Империя Вилгакса. Глава 2

Так как Фикбук лагает, да и настроиться на продолжение глав по ИВ и СнК я не могу, продолжаю пока сидеть с первыми главами ИВ. Просмотрела пока лишь бегло, но самые такие косяки убрала (местами опять то буквы выпущены, то ещё какая ерунда, типа замены слова при исправлении через контекстное меню).

Название: Империя Вилгакса
Автор: Лилиадна
Бета: Schera
Фэндом: Бен Тен (франшиза от OS до OV)
Основные персонажи: Бен Теннисон/Джули Ямамото, Кевин И.Левин/Кай Грин, Кеннет Теннисон/Колдунья, Вилгакс, Альбедо, Фил
Жанры и предупреждения: джен, драма, фантастика, альтернативная история развития, ОЖП
Рейтинг (возвратное ограничение): R (16+)
Размер: ~7000 слов; макси
Описание: Битва на горе Рашмор, с которой всё и началось. Всё, что хотел Вилгакс, – забрать Омнитрикс, но в итоге спас и носителя от взрыва. Раз нет возможности снять часы, то почему бы не использовать самого Бена Теннисона, тем более мальчишка сам позволяет сделать это? Однако шило в мешке не утаишь, хоть ложь и становится со временем правдой. Бену придётся посмотреть правде в глаза, а его окружению – разбираться с последствиями.
Внешнее размещение: фикбук
Последнее редактирование: 2020-07-20 исправленна часть 1/2

Империя Вилгакса

Арка 1. Связи

Глава 2. Невинная овечка. Часть 1/2

2.1

И снова очередное перемещение не понятно куда и непонятно в какое время. Хоть и каждое последующее давалось легче, но Мет всё ещё с трудом понимала, что, где, когда, да что уж говорить, она и лево с право не всегда быстро определяла, как и низ-верх. Ноги опять подкосились, отказываясь держать вертикальное положение. Перед глазами плыло и мутило.

– Даже не знаю, какое путешествие во времени и пространстве хуже: ТАРДИС, моё или же ваше, – массировала вески Мет.

Картинка постепенно восстанавливалась, хоть и не была достаточно чёткой. Кажется, здесь они уже были: небольшой семейный ресторанчик в Беллвуде. Он же был первым местом, куда привёл профессор Парадокс, и время от времени они оказывались здесь, но зачастую в разных ветвях. Хозяйка ресторана, добродушная афро-американка Дорис Альтон, санитар космоса в отставке, как и некоторые её посетители, хорошо знала профессора Парадокса, наверное, поэтому на него особо не обращали внимания, если профессор сам не начинал с кем-нибудь диалог – здесь было безопасно. По крайней мере, относительно безопасно.

– Та-ардис, – задумался профессор, смотря куда-то сквозь Мет. – Ах да, «Относительные измерения в пространстве и времени[1]», из-за которого вы называете меня Доком.

– Я не называла вас так, – запротестовала Мет, перебираясь с пола на сиденье. Дорис сочувственно поставила перед ней воду и пообещала чего-нибудь вкусного и полезного для желудка – выглядела Мет весьма болезненно. – Постойте, вы опять поменялись с тем, кто из будущего? Боже, как с вами тяжело, – простонала она, пытаясь спрятаться уже в сложенные на столе руки. – Меня с ума сводит этот шум и гам, все эти голоса и картинки, все эти непонятные и чужие ощущения, а ещё вы!

Слишком много информации отовсюду. От событий вокруг, от их участников, от самого профессора Парадокса, забивающим голову основами мироздания, правилами и более значимыми фигурами. Мет не успевала разобрать одно условие контракта, как на неё вываливали ещё с десяток. Никогда в прошлом ей не доводилось встречать такого дотошного контрактора, с кучей оговорок, уточнений и всего да вся, что не контракт, а какой-то свод всех возможных законов в одном издании. Чудо, что дышать может без позволения. Даже Гьюл, возомнившая себя наставником, не позволяла себе подобного.

– Не стоит вникать в них и стремиться анализировать, только тогда вы поймёте, что происходит.

– Вам не говорили, что ваши речи парадоксальны?

– Меня часто упрекают в этом, – посмеялся профессор Парадокс. – Но вам стоит научиться пропускать всё через себя, не задерживая, тогда….

– Я думала над этим, – перебила Мет, – но вы не похожи. Доктор становился частью событий, он вплетался в историю, сливался с ней, был её частью. Мир не отторгал его, а принимал. Ваше же присутствие… Оно чужеродно, как опухоль, которая отравляет всё вокруг, и мир стремится избавиться от вас в разы сильнее, чем от путника, из появления которого мир всё же стремится извлечь выгоду. Пространство и время трещат, стонут, рвутся вокруг вас. Вы не можете быть тем Доктором, вы не Повелитель Времени, так зачем мне вас так называть? И да, разве у вас два сердца? Вы человек, но не человек. Здесь есть тот, кто больше похож на галлифрейца[2], но без встречи сказать наверняка сложно.

– Вы отлично справились, – похвалил профессор Парадокс. – Однако я бы не хотел, чтобы вы пересекались с ним без моего ведома.

 

2.2

– Тише, Бен, – Уилл Ганс присел рядом с сжавшимся в постели мальчишкой.

Так выглядело со стороны. Вилгакс успокаивал ребёнка, не давая тому зайтись в очередной истерике. За последние дни эта фраза стала уже привычной – вернее, за последние ночи, ведь мальчишка часто кричал во сне. Бессонница стала спутником носителя Омнитрикса, а вместе с тем сонливость и невнимательность. Не меньше ночных воплей мальчишки Вилгакс слышал от Конерса ворчания, что Ганс словно сам из семейства Теннисонов: всегда волновался больше за других, чем за себя. Вилгаксу было не до подобных бессмысленных шуток. Его реально беспокоила безопасность мальчишки.

Беспокоила настолько, что неоднократно был готов выдать себя. Если бы не маска, не только изменяющая внешность, но и, как бонус, ограничивающая способности в пределах образа, Вилгакс без труда бы справлялся сам в мгновение ока с любым, кто мог убить носителя Омнитрикса. Вот только тогда придётся быстро и без шума распрощаться с санитаром, а он ещё нужен. Рассказать мальчишке о трагичной кончине Фила Конерса Вилгакс всегда успеет.

И всё только из-за того, что ещё тогда на корабле после попытки снять Омнитрикс, тот стал неконтролируем и часто давал сбой, превращая мальчишку по собственному усмотрению, игнорируя желание и выбор носителя. Может, младший Теннисон не признал в Вилгаксе противника, зато прекрасно помнил, как пользоваться часами, хоть и не мог высвободить весь потенциал попавшего в его руки оружия.

Пиронит, вульпиниянин, петросапиенс, кинэсэлерейн, галван, тетраманд, лепидоптерран, писккисский воланн, галванский мехаморф, эктонурит. Если сперва было всего десять инопланетян, каждый из которых был достоин звания супергероя, то теперь Вилгакс знал, что это не предел – недавно в часах появились ещё двое: небурийский перворот и флораун. Некоторых из этих рас Вилгакс встречал лично и отчётливо видел, что в часах были далеко не слабаки своего рода.

Однако мальчишка слишком наивный, слишком добрый для воина, слишком по-детски смотрит на мир, сражаясь со злом, но не уничтожая его. Он всего лишь ребёнок, доверие которого заслужить не так уж и сложно, а затем и заполучить контроль. Если не удастся снять Омнитрикс с руки мальчишки, то мальчишка сам станет оружием. Вилгакс смог захватить несколько планет, включая их в свою Империю, так что ребёнок – это всего лишь мелочь. Даже если это сам внук Максвелла Теннисона.

– Ты ни в чём не виноват, – привычно повторил он.

– Опять кошмары? – зевнул Фил, убедившись, что ничего страшного не произошло – никто ни на кого не напал.

Он уже неоднократно пожалел, что спросил тогда о Максе – мальчишку сорвало. Хотя если бы и не спросил, вряд ли бы что-то изменилось. Правда, с этих воплей сопляка в голове постоянно возникали ужасающие картинки, заставляющие врываться в соседнюю комнату в полной боевой готовности. Иногда санитару казалось, что он уже поссорился со своей головой и у него начала развиваться паранойя. Виной всему стал именно этот мальчишка – он словно притягивал неприятности. Где бы они ни оказались – везде оказывались и пришельцы. Когда дело касалось охотников за космическими часами – ещё можно понять, но если таковые не появлялись, то мальчишка умудрялся сам наткнуться на инопланетян там, где никто этого не ожидал. Ясно, что далеко не все из пришельцев доброжелательные. И это только пришельцы, а ведь и на самой Земле хватало своих злых гениев, возомнивших себя карателями человечества, отвергшего этих психов, то битв на деле происходило ещё больше. Казалось, вслед за Капитаном Немезисом и остальные ненормальные решили податься в супергерои и суперзлодеи, привлекая к себе внимание изголодавшейся публики.

Свалившийся на голову Великий Гигант, желающий «очистить планету», вернее, сожрать её, стал первым серьёзным противником на их дороге. Этот огромный планетарный паразит, похожий на клеща, пролетел над их головами, вынуждая сделать внеплановую остановку – кометы и метеориты таких размеров каждый день с неба не сыплются. Как выяснилось, правильно сделали, что решили сами всё осмотреть. Если бы новоиспечённая команда не вмешалась, то Земля превратилась бы в безжизненную пустыню.  Именно в тот момент Фила соизволили поставить в известность, что мальчишка совершенно ничего не знает о своих космических часах, кроме того, что успел выяснить на практике. И открытие нового супергероя списали на сбои Омнитрикса. Поразительно, что неуклюжее “человекоподобное” существо с лицом на груди всё же одолело пришельца благодаря способности свернуться в мячик. Последователи Великого Гиганта восхваляли небурийского перворота (Бен же обозвал его Пушечным Ядром, хотя чаще сокращал до Ядра), но признавать обычного человеческого мальчишку победителем и новым Всемогущим отказались. И правильно сделали, что сбежали и скрылись в неизвестном направлении.

Вслед за ними о себе напомнил один из врагов Бена Теннисона, копирующий его супергероев – Кевин Левин. Если память санитара Филу не изменяла, то этот уродливый мстительный мальчишка мог относиться к расе осмосиан. Внешне они не отличались от людей, по крайней мере, первые лет сорок. Зато умели работать с материалами и впитывать энергию (будь то электрическая или биоэнергия), от чего у них срывало крышу. Со слов Бена, Кевин тем и отличался от людей, что умел впитывать энергию и позже использовать её. Именно эта способность и желание силы Омнитрикса сделали из ребёнка межрасовую химеру из супергероев, выделяющуюся на редкость уродливостью даже для инопланетян.

Затем явился Вулканус и ещё какой-то недоумок, но с ними помогла справиться троица из Полиции Галактики (весьма неожиданно при существовании Санитаров Космоса). Правда, Бен своим дружелюбием чуть не убил их предводителя – всего-то угостил своими запасами сладкого. Являлся ли шоколад ядом для расы, пародирующей Супермена, или же личная непереносимость Алтимора, Фил так и не узнал. Дальше по дороге пришлось отвлечься на инопланетные грибы – очередных мечтателей захватить эту планету. И опять новый супергерой из растений-гуманоидов Лоза, похожий на ходящую на пяти лозах венерину мухоловку с одноглазой головой и с двумя отростками-руками с глазом на каждом плече. Фил впервые увидел своими глазами, да и впервые услышал от журналиста, что Лоза – флораун с планеты Флорс Верданс.

Сколько им удалось задержать мелких преступников и просто спасти людей из различных опасных ситуаций уже считать не хотелось. Мальчишка действительно был внуком своего деда – весь пошёл в Макса. Ганс не препятствовал ребёнку и не разрешал Филу – это позволяло Бену отвлечься и не впадать в отчаянье. Мужчины вмешивались лишь при необходимости, но даже так Фил временами вспоминал работу санитара и даже чувствовал себя на службе – непредсказуемость и неожиданность развеивали скуку. Вот только дохода не приносили, что совсем не радовало. Тайно мечтал скорее добраться до Беллвуда и свалить ребёнка на его родителей. Жаль, конечно, терять Омнитрикс, но разменивать оружие и опыт санитара на мелочь совсем не хотелось. Как и выпускать ещё кого-то дополнительно из Нулевого измерения. Впрочем, с этими приключениями Конерс уже сомневался, что их троица поспеет к похоронам.

А тут ещё и остановка на симпозиуме волшебников. По пути Силач вытянул обратно на дорогу автобус, чуть не сорвавшийся в пропасть, благодарные же за своё спасение старики умудрились заинтриговать ребёнка своими россказнями. И как их только не напугал красный четырёхрукий четырёхглазый культивист? То ли возраст отобрал способность мыслить разумно, то ли настолько слепы, то ли настолько фанатики магии, что восприняли тетраманда как знак свыше (или наоборот). В любом случае, Силач сам от них кое-как спасся. Ганс, выполнявший чуть ли не любой каприз сопляка Теннисона, поддержал глупую детскую идею. Космический журналист готов на всё, лишь бы ребёнок Великого санитара не заскучал по погибшим родственникам. Конерсу, как представителю меньшинства, пришлось согласиться – слушать его никто не стал бы. А нежелание терять лицо перед космическим журналистом и возможную выгоду от Омнитрикса заставляло держать путь дальше. Денег они особо не заработали, больше потратили, но хотя бы с жильём и едой за спасение их не обделяли. Даже эти ополоумевшие старики всучили билеты на представление и скидочные купоны на «магический» ширпотреб.

– Всё это выдумки и глупые фокусы, – оценил Фил местные лавочки.

Яркие вывески над бесполезным мусором только и гласили о своём неподдельном и единственном авторитете среди остальных самозванцев. Бесподобные гадалки, подлинные мастера настоящих магических артефактов и всё в этом духе. Однако Бена выставка заинтересовала не меньше, чем безумно популярные среди малышни «Борцы сумо» – он с восторгом осматривал различные фальшивки из реквизита фокусников, перескакивая от одной лавки к другой. Уилл на раздражение Фила предложил немного расслабиться и отдохнуть от дороги. Тот, махнув рукой на всё, последовал совету, хотя заниматься здесь особо нечем. И смотреть не на что. От разочарования отвлекло затишье: восторженные реплики мальчишки о товарах-подделках исчезли, всё его внимание приклеилось к стенду украшений – ребёнок сосредоточенно осматривал побрякушки, словно прицениваясь в подарке для брата-фокусника. Хоть Бен о нём почти не говорил, но Фил помнил старшего внука Макса, как и помнил почему-то о призовых местах того в конкурсах. Кен Теннисон не родной брат – кузен, но насколько Фил знал Теннисонов – это неважно, ведь те всегда были большой сплочённой семьёй: что Макс со своими братом и сестрой, да их семьями, что дети Макса и его внуки. Фил помнил о семейных взаимоотношениях своего друга, но никогда не понимал их: слишком много внимания и сил, а в случае чего, ещё и на рожон лезть да рисковать собственной шкурой – для него подобное всегда казалось глупым и бесполезным. Вот и сейчас Бен завис над подарком, как когда-то Макс выбирал безделушки своей красавице-жене Вердоне. Мальчишка то и дело переводил взгляд на один и тот же широкий браслет, пока не осмелился взять его.

– Это бы понравилось Гвен, – проговорил себе под нос Бен, примеряя на свободное запястье. Жёлтый металл по краям окольцевали синие полосы, сходящиеся на лицевой стороне в рисунок с красным камнем в центре.

– Твоей двоюродной сестре? – спросил Конерс, вглядываясь в выбранную безделушку.

Обычный широкий браслет – просто дешёвка, которую выдают за магическую. В существовании магии Фил как раз таки не сомневался: по долгу службы приходилось сталкиваться с разными формами разумной жизни. Среди них были и представители магических рас. По крайней мере, с точки зрения человека, иначе-то и не назовёшь способности многих инопланетян. Здесь же одно сборище обманщиков. Почему мальчишка загорелся желанием остановиться на симпозиуме волшебников, Фил мог лишь догадываться: Бен упоминал, что его сестра интересовалась магией, особенно после встречи с колдуном. И похоже, что камень на браслете всколыхнул в памяти те события. И только сейчас Фил понял, что Бен всё-таки ни разу не говорил о кузене-фокуснике, но во время дороги на симпозиум успел обмолвиться о Супергероине, которой стала его кузина с помощью амулета удачи.

– Да, – кивнул ребёнок, вынырнув из своих размышлений.

Он хотел что-то дополнить, но сорвался на доносившиеся откуда-то с улицы крики о помощи. Чтобы побег мальчишки не походил на кражу и избежать недоразумений, Филу пришлось оплатить безделушку за сорванца и лишь после узнавать, в чём же дело. В очередной раз убедился: этот сопляк Теннисона действительно магнит для неприятностей. Вот только вертолёт уже висел на зелёных соплях между домами, как муха в паутине, а спасённый человек приходил в себя на земле. Стоящий рядом Жук хвалился своим подвигом: и махину поймал, и потушил, и человека высвободил. Правда, люди не были особо в восторге от гигантского насекомого, превышающего своим телом рост крепкого взрослого человека, при этом похожего больше на мутанта-богомола с четырьмя улиточными глазами, крыльями стрекозы и хвостом скорпиона. И это не говоря, что воняло не только от слизи, но и от самого супергероя не хуже скунса. Реакция людей могла бы показаться странной, но с появлением Капитана Немезиса, а за ним и всяких роботов-убийц, сумасшедших гениальных учёных, злобных колдунов и всяких героев, сражающимися с ними, люди перестали удивляться, словно воспринимая это всё очередным шоу. А может, для них это и было шоу, устроенным симпозиумом волшебников.

Вот только Фил и Уилл удивлённо переглянулись: когда мальчишка успел всё это сделать и как – Жук хоть и был быстрым и сильным героем, но сегодня он превзошёл сам себя.

Утешало хотя бы то, что успех от спасения и всеобщее внимание зевак с улицы приподняли Бену настроение после очередного приступа апатии. Фил и сам понимал, насколько ребёнку тяжело справиться с потерей дорогих людей. Он ещё не настолько глух и слеп, чтобы ничего не замечать, тем более сам хорошо знал его деда. Как и Макс, младший Теннисон старался не показывать свою тревогу, а делать вид, что держится, что всё хорошо. Может, Ганс прав, что позволял мальчишке заниматься всякой ерундой: вряд ли хмурый носитель сможет удержать в узде всю мощь Омнитрикса. Хотя неугомонный ребёнок – тоже не безупречный вариант, но всё же более терпимый. Казалось бы, теперь можно двинуться в путь, однако Бен загорелся желанием остаться на представлении. Уилл опять поддержал юнца, сказав, что ему и самому нравятся фокусы и даже интересно было бы научиться, но ловкости не хватало. В итоге Филу опять пришлось мириться. Он бы вздремнул в машине, вот только на улице изрядно палило и даже кондиционер уже не спасал.

Находиться в сборище идиотов не прельщало, но утешала хотя бы прохлада помещения. Наконец-то объявили начало выступлений фокусников, созывая людей к сцене. Вслед за ведущим появился смазливый длинноволосый блондин, показал пару простеньких фокусов, заставляя Фила зевать со скуки, однако толпа ликовала. Обычное представление обычного фокусника с обычным приглашением подставного зрителя для продолжения представления. Вот только не всё пошло по плану.

– Бен Теннисон к вашим услугам! – напугал ребёнок Фантастического Алана, не ожидающего такой прыти зрителя.

Ребёнок на сцене сильно оживил обстановку, заставив блондина растерянно хлопать глазами: вместо ассистента ему пришлось сажать в ящик превращений Бена. Во что или кого должен был превратиться ассистент, известно лишь Фантастическому Алану и его помощникам, но публика заворожённо следила за зелёным сиянием из щелей, предвкушая итоги заклинания фокусника. Вырвавшийся гигантский рыжий безглазый пёс забавлял зрителей, в то время как сам фокусник позорно верещал от страха, беспомощно стараясь прогнать животное. Фил закатил глаза: теперь ясно, почему Бен ломанулся на сцену и чего он вообще добивался. Правда, проанализировать всю ситуацию до конца Фил не успел, отвлёкшись на шипение над головой.  Оконное стекло крыши плавилось, пропуская внутрь оседающий красный дым. Подобно змее, он пропетлял по пути на сцену и с громким хлопком ударил о её пол.

Публика ещё не понимала, что происходит, но с интересом наблюдала за тем, как Фантастический Алан словесно отвоёвывал своё время на сцене у нового участника, не распознавая в нём Хекса. Ещё недавно об этом колдуне пестрили все новости, как о похитители уникального музейного экспоната – единственной копии магической книги Архамеда; а позже учинившего многочисленные беспорядки. Обнаружили и задержали колдуна запертым в склепе по анонимному звонку, никаких подробностей о том, кто же его одолел, не было, но ходили слухи о причастности некой Супергероини – невероятно удачливой девочки, которая уже противостояла колдуну ранее. Фил не вникал в подробности, единственное, что отметил, что в реальности Хекс выглядел ещё нелепее, чем в газетных фотографиях и новостных роликах. Лицо выкрашено белым и чёрным под череп, бледно-синее тело разрисовано чёрными раздвоенными полукругами-полосками от плеч до локтей. Чёрные штаны и капюшон – единственное, что не развевалось полосами. Когда в прошлом Бен упоминал о Хексе, как-то его слова не воспринимались всерьёз, но сейчас злобный рык Космического Пса подтверждал старую историю, да и сам колдун явно узнал инопланетное животное. Хекс лишь коротко бросил презрительный взгляд на фокусника под восторженные аплодисменты.

– Эй ты! – разозлился Фантастический Алан, заприметив двоих в этом красном мареве, – теперь не твоё выступление – ты всё испортил! – От волнения акцент стал ярко выраженный, да и все его движения стали резкими и размашистыми, а вскоре превратились в неконтролируемый им полёт, вызванный недовольством Хекса к непрофессионалам. Фокусник с воплем ударился спиной о гигантскую псину и вместе с ней продолжил движение прочь от мрачной фигуры.

– Вы хотели увидеть настоящую магию? – вопросил колдун у заинтригованной нетипичностью представления толпы. – Получайте! – огласил он, взмахивая посохом.

Восторг и аплодисменты моментально испарились, стоило лишь первому взрыву распустить оранжевые дымовые цветы. Паника быстро рассосала людей в искусственном тумане, щиплющем глаза и нос. Лишь Фил и его партнёр остались стоять и наблюдать, как колдун продолжал требовать некий краеугольный камень Бэзила в обмен на жизни всех присутствующих. К кому он обращался, никому не было дела – люди бежали, давясь новыми взрывами. Девушка, стоящая всё это время за спиной Хекса, заметила надвигающуюся опасность, а вот изрисованного старика, продолжающего свои требования и угрозы, вульпиниянин повалил без проблем. Если бы вместо Пса был Челюсти, то посох бы давно оказался прокушенным, но сейчас колдун, хоть и не был молод, всё-таки сдерживал грозное существо своей палкой.

– Колдунья, мне нужна твоя помощь, – сообщил он в приказном порядке, продолжая удерживать гигантскую псину дальше от своего лица.

– Хорошо, дядя, – пролепетала девушка и полезла в свою явно самодельную сумочку с чудной рожицей.

Вообще-то спутница Хекса оказалась симпатичной и вполне во вкусе Конерса. Стройная фигурка, милое личико. Хоть розовые глаза выглядели как-то странно, но с её смуглой кожей и пепельными волосами придавали особое очарование, не говоря уже о тонком девичьем голоске. Будь Фил её возраста (правда, он так и не понял совершеннолетняя ли она), не упустил бы случая познакомиться поближе, не взирая даже на её дядю. Вот только сама девчонка беспрекословно его слушалась. Выросшие и нападающие металлические кольца колдуньи зазвенели, ударяясь о спину животного и отвлекая его от Хекса. Вмиг пёс снова отлетел, разгромив своим падением один из прилавков – это и послужило сигналом к битве для санитара и журналиста.

Знал бы Фил заранее, что опять всё обернётся битвой, надел бы форму, а не гражданскую одежду. В форме он чувствовал себя намного увереннее: обмундирование под рукой. А сейчас в итоге не получалось оказать должное внимание нарушившим их отдых. Игрушки колдуньи не подпускали ни к ней, ни к её дяде. Пока пёс приходил в себя, Ганс отвлекал всё внимание красавицы и призванных големов на себя. Носимое при себе оружие было слабым, чтобы покалечить серьёзно, но его мощности хватило отбросить несносную девку.

– Довольно, – взмахнул посохом колдун, решивший наконец-то вмешаться.

Поднявшийся ветер выбросил сопротивляющихся мужчин из здания и плюхнул в саду, протащив через одну-другую зелёную стену лабиринта.

В отличии от своих спутников, санитар понимал, что годы всё-таки берут своё и подобные падения, да ещё и на жёсткую мощённую тропинку, уже давали о себе знать болью. Фил ухнул и с трудом сел, держась за ноющую шею. Журналист же вскочил на ноги и осматривался по сторонам:

– А где Бен?

Где Бен? Как Бен? Ганс мог бы для приличия хотя бы раз поинтересоваться у Конерса о его самочувствии, но в первую очередь его всегда волновал мальчишка.

Под ноги упали знакомые маленькие камушки, из которых по команде молниеносно вырастали каменные монстры. Колдунья послушно выполняла поручения своего чокнутого дядюшки. Если разыскиваемый ими краеугольный камень существует, то ищут его явно не там – как и отметил Бен, здесь находились только обманки: фальшивые жуки в фальшивых кубиках льда, фальшивая рвота, фальшивое собачье дерьмо и всё в этом духе. Искать магический артефакт среди этого мусора было как минимум глупо. Единственными обладателями реальной магии тут оказались лишь Хекс со своей племянницей, раскидывающей семена подручных големов.

Сколько она их разбросала по саду, оставалось лишь гадать, но явно немало. Удивительно и то, что каменные существа шагали почти бесшумно, их перемещение удавалось отследить лишь по редкому подобию странного рыка, разносившегося с разных сторон. Откуда-то из глубины сада донеслись крики – видимо, нашли других отдыхающих или работников и перепугали их. Спасать тех бедолаг Фил не горел желанием, ему бы самому унести ноги от преследователей, да и на которой-то развилке он потерял Ганса. Вот поэтому Фил всегда и ненавидел такие сады: несколько раз ему уже доводилось вылавливать пришельцев в подобных условиях. В этот же для полного набора “любимчика” удачи он ещё и сам оказался жертвой: приходится бегать по узким высоким коридорам, не имея понятия который из поворотов приведёт в тупик. И стоило только подумать об этом, как перед санитаром выросла зелёная стена. Пробраться сквозь густые заросли вряд ли успеет – слишком мало времени, да и судя по звуку, там тоже ожидает монстр. Силы тоже на исходе, оружие выпало где-то в здании, когда их ударило тугим потоком воздуха и вышибло на улицу.

Удача наконец опомнилась, и в момент броска преследовавшей твари из неоткуда появился Космический Пёс, одним ударом раскрошив каменную тварь. Мощная лапа ударила в зелёную стену, не дав появиться ещё одному магическому монстру, пробирающегося сквозь листву. Омнитрикс оповестил о разрядке и тут же вернул мальчишку в нормальный облик.

– Бен, ты цел? – уточнил для формальности санитар. Всё-таки пришельцы космических часов действительно являлись супергероями, раз выносили столь мощные удары, оставляя ребёнка без единой ссадины или синяка.

Вот именно, ребёнок, на котором всё итак заживает как на собаке, ни ссадин, ни чего, а Конерс всё больше чувствовал себя стариком, готовым вот-вот развалиться на части.

– Да, а где мистер Ганс? – оглядывался мальчишка.

– Бен Теннисон, где же Супергероиня? – съязвил откуда-то колдун, заставляя растерянно осматриваться. Невозможность определить откуда доносился голос неприятно действовала на нервы – казалось, что он шёл отовсюду, заглушая собой все остальные звуки.

– Тебе до неё не добраться, Хекс! – громко огрызнулся мальчишка, словно боясь, что его голос тоже погаснет. Он точно не желал сообщать, что его сестра погибла. Даже Филу казалось, что этот псих либо начнёт злорадствовать, что без амулета удачи его сестра ни на что не годна, а это вовсе не так (она же Теннисон), либо убиваться, что не прикончил собственноручно.

Мальчишка напрягся, чувствуя, что что-то изменилось, но ещё не понял, что именно, а вот Филу эти ощущения плотного воздуха уже были знакомы. Он приготовился к следующему удару, но вместо этого их подняло вверх, заставляя болтаться в подвешенном состоянии. Воздух оставался воздухом: стоило неудачно шевельнуться, и рука или нога проваливалась, чуть не возвращая на попечение силе тяжести, давая понять, что одно неверное движение – и Бен с Филом свалятся. А ещё что-то подсказывало, даже кричало внутри, что не просто упадут, а их размажет по полу, поэтому они очень старались удержаться в непрочном плывущем за магом потоке.

– Если он совершит обряд в самой высокой точке с камнем Бэзила во время затмения солнца, – доносился голос девушки из-за зелёной стены, – то он восстановит все остальные амулеты, которые в прошлом уничтожила Супергероиня.

– Ты завела себе новых друзей, племянница? – пропел колдун, проходя сквозь кусты. Те сами расступились перед ним, словно море перед Моисеем. – Отдайте мне камень, – он поднял руку и обратил внимание противников на бултыхающихся в воздухе Бена и Фила, – иначе их ждёт мучительная смерть у вас на глазах.

– Я не дам их в обиду! – ошарашенно выкрикнула красавица и выхватила свою сумку из рук Уилла. В тот же миг из пасти-молнии вылетела стайка летучих мышей, унёсшая Хекса куда-то в сторону, а Бен и Фил плавно опустились вниз. Где-то вдалеке послышался крик Хекса, а следом шлепок в воду.

– Нам нужно разобраться с этим колдуном, пока он плавает в бассейне, – приходя в себя после болтаний в воздухе, процедил Фил. Жизненный опыт давал понять, что такой тип, как Хекс, не оставит их в покое, пока не отомстит за унижение, а он явно считал себя оскорблённым этими поединками и тем более поведением племянницы. С самой девчонкой позже разберутся, уж больно легко она переметнулась после беспрекословных исполнений приказов.

– Но мой дядя будет очень злиться на меня, – побледнела она настолько, что смуглая кожа стала чуть ли не такой же белой, как и её обесцвеченные кончики длинных волос.

– Она останется со мной, – вмешался Ганс, заступаясь за девчонку. – А вы действуйте.

– О, спасибо! Спасибо! – обрадовалась та, чуть не прыгнув на шею викингу. – Я никогда этого не забуду!

Мальчишка уже рвался в бой, хотя часы всё ещё горели красным светом, санитар по-прежнему безоружен, а возвращаться к машине отняло бы много времени. И почему они бросились в погоню при таком раскладе, Фил не знал. Общение с этой парочкой пагубно влияло – слишком много безрассудства. Поведение ребёнка, безумно бросающегося в битву, словно передалось и бывшему санитару, привыкшему к осторожности и планам. Вот только отступать уже было некуда: колдун устроил представление с водой из бассейна, заставив её плавно опустить его на ноги перед противниками. Он снова поднял их воздух, но не спешил нападать, а внимательно осматривал их, прислушивался к чему-то.

– Скоро увидимся, – вдруг усмехнулся Хекс, сделав воздух обратно обычным и отпустив преследователей. – Вот тогда мы и закончим наши дела, – договорил колдун и исчез во взрыве, оставляя за собой шум в ушах и едкие оранжево-рыжие клубы дыма.


[1] ТАРДИС – та самая знаменитая синяя полицейская будка доктора Кто, путешествующего во времени и пространстве, в одноимённом сериале. ТАРДИС – это аббревиатура (англ. TARDIS — Time And Relative Dimension(s) In Space, что переводят как «Относительные измерения в пространстве и времени»), более подробно можно узнать в самом сериале или на соответствующей вики.

[2]  Галлифрейцы – жители планеты Галлифрей из «Доктора Кто», планета Повелителей Времени.

 

Примечания к главе 2, часть 1/2

Запись опубликована в рубрике Ben 10 (фанфик), Джен, Драма, ОП, Фантазии с метками , , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *