Империя Вилгакса. Глава 3

Технические проблемы вроде как разрешились и теперь можно чаще наведываться сюда, поэтому добавляю то, что на Фикбуке уже есть, а тут пока не вышло. Ну и вроде ещё раз пробежала глазами на ошибки после исправления фокала.

Название: Империя Вилгакса
Автор: Лилиадна
Фэндом: Бен Тен (франшиза от OS до OV)
Основные персонажи: Бен Теннисон/Джули Ямамото, Кевин И.Левин/Кай Грин, Кеннет Теннисон/Колдунья, Вилгакс, Альбедо, Фил
Жанры и предупреждения: джен, драма, фантастика, альтернативная история развития, ОЖП
Рейтинг (возвратное ограничение): R (16+)
Размер: ~7000 слов; макси
Описание: Битва на горе Рашмор, с которой всё и началось. Всё, что хотел Вилгакс, – забрать Омнитрикс, но в итоге спас и носителя от взрыва. Раз нет возможности снять часы, то почему бы не использовать самого Бена Теннисона, тем более мальчишка сам позволяет сделать это? Однако шило в мешке не утаишь, хоть ложь и становится со временем правдой. Бену придётся посмотреть правде в глаза, а его окружению – разбираться с последствиями.
Внешнее размещение: фикбук
Последнее редактирование: 2020-12-30 после вычитки

Империя Вилгакса

Арка 1. Связи

Глава 3. В ловушке призраков. Часть 1/2

3.1

Какой-то мальчишка залез высоко на дерево и испугался слазить. Зачем он туда залез, Бен не имел понятия, но видел, что со страху тот так вцепился в ветку, словно хотел срастись с ней, при этом сам же кричал о помощи.

– Не бойся, мы тебя спасём! – подбадривала его снизу Гвен.

– Мы? – подозрительно уточнил брат.

– Бен, ты же в любой момент можешь превратиться в супергероя, – съязвила девочка, недовольно глядя, как кузен нажимал на циферблат космических часов, выбирая инопланетянина. – Ничего себе, превратился в злую агрессивную собаку, истекающую слюной, чтобы спасти перепуганного ребёнка, – всё также колко комментировала она.

Космический Пёс ловко вскарабкался на дерево. Дрожь мальчишки и прохладный ветерок позволяли с невероятной лёгкостью ориентироваться в пространстве слепому пришельцу. Настолько отчётливо, что Бен мог различить цвета и мелкие элементы, как крохотные ножки гусениц в листьях или отдельные растрёпанные волосы на голове трясущегося ребёнка. Как бы не хотелось признавать, но Гвен была права: мальчик лишь сильнее перепугался инопланетянина, и его крупная дрожь стала ещё ощутимее передаваться отовсюду. Космическому псу начало казаться, что если мальчик чуть ослабит хватку, то сразу же свалится вниз.

– Не бойся, я помогу тебе спуститься, – попытался успокоить Космический Пёс.

– Я не хочу спускаться, я хочу выскочить, – прозвучал как-то странно голос ребёнка.

Он резко обернулся и уставился своим большим единственным глазом. Синюю радужку окружал розовый белок, а по диагонали лицо пересекла толстая чёрная полоска, обводя и устрашая глаз. Ветер разрывал краски вокруг, стирая всё и оставляя лишь непроглядную тьму и светившийся когтистый сук, в котором растворился мальчишка.

– …сон, это всего лишь сон, – убеждала его Кэролайн. Привычно робкий голос теперь звучал очень убедительно и внушал спокойствие.

Ремень безопасности натёр плечо, тело затекло от долго пребывания в машине. Бен не заметил, когда уснул, но уже успел покрыться мелкой испариной, в горле всё пересохло, а сердце бешено колотилось в груди и гулко отдавалось по всему телу. Не хватало ещё, чтобы кошмары стали мучить даже в машине.

– Это всего лишь сон, – повторила девушка и отвернулась к окну.

После победы над Хексом она так и осталась с ними. Мистер Ганс пообещал защитить её, если колдун захочет отомстить: теперь Кэролайн никакая ни Колдунья, а обычная девчонка без каких-либо магических способностей, не считая её маленькой мордастой сумки. Бен не знал почему Кэролайн, Хекс и магический амулет потеряли силу, но её мешок сохранил её. Он и дальше позволял прятать внутри себя от губной помады до лазерных винтовок и ружей мистера Конерса. А ещё Бена почему-то успокаивало разглядывание этой рожицы с глазами из пуговицы и нашитой крестом ленты и губами-молнии. Когда становилось совсем тоскливо, он корчил ей рожи, а та в отместку путалась под ногами, пока не роняла его несколько раз подряд либо не отправлялась в полёт пинком. Вот и сейчас он опять пытался отвлечься от кошмара, гримасничая и кривляясь, а сумка в ответ скакала и царапала ему лицо своей молнией, словно хотела откусить нос и язык.

– Мы почти приехали, – сообщил мистер Конерс, ненадолго обернувшись назад. – Красавица, не позволяй Бену спать, если жить хочешь – разобьёмся с его воплей-то.

– Я нянька что ли? – пробубнила она, но тут же смолкла, заметив взгляд мистера Ганса в зеркале. И молча прижала к коленям свою сумку. Помимо неё многие пасовали перед спортивным великаном. Мистер Конерс предпочитал не выступать против.

– Бен, ты чего скис? – поинтересовался мистер Конерс, не услышав привычных пререканий.

Бен так и не ответил, лишь сонно смотрел в окно. Ему было сложно сосредоточиться на чём-то, а единственное развлечение отобрала Кэролайн. Её сумка позволяла отвлечься от преследующих кошмаров. Сейчас хотя бы какое-то разнообразие, а не в очередной раз он видел, как умирали дедушка и Гвен. Но от этого сна лучше не становилось – внутри было противное липкое чувство страха из-за опасности, которую он ощущал, но не мог понять откуда именно она исходила.

Вывел из этого состояния лишь лай собаки, выскочившей со двора, куда они завернули. Бен только сейчас осознал, что он дома. Сколько он смотрел в окно, но ничего не замечая: ни знакомых улиц, ни махающих и кричащих ему детей? Увидев своего хозяина, несносный пёс бросился навстречу и свалил Бена с ног, радостно приветствуя его возвращение.

– Привет, – уворачивался Бен от слюнявого языка Роки[1], потрепал его за загривок. Пёс наконец успокоился и сел, дав Бену встать. Но стоило только выйти из машины мистеру Гансу, как пёс подорвался и поднял жуткий лай. – Роки, тихо! – скомандовал Бен, но пёс не желал подчиняться. – Молчать, место! – снова вмешался Бен и топнул ногой, но Роки опять ослушался: он прекратил лаять, но продолжал рычать, даже когда Бен оттаскивал его за ошейник. – Тихо, Роки, они друзья, – ещё раз попытался успокоить Бен. Пёс прижал хвост и заскулил. Если бы Бен не знал, что мистер Ганс пришелец, то разозлился бы на Роки всерьёз.

Кэролайн и мистер Конерс вышли из машины, только убедившись, что Роки успокоился и набрасываться не собирался.

На поднятый шум во дворе вышла мама и тут же бросилась к Бену, прижимая к себе и целуя. Через какое-то время она отодвинула его, всё так же держа за плечи, бегло осмотрела и снова притянула к себе. Бен смущённо тихонько оттолкнул её, но так и не выпустил руку. Папа появился чуть позже, чтобы поинтересоваться, что случилось. Он оказался скупее на чувства: лишь на время приобнял сына и направился к машине.

– Сандра, Карл, – поприветствовал мистер Конерс родителей, на что получил не очень одобрительный взгляд.

Бен чувствовал напряжение и видел, что папа с мамой не рады мистеру Конерсу. Хоть он и был другом дедушки Макса, но не родителей Бена. Может, было бы чуть иначе, если бы папа с дедушкой не разругались перед самой поездкой. Папа всегда упрекал дедушку, что тот всегда отдавал себя всего работе, а не семье, и, казалось, что сейчас это же скажет и мистеру Конерсу.

– Я очень сожалею…

Сказать что-то больше у него не получалось, эта сцена итак немного выбила всех из колеи.

 

Сандра лишь кивнула на это. Ссориться сейчас не очень хотелось: не то время и не то место. Конерс был другом и сослуживцем свёкра. Как не крути, но Фил Конерс не был столь благородным и обладающим высокими ценностями человеком, чтобы привезти сюда Бена только в память о Максе. Даже если Фил уважал Макса, он всегда был скользким и неприятным типом, использующих окружающих ради собственной выгоды и всегда старался выглядеть лучше, чем он есть. Было очень неприятно, что их мальчик столько времени был в такой отвратительной компании, но в то же время их обнадёживал Уилл Ганс, взявший на себя обязательства по уходу за Беном. Сандра затруднялась объяснить своё доверие незнакомцу, это же испытывал и её муж, каждый раз рассыпаясь в благодарностях по телефону, когда Уилл и Бен выходили на связь и сообщали, где они и как у них дела.

Правда, Сандра представляла Уилла Ганса несколько иначе – голос у него был мягче и скорее вызывал ассоциации с добродушным пекарем, чем с гигантом, действительно похожего на викинга, как описал Бен.

– Простите, что задержались, – извинился Уилл. – Нам пришлось сделать по пути крюк, чтобы забрать мою племянницу Кэролайн, – представил он девушку.

– Здравствуйте, – скромно пролепетала та.

– Проходите, – опомнившись пригласила всех Сандра. – Похороны перенесли на завтра, – устало проговорила она, сопровождая гостей. – Дом у нас не очень большой, но места всем хватит. Бен, можно тебя на секунду? – Они вместе направились в комнату сына.

Если бы правоохранительные органы не решили убедиться, что причиной смерти Макса и Гвен послужила именно авария, то Бен и его странная свита точно бы не поспела. Они приехали уже ближе к вечеру и вовсе не того дня, какого хотели. Если бы не ежедневные звонки и разговоры с Беном, то они бы не выдержали. После известия о гибели Макса и Гвен, время шло мучительно долго. При том, что Уилл и Бен заверяли, что всё хорошо, не видеть собственного сына и полагаться на совершенно чужого человека было хуже любой пытки, которую только можно представить. Сандра была готова сорваться в любой момент и отправиться за сыном, однако ей нельзя было терять работу, ведь Карл и без того только-только устроился после банкротства его бывшего работодателя, и не было никакой гарантии, что и эта строительная фирма тоже не потерпит крах. А ведь им самим нужно оплачивать кредиты, цены которых стали невероятно непредсказуемыми. Одна напасть сыпалась за другой, и лишь сейчас Сандра могла вздохнуть: стало намного легче и от сердца отлегло, когда она сама убедилась, что её мальчик жив и здоров. А с деньгами как-нибудь разберутся, не об этом сейчас стоит волноваться.

Сейчас ей казалось, что любимая футболка Бена действительно приносила удачу, что именно она спасла его. Местами потёртая, с немного выцветшими чёрными полосами, но всё ещё целая и чистая настолько, насколько это возможно для мальчишки. И целая. Удивительно целая для такого сорванца – ни единого лишнего шва. А вот зелёные штаны приобрели новые пятна, кажется, трава и земля, и кто-то зашивал карманы.

Как же Сандра рада, что он жив и здоров.  Она хотела о стольком поговорить, спросить, но сейчас было не время. Для начала ей необходимо немного успокоиться и разобраться с делами.

 

– Бен, что это? – спросила мама, заметив его руку.

– А, эти часики? – отозвался Бен, уловив её взгляд. “Бен, тебе нельзя рассказывать, что у тебя есть Омнитрикс. Чем меньше об этом знают, тем лучше”, – вспомнил мальчик слова дедушки Макса. Это же ему говорили мистер Ганс и мистер Конерс. – Они из игрового автомата, я даже забыл, что они у меня на руке.

– Тут всё как ты оставил, – мама пропустила вперёд, – наведи порядок, боюсь, тебе придётся сегодня делить комнату с Кэролайн, – попросила она и закрыла дверь.

Обычная комната обычного мальчишки. Тетради, книги, спортивный инвентарь вперемешку лежали на полу и столе. Бен тогда был настолько в предвкушении поездки, что раз за разом пропускал просьбы родителей прибраться, всё откладывал на потом, а в итоге дедушка забрал его после уроков прямо со школы. Если Кэролайн останется спать здесь, то им вдвоём даже разместиться будет негде. И ещё немного стыдно за оставленный бардак. На всю уборку ушла всего-то пара минут: Молния быстро разложил всё по местам, заправил постель без единой складочки, расставил опрокинутые стулья – комната стала идеально чистой. Даже все носки собрал, хотя некоторые из них лежали почему-то в весьма непредсказуемых местах.

– Уверен, родители будут мною довольны, – похвалил сам себя Бен, осматривая проделанную работу.

Он успел прибраться и в остальных комнатах – уж очень хотелось порадовать родителей: их усталый вид давил на Бена. Хоть папа не очень хорошо ладил с дедушкой, но всё равно очень сильно переживал из-за его смерти. Папа часто говорил, что дедушка Макс предпочитал работу семье, но радовался, что тот теперь уделяет внимание внукам – дедушка забирал их каждые каникулы. Раньше с ними ездили ещё Кен и Санни, это теперь Кен вырос и ему стало «неинтересно нянчиться с малышнёй», а Санни с родителями переехали куда-то далеко. Вот только это лето пошло совсем не так, как должно было. Теперь Бен не увидит на столе дедушкины деликатесы, не услышит насколько полезны и вкусны бывают черви или фаршированные какой-то гадостью желудки ягнят. Теперь Бену не придётся делить с Гвен дедушку Макса и гостей на их день рождения. Как же теперь не хватало сестры и её обзывалок!

– Страховки Макса хватит, чтобы покрыть похороны, – услышал Бен усталый голос матери.

Он тихонько заглянул за угол. Мама измучено придерживала рукой голову. Её спина непривычно сутула, плечи опущены. Папа выглядел не лучше – такой же бледный, с такими же кругами под глазами, но он старался поддержать маму и сидел рядом с ней, приобняв за плечи. Иногда казалось, что мама любила дедушку больше, чем его родной сын.

– Я вообще ума не приложу, как такое могло случиться, – прикрыв лицо руками, с трудом проговорила она. – Я даже представить не могу, что сейчас чувствуют Натали и Фрэнк. Я не пережила бы потерю Бена…

– Тише, дорогая. С ним всё в порядке, – попытался успокоить её папа. – Он сейчас у себя в комнате.

Омнитрикс запищал, раздался щелчок и вспыхнул красный свет. Бен не удержал равновесия после превращения и выпал из-за угла, нелепо распластавшись по полу.

– Вот глупые часы, – поднимаясь на ноги и хлопая по циферблату, начал возмущаться он под пристальным взглядом взрослых. – Я же отключал будильник.

Вечер прошёл тихо и спокойно. В этом доме жизнь Бена продолжала оставаться жизнью десятилетнего сорванца без каких-либо выдающихся способностей для супергероя. Рассказать родителям о своих приключениях можно лишь выдав их за сны, вот только сами сны стали сплошной вереницей кошмаров, заканчивающиеся криками. Оставалось надеяться, что хотя бы дома они отпустят и позволят немного поспать, скрыв эту проблему от родителей.

 

***

– Ты что, не слышишь позывные? – разозлилась Гвен, ударив Бена по голове.

– Что? – откликнулся тот. Лесной пейзаж за окном дедушкиного автобуса всё никак не мог смениться на что-нибудь более-менее напоминающее цивилизацию. Деревья сменялись деревьями, упоминанием о людях была лишь дорога и невысокая ограда вдоль неё.

– Прочисти уши, придурок, – разозлилась сестра и, распрямив свой буклет, продолжила его изучение.

– Бен, с тобой всё в порядке? – обеспокоенно спросил дедушка Макс, отвлекаясь от дороги.

– Да. Я просто никак не могу прийти в себя от того кошмарного сна с диким псом, – устало ответил Бен.

– Лично я не вижу в этом ничего удивительного – нечего было на ночь бифштекс есть, – усмехнулась Гвен.

– Я смотрю, ты такая умная, поэтому изучаешь правила приёма в эту дурацкую гимназию, где учатся одни снобы и позёры, – съехидничал мальчик, крутя в руках забранный буклет. Он никак не мог понять, почему его двоюродной сестре так хотелось попасть туда.

– Гимназия Бэнкрофт – одно из лучших учебных заведений в стране, – заявила та.

– Да – для снобов и позёров.

– Бен, – потянулась девочка к брату, чтобы забрать своё, – предупреждаю тебя: не смей позорить меня во время экскурсии по студенческому городку, – пригрозила она.

– Ладно, только не лопни. Обещаю, что буду примерно себя вести.

– Что-то я в этом очень сомневаюсь.

Гвен ни слова не пропускала из сказанного юной экскурсоводкой, расхваливавшей своё учебное заведение и притворно сожалеющей переоценивавших свои возможности и покинувших учёбу. Попытка кузины показать себя с хорошей стороны вызвала обратную реакцию. Ученицу Бэнкрофта не волновало, что Гвен училась очень хорошо и активно участвовала в школьной жизни: являлась президентом компьютерного клуба, заведующей научного общества, принимала участие в благотворительных работах и при всём этом она преуспевала и в карате. Не говоря о том, что на этих каникулах она не раз помогла Бену, и даже успела получить свою долю славы под маской Супергероини. Гвен была идеальна, даже слишком идеальна для этого дурацкого Бэнкрофта, о котором грезила с самого начала поездки. Разве кто-нибудь из местных учеников сможет победить хотя бы одного из тех, с кем сражалась Гвен? Именно Гвен, а не Супергероиня.

– Что ты говоришь, как интересно, – скривилась девчонка так, что Бен не удержал смешок.

Вот только забава тут же затихла – тянущий голос из кошмара с Космическим Псом окликал его, заставляя оглядываться. Чем больше мальчик пытался отыскать зовущего, тем быстрее исчезало всё вокруг, искривлялось, таяло, погружая гимназию и её учеников в вязкую темноту.

– Бен… – выдохнуло за спиной.

Мальчик развернулся и опешил: лица Гвен и дедушки пересекло чёрной линией, разделяемой большим розовым глазом на переносице. Они потянулись к нему, сливаясь воедино.

Приходил Бен в себя уже на полу, потирая ушибленное при падении плечо и уговаривая себя, что находится дома и здесь всё в порядке. Это всего лишь сон, но опять кошмар. И плечо болит из-за того, что он свалился с кровати, а не жёсткой хватки Призрака. Бен ещё сильнее закутался в одеяло, так и не поднявшись обратно в постель, и только теперь обнаружил, что не один – за столом Кэролайн читала какую-то книжку. Правда, больше поразило не это, а что на девушке вместо её малинового плаща и фиолетовых свитера и комбинезона были тёмно-синее строгое платье и аккуратные туфли-лодочки.

– Что ты здесь делаешь? – спросил Бен, стараясь придать своему голосу недовольство. Раз она проснулась, то могла бы выйти из его комнаты.

– Прячусь от толпы, – ответила Кэролайн, лишь бегло осмотрев закутанного в одеяло ребёнка, и снова продолжила чтение. – Как давно у тебя кошма?..

– Дорогой, – постучалась мама, перебив Кэролайн, – вставай. Скоро прощание с дедушкой Максом и Гвен.

От этих слов внутри всё сжалось. Хоть Бен лично подтвердил, что тела погибших и были дедушка Макса и Гвен, он всё равно упорно продолжал делать вид, что ничего не произошло – просто пока Бен на попечении других людей, скоро же опять вернётся к дедушке и кузине. Вот только этого не будет. Никогда. Словно в подтверждение этому дом напоминал резиновый воздушный шарик – он каким-то чудом умещал большую толпу в гостиной. Среди пришедших попрощаться были далеко не все – только родственники и самые близкие друзья. Вся эта сине-чёрная масса выражала свои соболезнования и предлагала поддержку, о причинах не смели заикаться. Единственное, что ещё давало надежду, так это отсутствие гробов. Родители Бена и Гвен нервничали из-за задержки религиозной службы. Казалось, что все эти заминки устраивали сами покойные, нежелающие расставаться со своими родными и друзьями.

Когда же это всё-таки произошло, всё поплыло туманом. Гвен в белом платье, дедушка Макс в чёрном костюме. Нет ни красной старомодной яркой красной рубашки, ни синей футболки с кошачьей мордой. Прощание с ними. Слёзы родителей и пришедших людей. Поездка на кладбище. Молитвы. Многократно увеличившаяся тёмная толпа склонила головы. Снова слёзы. Длинная колонна медленно бросает цветы на опущенные гробы. Опять тяжёлые всхлипы и вздохи.

– Твоя подруга говорила, что ты джинн и можешь исполнять желания, – Бен дёрнул за руку Мет, бросающую цветок.

Откуда девушка здесь взялась, он не имел понятия, да и это не важно – Мет была последней надеждой, которую Бен никак не мог отпустить. Даже если это всё было шуткой, лишь розыгрышем, он не хотел упускать и малой возможности. После находки Омнитрикса Бен столкнулся со всяким, и поэтому не отрицал того, что та ссора девушек может быть чистой правдой, и Мет действительно может исполнять желания. Он очень хотел верить в это, хотел верить, что ей под силу изменить всё, даже если ему придётся расплачиваться собственной жизнью. Бен сжал ещё сильнее ткань, не желая выпускать ту маленькую надежду, которую давала своим присутствием эта девушка. А она продолжала молчать, её плечи и грудь вздымались и опускались под глубокими вдохами, губы чуть приоткрылись, но так и не последовало ответа. Она долго раздумывала, как и тогда в Спаксвилле, когда её подруга пыталась оспорить решение и приводила один довод за другим. Иногда Роэ переключалась на самого Бена, расписывая чего бы он мог достичь с помощью Мет и её способности исполнять желания. Конечно, тогда это казалось глупым розыгрышем, развлечением этого странного города, но ведь там были пришельцы, а девушки исчезли прямо на его глазах – просто растворились в воздухе, как какие-то привидения.

Сейчас не было похоже, что Мет собирается так исчезать, но Бен всё равно не выпускал рукав. Её встревоженный взгляд проскользнул по присутствующим на похоронах, задержался на мистере Конерсе, медленно, словно нехотя, перешёл на мистера Ганса, одарив его настороженным недоверием, переметнулся на Кэролайн, опустившей голову и прятавшейся за длинной чёлкой, а после вернулся на Бена, заставляя его внутренне ёжиться.

– Я не могу воскресить их, Бенджамин Кирби Теннисон, – покачала она головой. Казалось, её голос звучал в голове, а все и всё вокруг будто замерли, но лишь казалось – никто просто не замечал ни её, ни её разговора с мальчиком. – Мне очень жаль.

– Но…

– Я не буду исполнять твои желания и желания твоих близких. Тебе придётся принять это. Люди всё равно умирают рано или поздно. Без смерти жизнь не имеет смысла…

– Ты говоришь, как Роэ, – прошипел он, вспомнив её собственную реакцию на слова подруги, когда та сама заявила о неизбежности смерти у людей, и резко откинул руку.

– Прости, – устало проговорила Мет. – Всё, что я могу для тебя сделать – это сказать: ты обязан выжить, Бенджамин Кирби Теннисон, и жить так, как тебя научили Гвендолен Катрин и Максвелл Теннисоны, тогда их смерть не будет напрасной. Извини, – проговорила она и направилась к выходу с кладбища.

– Кто это? – спросила Кэролайн, наконец-то осмелившаяся подойти к Бену.

– Предательница, – злобно ответил мальчик, давая понять, что больше не желает говорить о своей странной собеседнице.

 

3.2

– Стало от этого легче? – спросил профессор Парадокс, смотря на похоронную процессию вдали.

В какой-то степени он понимал эту юную девушку, хотя для человека юной она была лишь внешне. Она пыталась свыкнуться с новой ролью и сохранить рассудок, а в таких условиях сделать это не так просто – знал по собственному опыту. И по собственному опыту знал, что сейчас Мет словно пыталась оказаться везде и всюду. Не в состоянии разорваться между мирами, девушка часто впадала в истерику. Надолго или нет – вопрос спорный, Парадокс давно потерял счёт времени. Поревела, посмеялась, покричала, успокоилась. Ей была необходима эта прогулка, эта встреча с мальчиком и дань уважения его близким. Этот мир отличался от того, с которым она когда-то была знакома – он был чужим: тот же Бен, но другой. Парадокс понял это сразу, как только заметил её: Мет пришла извне, но знала мальчика. Вернее, знала юношу, хотя это не имело значение. Имело значение лишь то, что она пришла извне и осталась тут, в маленьком, но в тоже время в невероятно большом и всепоглощающем безумии Парадокса. Ей нужно время, у неё его достаточно, но и нет его. Именно поэтому Парадокс позволил появиться здесь, где отклонение от известной ей истории сильнее всего. Всё-таки ей предстоит познакомиться со многими измерениями и смириться с их отличиями. Скоро Мет привыкнет к такому. Профессор в этом уверен. Контратница Мет пришла тогда, когда и должна была и заняла своё место, как и когда-то ему, профессору Парадоксу, было положено занять своё.

– Нет, – вздохнула Мет, скрещивая руки, пытаясь спрятать ладонями свои локти. – Я не ожидала снова увидеть этого мальчишку… Хотя нет, этого Бена я никогда не знала. Вилгакс – властолюбивый тиран и захватчик. Колдунья ничем не лучше. Фил – аферист, выпускающий монстров и ловящий их ради наживы. Каждый из них хочет заполучить Омнитрикс для себя и использовать для своих целей. Трое серьёзных противников для оставшегося в одиночестве ребёнка.


[1] В оригинале клички не было, поэтому была дана распространённая кличка в США (если верить Яндексу).

Примечания к главе 3, часть 1/2

>> Глава 3. В ловушке призраков. Часть 2/2

Запись опубликована в рубрике Ben 10 (фанфик), Джен, Драма, ОП, Фантазии с метками , , , , , , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий