Отражение. История 1

Временами мне кажется, что я пишу какие-то мрачные истории, хотя и не делаю их совсем безнадёжными, наоборот, стараюсь оставить какую-то надежду. Вот и сегодня вспомнила, что в конце августа у меня был начат небольшой самостоятельный рассказ по Бену в попытках отвлечься (а то усталость сказывается нехорошо на тексте в целом), накануне было ещё обсуждение о слешэ + воспоминания о некоторых работах на Фикбуке объединились в это. Может быть, под настроение будет написано продолжение, сегодня итак чуток дописала, добавляя отрывки к тем черновикам, что были в файле же.

В общем-то вышла очередная альтернативная история, с некоторыми отголосками OV, но ориентирована, как и прежде, на «Силы».

Название: Отражение
Автор: Лилиадна
Бета: Belochkafan
Фэндом: Бен Тен (франшиза), преимущественно Alien Force и Ultimate Alien
Основные персонажи: Бен Теннисон, Альбедо
Жанры и предупреждения: элементы гета и слэша, альтернативная история
Рейтинг (возвратное ограничение): R (16+)
Размер: 1523 слов
Описание: Альбедо может отрицать сколько угодно, но он всё равно похож на Бена
Размещение: нет
Последнее редактирование: 2016-10-02 замена на исправленный вариант (исправление мелких недочётов и опечаток)

Отражение

История 1

– Заткнись! – огрызнулся Альбедо и впился в рот.

Грубо, нагло, не отпуская голову, не позволял отстраниться от себя, толкался в руку, пока наконец не получил разрядку, а потом резко оттолкнул всё ещё ничего не понимающего Бена и отвернулся к стене, накинув на себя с головой вонючую простыню.

Альбедо продолжал сопеть на койке, а Бен в не менее забитой позе сидел в дальнем углу, уткнувшись в колени и закрыв голову руками. Оба были в полном недоумении, растерянности и злости. Оба чувствовали себя загнанными в угол всеми обстоятельствами, сложившихся против них. Альбедо мог бы злорадствовать, что Бен Теннисон наконец-то лишился Омнитрикса и оказался за решёткой, что наконец-то вся галактика поняла, что нельзя было доверять величайшее оружие всех времён и народов этому глупому незрелому землянину, но он и сам находился не в лучшей ситуации. Их нынешнее генетическое сходство сыграло против обоих и обоих заперли в клетке до выяснения обстоятельств. По крайней мере, так было изначально.

В прошлом никто бы не усомнился в Теннисоне, а сразу бы всё повесили на Альбедо, теперь же стало известно, что Теннисон использовал соноросиана, чтобы оказаться в нескольких местах одновременно. Может, ему бы сошло это с рук, но слишком много свидетелей, которые подтвердили это и поставили под вопрос честь и благородство носителя Омнитрикса. Где теперь гарантия, что виновен именно Альбедо, а не Бен? Алиби? А какое может быть алиби у того, кто может быть одновременно в нескольких местах? Именно, что никакого! Это понимал Бен, его дед, его кузина – это понимали все.

– Заключённые №101001 и 101000, обед! – прогудел бас тюремщика за дверью и снизу появились две миски.

Альбедо не среагировал – продолжал убиваться из-за происходящего в целом и произошедшего совсем недавно. И то убиваться он мог лишь мысленно, ведь здесь нет ничего, что могло бы помочь для буквального воплощения: две койки, унитаз с умывальником, мизерный откидной стол да расстояние в несколько ярдов от стенки до стенки якобы для свободного перемещения. Бен Теннисон хотя бы изредка покидал эту затхлую конуру для свиданий с родственниками и адвокатами, Альбедо же оставался здесь постоянно. В этом маленьком затхлом, гниющем мире, откуда их без конвоя не выпускают и помыться, чтобы другие заключённые не разодрали их в клочья. Но ещё хуже то, то он всё ещё находится запертым в ненавистном человеческом теле, бушующем гормонами, готовыми разорвать не только тело, но и саму суть Альбедо.

– Отстой, – выругался Бен, но всё-таки проглотил непонятный сухарь. – Но это хотя бы перебьёт твой вкус. И целуешься ты хуже некуда, – продолжал он жевать.

– Многое ли знает такой сопляк, как ты? – огрызнулся Альбедо.

– У меня так-то девушка есть, – напомнил Бен, взмахнув сушёной палочкой в сторону собеседника, подбросил её и поймал, – и она меня ждёт.

По крайней мере, он надеялся на это, ведь Джули не могла бросить его вот так. Она была всем, была его совестью и его человечностью. Если бы не Джули, то даже страшно представить, что бы произошло с ним самим. Она всегда помогала и поддерживала, подбадривала, когда не оставалось сил двигаться дальше, и хватала его за руку у самой пропасти, не позволяя свалиться в неё. Джули была готова отдать всю себя, без остатка. Конечно, бывали размолвки и ссоры, непонимания и нежелания слушать. Временами Бен боялся её – боялся, что она войдёт в его жизнь ещё крепче, привяжет к себе ещё сильнее, что без неё он перестанет существовать вовсе. А ещё был страх за неё: чем ближе Джули становилась к Бену, тем больше привлекала к себе его врагов. Даже сейчас Бен не находил себя место из-за волнения: пока он здесь, Джули одна, даже Кораблик не всегда находится рядом с ней.

Джули милая, добрая, заботливая. При всей своей силе она оставалась девушкой. Девушкой, для которой Бен был первым мужчиной. Девушкой, которая сделала из него мужчину. Джули – та, ради кого он отказался от исполнения любой своей прихоти. Та, ради которой он отказался от всесилия и вернул меч Азимусу. Та, ради кого он боролся и ради кого возвращался.

Чтобы обнять, поцеловать, почувствовать её тепло и нежность. Лишь поцелуй Джули уже сам по себе высшая награда. Её мягкие губы, её вкус, её язык, её дыхание, её прикосновения, её голос – это было то, что Бен бережно берёг в памяти и лелеял. То, что вызывало бурю приятных эмоций, сейчас казалось чем-то недостижимым и нереальным. Откровенным и естественным. Но то, что выкинул Альбедо, заставляло внутри всё отвергать и отрицать. Бен бы врезал ему, если бы не впал в ступор настолько, что даже не мог дышать.

Это было всего лишь шуткой – Бен всего-то хотел подразнить Альбедо, проснувшегося со вздутыми штанами. Всего-то ляпнуть, что тот уже хорошо вжился в человеческое тело. Его злость, смущение, раздражение и ненависть в глазах – что именно стало вызовом? Бен просто хотел подурачиться и немного спустить собственный пар, но теперь никак не может отделаться от ощущения чужого языка во рту и жёсткой хватки на затылке.

– Ненавижу тебя, – прозвучало из-под простыни.

– Я тоже, – буднично ответил Бен, окончательно привыкший к подобным выпадам за время, что они уже вместе делили камеру. Вот только сейчас он уже не знал, кого именно он ненавидит, да и ненавидел ли Альбедо в отличии от себя.

Бен до сих пор не понимал, как Альбедо докатился до такого. Он был уважаемым галваном, многообещающим ассистентом Азимуса, а в итоге уже в который раз попадает за решётку. Может, виной тому галванская гордыня. Но как Бен сам оказался здесь?

В какой момент прямо посреди битвы с противником появились санитары космоса, зачитали какое-то несуразное обвинение и забрали с собой. Нелепые разбирательства, суд, на котором припомнили всё и вся, но отмели в сторону войну с Вилгаксом, Чистопородными, инкурсианцами, стабилизацию Нулевого измерения, возрождение Петропии, предотвращение проблем из-за Агрессора, освобождение Легердомэйна, не говоря о том, сколько Бен сделал для самой Земли! А ему насчитывают, сколько убытков, сколько морального вреда, сколько раз ставил под угрозу тех или иных лиц и галактики в целом, навязывают какие-то события, о которых он вообще впервые слышит. Подобная история произошла и у Альбедо. Завершилось всё тем, что их объявили сообщниками и заперли тут. Дедушка Макс и Гвен обивали пороги, мотались по всем возможным инстанциям, пытались убедить Азимуса в беспочвенной клевете. Да, однажды Бен использовал Омнитрикс в подобных целях, но ведь это сказалось и на самом Бене, и на пришельцах – они стали слабее. Неужели, если Омнитрикс можно отыскать по его сигналу, то нельзя отследить где он находился в то или иное время и в каком состоянии?

Сам Бен не задумывался о том, какую роль он уже занимает в галактике, но дедушка Макс беспокоился, что именно поэтому его внук угодил в передрягу – от него просто решили избавиться, пока великий носитель Омнитрикса с Земли не занял положение в комической арене ещё выше, пока его ещё можно оттуда скинуть. Может быть, и так. Всё-таки Бен многим доставил проблем, многих заставил себя ненавидеть. Интересно, сколько Кевин зудел «Твоя мягкотелость погубит тебя!»? Это происходило каждый раз, когда кто-то из врагов возвращался.

Сколько бы Бен не выпроваживал их, они всегда возвращались. Возвращались за Омнитриксом, его жизнью, жизнью его близких и даже всей планеты. Раз за разом Бен и его друзья побеждали и отпускали, но ничего не менялось. Даже ворчания Кевина.

– Ты хоть руки помыл? – опять подал голос Альбедо.

– Я их вытер, – отозвался тот. – Благодаря тебе, мне не пришлось жалеть футболку, но придётся её стирать. И хватит сопеть, как разобиженная изнасилованная девица. Ты нормальный здоровый парень и это нормально, что утром у тебя стояк. Не знаю, как для галвана, но для человека это естественно. Радуйся, что Омнитрикс был у меня на руке, а не у дедушки Макса и тем более не у Гвен. Ты итак нервный, а с ПМС вовсе бы психом был.

Альбедо в ответ проскрипел зубами. Привычки Бена Теннисона всегда раздражали его, ещё больше раздражали, когда Альбедо ловил себя на их копировании.

– Я был восхищён тобой, – продолжал добивать Бен. Этот неприкрытый комплемент – ещё большее унижение, чем его детские восторги в лаборатории или спутнике Галван B.

– Вот только не надо мне тут, – огрызнулся Альбедо.

– Не надо что? – усмехнулся Бен. – Хотя… Наверное, ты прав, звучит так будто в любви признаюсь. Но это не то. Просто… Хм… Я был поражён тому, что ты сумел создать копию Омнитрикса. Сам создал вторые часы.

– Сам видишь, что из этого вышло. – Альбедо неожиданно поймал себя, что он говорит на удивление спокойно. Как бы он ненавидел те события, их виновника, сутками напролёт мозолящего глаза и уши, реакцию Азимуса, не проклинал их всех, сейчас говорил спокойно, будто уже смирился со всем. – Я теперь заперт в этом ненавистном теле, – он постарался вернуть себе воинственный настрой, но вышло слабо. Хуже – получилась идиотская жалоба.

– Так ты стал похож ещё больше на меня, чем прежде. Сколько не отрицай, мы похожи.

– Я галван, а галване превосходят людей.

– Старо как мир. Да какая разница, кто из нас кто? Ты такой же: твоё восхищение Азимусом, твоё желание стать похожим на него заставило тебя двигаться вперёд, как меня желание стать таким же героем, как дедушка Макс. Будь я на месте Азимуса, то гордился бы тобой. Хотя признаю, не особо приятно, когда кто-то пытается обогнать тебя.

Альбедо растерянно уставился на Бена, пытаясь понять шутит тот или же говорит всерьёз. Его сравнение себя с Азимусом было смехотворным и даже вульгарным своим бесстыдством, но почему-то внутри всё сжалось. Или же наоборот. “Гордился бы тобой”. Что-то всколыхнулось, заставляя теперь теряться от противоречивых чувств, эмоций, смешавшихся таким причудливым образом, что Альбедо с гигантским трудом подавил порыв броситься на шею этому идиоту.

– Н-да-а, – протянул Бен. – Ты, вроде парень, а развёл нюни хуже девчонки.

 

Продолжение >>

Запись опубликована в рубрике Ben 10 (фанфик), Гет, Слэш с метками , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *