Перекрёсток ночных троп

Т.к. писать всё равно особо нечего, буду выкладывать уже написанное. И теперь снова очередь «Клюшки Чему» – драббла, написанного по слову «Перекрёсток»:

Название: Перекрёсток ночных троп
Автор: Лилиадна
Фэндом: Ориджинал «Клюшка Чему» (Хомагиум)
Жанры и предупреждения: джен, фэнтази, мистика, драма (?)
Рейтинг (возвратное ограничение): R (16+)
Размер: ~900 слова; драббл
Описание: Ночные тропы – место само по себе странное, искажающее реальность и пространство. В нём живут те, кто боятся солнца.
Размещение: в группе Забег на проду (закрытая группа)
Последнее редактирование: без вычитки

Перекрёсток ночных троп

 – Ночные тропы – место само по себе странное, искажающее реальность и пространство. В нём полно странных существ, прячущихся здесь от дневного света. Одни трусливые и исчезают сразу, стоит только чему-то где-то зашевелиться, другие же наоборот: кто просто любопытен, а кто опасен при своей охоте. Здесь полегло много путников и зверей, случайно зашедших в эти сумеречные места. Лошади ведут себя неспокойно и могут в любой момент сорваться, бросив хозяина на произвол судьбы. Если хочешь здесь выжить, научить терпению и спокойствию, – объявил Чему, успокаивая своего жеребца лёгкими поглаживаниями и убеждаясь, что повязка на глазах и никуда не скатится. – Лошади чувствительны к состоянию наездника.

– Не понимаю, зачем мне это, – недоумённо проворчала Настя, пытаясь сориентироваться в царящей мгле. Фонарь кое-как разгонял потёмки. Хотя от бумажного фонаря вовсе было мало толку, сюда бы обычный электрический, из родного мира, но таковых здесь не имелось и приходилось довольствоваться тем, что было доступно. – Зачем мне находиться в этом отвратительном месте? Здесь жутко воняет и мало кислорода, а мы ещё и жжём остатки воздуха.

– Так мы быстрее доберёмся до нужного нам пункта, – отозвался её проводник. – Ночные тропы – искажение пространства, – напомнил он вновь. – Для тебя, как для Библиотекаря, эти путешествия будут очень полезны.

– Я не говорила, что хочу быть Библиотекарем, – проворчала девушка. – Меня вполне устраивало то, что была Провожатой. Здесь мне навязывают какие-то новые обязанности – я не просила повышения.

– Не отставай, не то заблудишься, – поторапливал Чему. – У тебя нет опыта путешествия – сожрут местные жители, они любят человечину не меньше других млекопитающих.

Настя лишь фыркнула в ответ, но заставила лошадь ускорить шаг. Тяжёлый воздух, тошнотворный запах и хруст, характерный для костей и сухих веток. Здесь не было растений, но по окраинам заметны размытые силуэты каких-то пародий на деревья. Девушка не видела никого, кроме Чему и лошадей, но чувствовала, как за ними следят. Ощущение, что стоит оступиться, сбиться с пути – сожрут до последней клеточки.

Чему таскает её то там, то сям, что-то постоянно объясняя. Заставляет читать сохранившиеся книги и записи, заучивать знаки в текстах, запоминать то, что Настя увидела в чужом мире, когда «провалилась в него», фиксировать на бумаге. Иногда это забавляло, иногда пугало, иногда навевало скуку.

Но мир прочитанного был куда живее обстановки вокруг неё, хотя иногда эти места казались чем-то знакомым. Порой в памяти всплывали обрывки то ли снов, то ли видений этих мрачных сумеречных туннелей. Казалось, что весь мир схлопнулся, сдавил её по плечи, оставляя лишь узкую полоску, по которой можно двигаться, но так трудно дышать. Не хватало воздуха, свеча в фонаре постепенно затухала, а спина Чему терялась во мгле. Звуки сливались: цокот копыт и треск под ними, дыхание и удары сердца – всё становилось гулом, оглушающим её и в то же время казавшимся таким тихим и далёким, что тишина давила на уши. Настя терялась в пространстве, уже не понимая не только стороны света, но и где находится верх, а где низ. Она выпала из реальности, когда зашла на эту жуткую тропу.

В какой-то момент она осталась одна, потеряв всех из виду. Лишь тёмно-серая мгла окружала, наблюдая со всех сторон. Знакомое чувство, кажется, именно это она и проходила перед тем, как очнуться здесь. Очнуться в новом мире, где желания жить и того, меньше, чем в родном. Но почему-то она продолжала, хотя и нельзя сказать, что она жила, скорее просто существовала, пытаясь хоть немного быть полезной, якобы отплатить за то, что её терпят, кормят, одевают, что-то объясняют – не дают свихнуться окончательно, хотя и казалось, что сумасшествие избавит её от тяжёлых воспоминаний. Знала бы, что всё так закончится, молчала бы, молчала бы до последнего, но нет – призналась в своих чувствах и этим разверзла невероятную пропасть между ними.

– Зачем? – замерла Настя, глядя на развилку узких тропинок. Она видела их, но не понимала сколько же всего перед ней вариантов. – Для чего всё это?

Мимо что-то прошло, толкая в бок. Потом толкнули с другого. Она будто стояла в движущейся толпе, где все куда-то спешили, торопились, но не замечали её, а если и замечали, то одаривали недовольными взглядами, что она мешается, застыв посреди их пути.

– Значит, здесь тоже чужачка, – хмыкнула почему-то Настя, вспомнив своё привычное домашнее состояние. Чужачка в школе, в техникуме, на работе – она везде была чужой, странной. Даже если она хотела влиться в коллектив, то статус Провожатой не позволял это сделать. Она была чужой для живых, чужой для мёртвых. Она была чужой для людей, чужой для демонов. Она была чужой везде и всюду. Даже здесь.

– Настя? – раздалось эхом.

– Куда не иди, итог-то один, – проворчала девушка, рассматривая различающиеся тропинки. Каждая из них терялась во мгле, оставаясь всё в том же отвратительном воздухе, отнимающем силы.

– Настя, – ещё раз позвали её, уже встряхивая за плечи. – Эй, вернись, – тряхнули сильнее, сваливая с лошади. – Если не найдёшь новую цель в жизни, это место не выпустит тебя, сожрёт, сотворим новую сущность, застрявшую в этих потёмках.

– Пусть. Плевать.

– Сколько дорог ты видела? Настя, отвечай, – требовал Чему, продолжая встряхивать за плечи.

– Какая разница? Они все одинаковые.

– Ты всё ещё видишь их? Ты всё ещё на перекрёстке? Если да, то приглядись, – никак не унимался он.

– Десять, может, двадцать… Не хочу считать их слишком много. То, что я вижу, тот, кого вижу, он недоступен, – пожаловалась Настя. – Это бессмысленно, Чему, этот человек умрёт, а я ничего не смогу изменить. Я всего лишь Провожатая, а не Библиотекарь. Я не хочу быть Библиотекарем, не хочу знать о чужих судьбах и оставаться бессильной что-либо изменить, я не хочу быть жалким наблюдателем гибели своих же родных.

– Мне не поднять тебя на ноги, если ты этого не захочешь, – заключил Чему.

– Зачем?

– На это ты должна ответить сама.

Запись опубликована в рубрике Джен, Драма, Фантазии, Хомагиум с метками , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *