро просматривая изменившееся меню. Теперь пришельцы не отображались силуэтами на циферблате, а высвечивались голографическими фигурами. – Этих супергероев раньше не было.

Выбирать среди незнакомых инопланетян было некогда – просто послушал интуицию и нажал на пуск, а разберётся по ходу, как в детстве.

– Я Пламенный, – вырвалось имя супергероя.

Пришелец немного сморщился, учуяв гнилостный запах. Хоть он и был до этого, но совсем слабый, сейчас же стал значительно сильнее, вот только никакого отвращения не вызывал и казался настолько естественным, что вскоре и забылся. Получается, это его запах, ведь точно так же происходило и с Жуком. Тогда могут возникнуть серьёзные проблемы, если у противника хорошее обоняние. Однако окружившие Кэролайн и магистра инопланетяне были очень заняты своими пленниками, так что их внимание пришлось намеренно привлекать к себе. Для нового супергероя они оказались не такими уж серьёзными противниками: стоило отправить двоих в полёт, остальные бросились к грузовику и попытались скрыться. Десять минут для них слишком много, даже с их сопротивлением и пальбой из лазерных копий. Бенджамин лишь бегло обрадовался, что он находился далеко от скованных товарищей, а вся пальба приходилось по нему, заставляя смеяться от щекотки. Возможно, со стороны это походило на истерику, особенно в тот момент, когда выстрелом оторвало руку. Правда, уже было не щекотно, а скорее крайне неприятно, на грани с болью из-за сильного жжения, особенно, когда рука срасталась обратно. Теперь Бен убедился, что не ошибся – у Пламенного действительно прекрасная регенерация, пугающая даже его самого, не говоря уже об окружающих – пришельцы вовсе исчезли из виду.

Это был хороший момент для его атаки. Не было никаких сомнений: белобрысая ведьма, санитар космоса – вечные спутники Теннисона, да и эмблема галванских часов на пришельце ещё больше подтверждала это.   Прошло пять лет с тех пор, как Кевин был вынужден выживать в Нулевом измерении, терпеть унижения, а теперь ещё сорвалась очень важная сделка. И всё это по вине того, кто уверял, что они друзья! Вот только хотел ли Кевин действительно мести или просто убраться отсюда, он сам точно не знал. Хоть у Теннисона новые супергерои, новый статус в галактике, Кевин тоже изменился – он унял кипящую внутри ярость, лучше узнал себя и узнал свой род, научился впитывать материалы, вместо опьяняющей энергии, но он и Теннисон всё также остались по разные стороны.

Колдунья и санитар обездвижены, рыцари сбежали с оружием, не заплатив ни цента, пришельцы разбиты. Остался только Теннисон. Теннисон, заклеймивший его на всю оставшуюся жизнь позором не только самого Кевина, но и его семью, маму и тем более отца, отдавшего свою жизнь за Землю, за Макса Теннисона. Чтобы Кевин сейчас не делал, все будут видеть в нём преступника из-за Теннисона!

Грузовой контейнер показался каким-то неестественно лёгким, неспособным остановить этого инопланетного монстра. Даже не оставляли сомнения, что этот ящик хоть как-то поможет, но шум при его столкновении с землёй поднялся изрядный, и Кевин застыл, скованный растерянностью и непониманием. При том, что он ненавидел Бена, не было причин убивать его – он не стоил того, чтобы становиться убийцей. Не стоил того, чтобы снова подводить маму и очернять память и имя отца и Кворрела. Вот только в какой-то момент пришелец Теннисона вселил ужас, заставляя защищаться, нападать со спины. Мысли начали метаться в голове, перекрикивая одну ужасную участь другой за незаконную продажу оружия, за сопротивление правоохранительным органам, за убийство отпрыска санитара, за убийство фаворита Вилгакса. Из оцепенения вывел возглас девчонки, лишь тогда он понял, что земля под ногами заставляет вибрировать всё тело, всё ещё обтянутое металлом. Насколько долго всё затихло, Кевин не мог сказать точно – время словно исказилось, поэтому и не знал, когда именно его скрутило вырвавшимися наружу лианами, а пришелец Омнитрикса оказался рядом, выставив руку перед его лицом.

– Если высечешь хоть одну искру, то поджаришь себе лицо, – предупредил супергерой, – метан не ядовит, но может взорваться.

Пришелец сам попытался порвать лианы и, убедившись в их прочности, вернулся к товарищам. Кевин прекрасно понимал, что оказался в ловушке, откуда выбраться он не в состоянии, но хотя бы стало легче дышать. Возможно, Теннисон не шутил, говоря про метан, нехватка кислорода давала о себе знать, да и растение стягивало всё сильнее, заставляя поддерживать металлическую броню на теле – без неё его бы уже давно сплющило. У санитаров же, судя по всему, назревала крупная ссора: Колдунья освобождённой рукой залепила Теннисону пощёчину и ругалась так, что даже грохот поездов перекрывался её криками.

– А если бы рука не восстановилась? Или бы Кевин зашиб тебя этим чёртовым ящиком? Как ты вообще мог стоять под обстрелом?

– Но ведь всё хорошо, – попытался успокоить её Теннисон. – Ты же сама всё видела. Я ещё не всё знаю о Пламенном, но считаю его идеальным вариантом для сегодняшней битвы. У меня было достаточно времени, чтобы восстановиться, иначе бы я не рисковал. Кэролайн, у меня всё под контролем, – заверил он.

– Как же, – хмыкнула девушка, отталкивая того, – я сама справлюсь – его освобождай, – кивнула она головой в сторону магистра Лабрида.

Колдунья явно была не в настроении разговаривать с Беном и всю свою злость спускала заклинаниями на липкую слизь. Санитар тоже старался взять себя в руки, он подобрал обронённое лазерное копьё и отправился с ним к Кевину.

– Настала пора поговорить с тобой, приятель, – обратился он. – У этой штуки есть энергетический блок с эфирным наконечником – это оружие слишком опасно для людей, его не должно быть на Земле.

– Это не мои заботы, – огрызнулся Кевин и тут же пожалел об этом, ведь теперь не мог вдохнуть обратно из-за ещё сильнее стянувших его пут.

Осмосианина уже не волновало, что говорил Теннисон и говорил ли что-то вообще, даже не сразу понял, что за зелёная вспышка на мгновение разогнала ночную тьму, хотя не отрицал возможности, что у него начались галлюцинации. Иначе почему после нотаций и нравоучений санитар предлагает закрыть глаза на сегодняшнее в обмен на помощь возвращении всего запрещённого оружия, Колдунья просит задуматься о посторонних людях, которые могут пострадать, а Теннисон молча стоит в стороне, пока наконец не решает, что справятся сами – Кэролайн всего-то нужно найти унёсших оружие?

Всё продолжало казаться несуразным сном, после пробуждения от которого не будет никаких последствий, да и то может тут же забыться, стоит только отвлечься. В итоге Кевин дал своё согласие на содействие, зачем-то пытаясь убедить себя и окружающих, что делает это из-за кражи его товара, его денег, его заработка и его репутации. Колдунья что-то колдовала над оружием в стороне. Вот только чем дольше это всё длилось, тем больше возвращалось ощущение реальности и осознание того, что Кевин действительно сидит в своём автомобиле и ждёт пока девчонка что-нибудь выяснит о пропаже, а на задних сиденьях расположились Теннисон и санитар космоса в защитном скафандре. Мальчишка крутил циферблат часов, пытаясь разобраться что делать с его супергероями, санитар же что-то перепроверял через значок.

– Кевин, извини, – неожиданно прервал Теннисон угнетающую тишину.

– За то, что по твоей милости я столько лет проторчал в Нулевом измерении? – съязвил Кевин, стараясь снять собственное напряжение. Он нервно колотил пальцами по рулю, пересиливая желание сигналить девчонке. Сам уже не знал, что сделать, чтобы выплеснуть накопившееся и при этом не ввязываться опять в драку, когда ситуация только более-менее стала выгодной для него. – Что она там так долго копошится?

– И за сегодня, – проигнорировав выпад в адрес подруги, ответил Теннисон, наклоняясь ближе к собеседнику, – я не должен был срываться на тебе.

– И не должен был отправлять меня в тюрьму, – съехидничал Кевин, всё-таки посигналив в ночную темноту.

– Из-за перегрузки нулевой проектор вышел из строя, – словно соглашаясь, продолжал спокойно говорить Теннисон. Именно этот спокойный тон без каких-либо эмоций давил больше всего, словно разговаривал с примитивным роботом, а не живым человеком, в прошлом ярко и буйно выражавшим свои чувства. Даже по лицу и жестам было сложно отследить хоть какие-то проявления человека, только мелькала какая-то скованность в действиях. – А без мистера Конерса у нас не было доступа к оборудованию санитаров. – Он неожиданно сменился в лице, и в голосе проявилось волнение и вина: – Мы не знали где и как вас искать.

– Да что вы вообще знаете? – не отступал Кевин.

– Что ты осмосианин, – доверительно поделился Бен. – Вернее, отчасти – тебе досталось это от отца, который тоже был санитаром космоса. Твой отец не успел тебя ничему научить, ведь погиб при исполнении, когда ты был совсем ребёнком. Мистер Конерс после возвращения пытался вытащить тебя, но ты уже бесследно исчез из тюрьмы, а поиски результатов не дали.

– У тебя были смягчающие обстоятельства, тебе дали условный срок, а ты снова нарушаешь законы, – отчитал магистр Лабрид. – Сослуживцы твоего отца… – санитар замялся, словно сболтнул лишнего и теперь не мог то ли подобрать слова то ли решиться стоит ли вообще продолжать, и использовал подошедшую к машине девушку как отличный предлог для молчания.

– У меня ничего не вышло, – постучала по стеклу Кэролайн. – Если бы кое-кто не отвлёк меня шумом, то…

– Вообще-то я знаю где они, – прервал Кевин, открывая дверцу машины и жестом показывая ей садиться рядом.

– В следующий раз говори сразу о таком, – устало вздохнула девушка.

Бенджамин удивлённо посмотрел на хмыкнувшего в ответ Кевина, затем на непривычно тихую Кэролайн. Ей тяжело даётся поиск людей по предметам, изматывает, поэтому Бен лишь предложил попробовать, но не ожидал таких стараний. С момента появления Кевина она ведёт себя несколько странно, даже при том, что часто играет роль вежливой и внимательной воспитанной девушки. О каком другом разе она говорила? В прошлом Кевин пошёл на содействие лишь бы выжить в гладиаторских боях, куда их затащили. Ещё недавно Кэролайн дала пощёчину Бену, ругая, что Кевин его чуть не убил, а теперь… А теперь Бенджамин был благодарен ей, благодарен магистру Лабриду. В прошлом Кевин отказался и не единожды откинул протянутую ему руку. И всё же насторожённости противостояла надежда, что за пять лет Кевин изменился не только в своих способностях. Впитывая материалы, он хоть и бросался в бой, но не с тем прошлым опьянением, как после того же электричества. Здесь же у Кевина была возможность подзарядиться от инопланетного оружия, значительно превосходящего по энергии земную проводку, но он этого не сделал. Пусть они не знают, чего больше хочет Кевин: избежать Нулевого измерения или поквитаться с Вечными Рыцарями. Или же подействовали слова Кэролайн, что могут пострадать не только посторонние люди, но и близкие?

Чтобы им ни руководило, Кевин сдержал слово и привёл к сбежавшим Вечным Рыцарям, а не просто привёз в ближайший замок многочисленного ордена. Хоть сперва и казалось, что он водит всех за нос.

– Тут никого нет, – обратила внимание Кэролайн на сумерки и тишину, царившие в залах и коридорах. Кругом лишь каменная пустота, разбавленная выставленным на всеобщий показ убранством.

– Жалеешь, что не взял тележку? – упрекнул Бенджамин, наблюдая, как Кевин прибирал всё более-менее ценное, оставленное на виду, но тут же переключился: – Здесь подозрительно тихо.

Он неожиданно вскрикнул, переполошив всех из-за свалившегося на него доспеха.

– Эй, Бен, что с тобой? – удивился Кевин.

– Извините, – захлебнув воздух, выпалил Бенджамин, сам удивляясь себе: ещё недавно бросался в бой без страха, а тут перепугался пустых железяк, – у меня сдали нервы, – и опять резко обернулся, не веря своим глазам – на них пялился гигантский дракон.

Спотыкаясь и теснясь в коридорах, громадная рептилия лишь грозно рычала вслед убегающим чужакам. Стены содрогались от пронзительных звуков и казалось, что пол вот-вот уйдёт из-под ног. Не говоря уже о том, что постоянно что-то оказывалось на пути, неожиданно появляясь из темноты коридора и гулкого эха. Хорошо, что не огнедышащий, а то жарко стало бы буквально.

И всё-таки мысли путались, не позволяя собраться. Единственное, что пока Бенджамин решил, – не использовать Омнитрикс без крайней надобности. Дракон не может развернуться в маленьком для него помещении и с трудом перебирает лапами, то и дело цепляя крыльями и рогами своды, заставляя камни стонать от напряжения. А ведь по всем легендам и сказкам, да и по некоторым мелькнувшим на местных стенах гобеленам, рыцари сражались с драконами, а не использовали их как стражей своих замков. Отставший от всех Бен даже не сразу понял, почему товарищи затормозили, и налетел на спину Кевина.

– Всем стоять! – требовал предводитель подоспевших на шум рыцарей. Лидер направил меч на вторженцев, остальные прицеливались из тех самых украденных лазерных копий.

Ну что ж, Кевин действительно привёл именно к сбежавшему с незаконной сделки подразделению ордена, ведь среди встретивших были сбежавшие с железнодорожной товарной станции. Иногда Бен даже для себя затруднялся объяснять, как он различал тех, кто для других сродни каплям воды – на одно лицо.

– Не двигаться! – не унимался лидер.

– Ещё чего? – огрызнулся Кевин, несильно отталкивая Теннисона в сторону, чтобы не мешался впитывать камень стены.

Сзади уже отчётливо доносилось приближение дракона, спереди их вот-вот поджарят скованные в металл фанатики инопланетных технологий. Да, денег у них достаточно, богатств за свою историю накопили несметное количество, что могут играючи оплатить долги нескольких государств. В их арсенале оружие и оборудование, которые обычному человеку доступно лишь в воображении, да что там говорить – даже военные и спецслужбы всего мира могут лишь позавидовать мощи ордена. Ходят слухи, что в их рядах и бывшие санитары космоса. И при всё этом они опустились до воровства и позорного бегства от Теннисона. Чёрт с ним, с Теннисоном, – они удрали с товаром, не удосужившись заплатить, а теперь и вовсе желали убить своего же поставщика! Они и совершили большую ошибку, может, Кевин и похож на человека, но остаётся осмосианином, более-менее научившемуся контролировать собственные способности.

Камень целиком покрыл руки до самых плеч – этого вполне хватит, чтобы пошатнуть опору рыцарей. Пальцы легко вошли в поверхность пола, вот только оторвать его и заставить идти волнами оказалось сложнее, Кевин тяжело пыхтел, но сумел-таки добиться желаемого: каменная волна пошла прямиком на рыцарей, разбрасывая их словно игрушечных солдатиков. Вот только в отличии от игрушек, они быстро вскакивали и давали отпор лазерными копьями, принуждая всех вступить в бой. Реакция Колдуньи снова спасала вспыхивающими магическими барьерами, быстро сменяющими разрушившихся под выстрелами предшественников. Санитар тоже открыл огонь, в этот раз метко попадая по противнику. Кевин покрывал всё тело каменной бронёй, пока девчонка защищала его.

– Бен, нам нужна твоя помощь! – окликнула она.

– Я немного занят! – со спины донёсся ответ. Голос казался электронным и разнесённый эхом по залам и коридорам. – Схватил-схватил! – снова повторило эхо и затихло под грохотом.

Гигантская драконья туша словно выбила всю вековую пыль из поверхностей замка, заполняя пространство кругом чёрным маревом из каменной крошки. Лишь на мгновение всё затихло, замолкло и замерло, ожидая хоть какого-то движения, а потом мир взорвался – снова послышался лязг металла доспехов, глухие удары и звонкие быстрые шаги, специфические магический звон и хлюпанье лазерных копий. Иногда Колдунья вскрикивала заклинания. Короткие и быстрые, как и отточенные за прошедшие годы движения. Кевин продолжал насмешливо пререкаться с рыцарем. Где-то в чёрных клубах слышались звенящие электронные голоса маленьких пришельцев, возящихся с большой рептилией, а магистр Лабрид безмолвно затерялся в этой безумной потасовке, но тут же объявился, посчитав опасной ситуацию для разошедшегося в кулачных боях осмосианина. В запале битвы ни Кевин, ни его противник не воспринимали угрозу от повреждённого лазерного копья.

– Оно взорвётся! – пробилось к сознанию предупреждение санитара.

Лазерное копьё – оружие пятого уровня. Модуль с эфирным наконечником. Новый фиксатор энергии, этого хватит на полчаса беспрерывного огня при мощности ноль целых шесть десятых тераватт. В общем, этого было достаточно для понимания опасности бегающих красных молний из фиксатора энергии. Что произошло дальше, Кевин уже не вдавался в физические подробности: может, образовалась шаровая молния, может, ещё чего, но появившаяся сфера быстро поглотила рыцаря и испепелила его, бросив под ноги пустой обугленный шлем. Насколько сильным был жар от взрыва, осмосианин не знал: камень защитил от высоких температур, и смягчил удар, когда санитар резким рывком помог укрыться от взрыва.

– Вот почему эта технология запрещена на Земле, – объяснил магистр, поднимаясь на ноги и протягивая руку подростку. – Люди ещё не готовы к ней.

– Я обязан тебе жизнью, – Кевин проговорил это тихо, но действительно был очень благодарен и готов выплачивать свой долг. Он принял протянутую руку.

– Да, это верно, – бросил санитар, будто только что отчитывал не за нарушения Законов, а всего лишь мелкую безобидную проказу. Да и некогда – оставшиеся на ногах рыцари словно вовсе обезумели.

Вместо того, чтобы вытаскивать раненных, они продолжали атаковать. Единственное, что изменилось, – все стали осмотрительнее относиться к оружию и не допускать нового взрыва – от предыдущего в полу зиял обвал, а замок то и дело содрогался под тяжёлыми шагами несдающегося дракона. Рептилия старалась сбросить облепивших её маленьких белых пришельцев, руша при этом стены и стаптывая попадающих под ноги предметы и людей. Колдунья тоже сошла с ума – умудрялась вытаскивать из-под лапищ людей в доспехах вместе с пришельцами, в то время как санитар прикрывал её. Да и самому Кевину не давали шанса отдышаться, тоже ввязывая в этот бой. Теперь крики различались только от размножившегося Бена, остальные старались беречь истекающие силы. Извечные «Держу!» супергероев прекратились, но на их место пришёл пронзительный нарастающий звук. Он пронизывал всё, казалось, что ещё чуть-чуть, и пострадают уже не только уши, но и мозг взорвётся вместе с черепом. Воздух внутри окружения пришельцев дрожал, глушил рёв мечущегося дракона. Когда всё вдруг затихло, Кевин перепугался что всё-таки оглох и рывком оказался рядом с Теннисоном, вернувшегося в человеческий облик. Яркие цветные точки всё ещё плясали кругом, глаза продолжало давить.

– Мог бы нас предупредить! – чуть не вытряхнув Теннисона из куртки, прокричал он и тут же выпустил из руки – собственный голос сильно резанул уши, да и горло чуть не надорвал воплями. Ему уже не было дела, что товарищ осел на пол, как только его опустили.

– Я бы закрыла уши сразу, – поддержала Колдунья, массируя виски, – чуть не оглохла.

– Извините, – посмотрел снизу на них Бенджамин, а потом огляделся вокруг.

Рыцари чуть ли не стопками лежали то там, то тут. Одни лежали тихо, другие – стонали; кто лежал неподвижно, а кто пытался ползти или подняться на ноги; были и те, кто пытался с кем-то связаться: может, вызвать подмогу, а может, врача. Пол разворочен: где полностью разрушена кладка и камни лежали невпопад кучами и бесформенными грудами; где борозды от когтей дракона, где от лазера, где просто трещинами и мелкой крошкой; завершала картину с одной стороны воронка после взрыва, с другой – груда металлолома от дракона. Стены тоже пострадали не меньше, в некоторых местах провисли несущие балки, грозя обрушить потолок. Наверное, им было бы дешевле оплатить услуги Кевина, чем теперь вкладываться в ремонт замка и приобретения новой механической сторожевой «собачки».

 

>Примечания к главе 4

>>Продолжение

Запись опубликована в рубрике Ben 10 (фанфик), Джен, Драма, ОП, Фантазии с метками , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий