Мир – странная штука. Гл. 6

Пока есть, что вычитывать, этим и занимаюсь. Вот следующая глава появится лишь в неизвестном будущем — она даже не закончена sad

Название: Мир – странная штука
Автор: Лилиадна
Фэндом: ориджинал (Город снов)
Жанры и предупреждения: мистика (?), фемслэш
Рейтинг (возвратное ограничение): R (18+), возможно, выше R…
Размер: 2183 слова; планируется миди
Описание: Должен ли эмпат понимать эмпата? Являются ли их чувства реальными или это просто игра их способностей?
Размещение на фикбуке: нет
Последнее редактирование: 2016-07-11 мелкие правки только в ходе вычитки + небольшое упоминание «покемонов», почему-то выпавшие из текста, хотя они там продолжают существовать

<<Начало

<< Предыдущая глава

Глава 6

6.1

День больше походил на какую-то пытку. Вот рядом, а сделать нечего нельзя. Вот только для кого именно было таким испытанием – они не знали. За день девушки потеряли грань между эмоциями и чувствами друг друга. Не надо уметь читать мысли, чтобы понять, о чём думает другая.

Марфа хотя бы себя чем-то занимала, в духе поливки огорода, иногда припахивала скучающую Юлю, чтобы та помогала. Рядом с бочкой для воды они разбесились и сломали одно ведро, получили выговор, но всё же всё полили. То, что Юля осталась с ночевой, лишило всех головной боли со страхом Марфы одиночного похода в баню. Летний день не дал выйти всему жару с прошлого вечера, так что было ещё тепло. Но было просто тепло, что не приносило особого удовольствия Лике, любящей париться, а вот Джулия наоборот не любила баню, не понимая, чего хорошего в том, чтобы идти мыться толпой и уж тем более прелестей веника.

– Отходить бы тебя этим самым веником, – засмеялась Марфа, смывая с себя дневной пот и прилипшую пыль. Как обычно, просто водой. – По заднице, да ещё как следует, чтобы сидеть потом не могла.

– И кто из нас садист?

– Ты сама говорила, что со мной примешь роль мазохиста, – спокойно отреагировала девушка. – Ты дала своё согласие – это раз. А два – я же аккуратно, чтобы только разогреть, а не ранить, раз ты сама против. Как бы сказать? Дай согласие, и мы многое испробуем, но в пределах разумного – чтобы не убиться и не убить, да и калеками не стать.

– Если ты не прекратишь свои разговоры, то мой обет на сегодня точно будет нарушен, – пригрозила Юля. – Ты же знаешь, что меня возбуждают такие вещи и такие диалоги.

– Зато ты призналась вслух.

– Зато от тебя не дождёшься этого, – передразнила Джюн. – Я всё, пошла одеваться, тебя там подожду.

– Только жди, хорошо?

– Хорошо, – заверила девушка, закрывая дверь. Она понимала и чувствовала, что Марфа действительно чего-то боится в бане, вот только не знала чего именно. Её страх неприятно отзывался в теле, где-то глубоко порождая панику.

 

6.2

Пропели петухи.

– Полночь, – прошептала Марфа, осторожно приподнимая ткань палатки со стороны окна.

Будь они в чулане, пришлось бы вылезать сразу из постели, чтобы добрать до единственного окна, которое и то было занавешено бархатистой плотной скатертью. А веранда являлась тем, что отец всегда называл аквариумом – окна в полстены. И таковых было две. Поэтому с рассветом здесь не оставалось темноты, лишь тень от коровника. Зато отсюда видно весь двор, и всё происходящее на нём. Правда, сегодня было темно – за вечер небо затянуло тучами. Вполне возможно, что утром начнётся дождь, то-то ветер был неспокойным.

Лика растолкала Джюн, зовя на улицу. Из соседней палатки отец Марфы заворчал, что мешают спать, но вскоре опять похрапывал и не реагировал ни на что.

«Хозяйка» выбралась на ощупь, открыла дверь, стараясь не давать замку скрипеть. Юле пришлось хуже – она плохо ориентировалась в незнакомой обстановке в темноте, но когда наконец спустилась по лестнице, налетев на Марфу, успокоилась. Или они обе успокоились. На дворе темно и подозрительно тихо, а если включить свет на крыльце, то отец всё же спохватится из-за долгого отсутствия девушек. Ещё и насекомые слетятся к лампе. Лучше уж в темноте, чем во вздрагивающем свете из-за ночных бабочек. Просто нужно время, чтобы глаза привыкли. Марфа практически на ощупь нашла шлёпки, помня, что специально оставила их повыше.

– Ну и где твой пир? – расстроено проворчала Джюн, не обнаружив ничего с крыльца.

– Тише, – прошептала Марфа.

На душе было неспокойно. То ли сама Лика потеряла уверенность в предстоящем, то ли Юля побаивалась – такое не каждый день увидишь.

Джулия ойкнула, после проворчала, что действительно не спит. Марфа аккуратно отодвинула калитку и опустила обувь на пол.

– Пошли.

– Куда?

– Увидишь.

Настроение Марфы поднялось, и она похихикивала. Что именно развеселило её, Юля не могла понять. День был насыщенным и каким-то… нереальным. И если этот пир, о котором говорит Лика, действительно есть, то тут и свихнуться можно. Пока лишь темнота, в которую тащит девушка, ни разу не сказавшая, что любит её. Неподалёку возится пёс, скрепя цепью. И где-то вдали слышен мотоцикл. Почему-то такие привычные звуки теперь были пугающими. Марфа остановилась и приобняла, успокаивая. Она что-то промурлыкала (иначе и не скажешь) в ухо, после чего закрыла глаза ладонями. Джюн вздрогнул от прикосновения холодных пальцев к лицу.

– Слышишь?

– Нет, – разозлилась Юля, желая скинуть руки и вернуться обратно в постель, как в этот момент донеслось звяканье посуды, а потом вокруг заиграла музыка. Тихо, почти незаметно. Послышались голоса. И это напугало уже всерьёз.

– Спокойнее, – сказала Марфа, открыв глаза и прижимая к себе ещё крепче. – Помни про еду со стола, – прошептала она, чуть приподнявшись на цыпочки.

Спокойствие Лики никак не могло заглушить страх и волнение Джюн. Происходящее напоминало картинки с детских сказок. Перед ними грандиозный праздник разных существ. Насколько бы они не отличалась от людей, их внешность завораживала, хоть некоторые и пугали одновременно. Богатые изящные украшения. Смешение стран и эпох, их культур. Ощущение, что здесь собрались только аристократы мифологии, а вот девушки стояли в ночнушках и шлёпанцах, с заспанными неумытыми лицами и растрёпанными волосами.

Какая-то сумбурная помесь птиц цапля-аля-лебедь-аля-стервятник, выполняющий роль официанта, пригласил их за стол. Поведение Марфы сменилось до неузнаваемости. Она чувствовала себя здесь непринуждённо и легко. И даже в своей старой детской ночнушке выглядела словно в вечернем платье. Девушка поблагодарила, хотя в её словах скользили ноты явного превосходства над обратившимся к ним. Лика элегантно выскользнула из своих шлёпанцев и сделала шаг вперёд. Непривычно плавно (при её резких движения) развернулась к спутнице и предложила проводить. В её жестах присутствовало что-то от джентльменов, но в то же время они оставались женственными.

Стол ломился от всевозможных угощений. Выглядело и пахло всё очень аппетитно, хоть среди снеди было немало деликатесов, которые при обычных обстоятельствах вызвали бы в лучшем случае тошноту и отвращение. Сейчас же всё было иначе. Желудок подавал признаки жизни, что с вечера ему ничего не перепадало. Однако Лика строго следила, чтобы её спутница не прикоснулась к предоставленным тут угощениям – как к еде, так и напиткам. Даже когда к ним подходили.

– Приветствую Вас, Марфа, – поклонился какой-то странный пень, обвитый тонкими лианами с множеством мелким листочков. Судя по голосу, мужчина. – Давно Вас не было.

– Здравствуйте, – почтительно склонила голову девушка. – Я теперь очень редко здесь бываю, и мне редко выпадает шанс погостить на данном празднике.

– Вы сегодня со своей спутницей. Рад, что вы нашли друг друга. А что ж не отведаете угощений.

– Вы же знаете, что людям нельзя ничего брать с этого стола, – Марфа отобрала кусок из рук Юли, засмотревшейся на очередную танцевавшую пару. Девушка смутилась – даже не заметила, как что-то взяла со стола.

Лика только сейчас увидела, что танцует самая потрясающая пара, которую она когда-либо видела. Жар-птицы. Они сами по себе прекрасны, а когда они кружат в только им подвластным темпе и грации, то всё оживает под движущимися отблесками от них. Удивительно, но люди не видят и даже слабого отголоска происходящего. Даже дом за ними будто пустился в пляс.

– Но Вы-то сами… – отвлёк собеседник.

– Я – человек, – грубо оборвала Лика, не давая продолжить пню своё замечание. Джюн тут же уставилась на них, не понимая, что происходит, зная лишь, что Марфа злится. – Я – человек, – постаралась спокойно повторить. – Я здесь, потому что отказываюсь признать себя взрослой и всё ещё верю во всех вас.

– Да, Вы правы, – согласился собеседник, внимательно изучая девушку. – Вы всё ещё ребёнок, Марфа, хотя в Вашей голове отнюдь уже не детские мысли, ведь так?

Та согласно кивнула. Ей совсем не нравилось, что пень продолжает диалог, принуждая её к ответу. Хотелось бы уйти, но Лика уже так давно не была тут, что соскучилась. Пень извинился и отошёл. Птицы к этому времени уже уступили место другим парам. Марфа, вздохнув из-за упущенного шанса насладиться прекрасным, начала глазами выискивать знакомые лица. Может, Юле будет интересно познакомиться с ними и не придётся следить, чтобы она не умыкнула что со стола, а это часто происходит само собой у гостей. Особенно, пришедших в первый раз из мира обыденности в сказку, скрытую от повседневной суеты отрицанием магии и чудес.

Марфа продолжала искать, лишь смутно помня старых друзей, но многие гости были ей не знакомы. Девушка была уверена, что видит в первый раз. Что ж, время меняет многое, в том числе Хранителей мест и просто живущих там сущностей. Вот только почему-то оно не сменило банницу, от вида которой поползли мурашки по спине.

– Что случилось?

– Банница, – ответила девушка, пытаясь успокоиться. – Из-за неё в баню не люблю ходить.

– Просто лохматая старуха. Ну да, не идеал красоты, – попыталась успокоить Юля. – Ты меня с кем-то вроде познакомить хотела. Или я всё ещё не понимаю ход твоих мыслей по твоим эмоциям…

– Ты права – с русалками, Хранителями речки, только что-то не вижу, – отвлеклась от своего персонального кошмара Лика.

Ей совсем не хотелось объяснять причину своего страха, да и почему именно боялась, не могла вспомнить. Что-то произошло, что-то страшное, до сих пор нагоняющее ужас. Нужно просто отвлечься: чем больше на чём-то зацикливаешься, тем больше вероятность, что это произойдёт. А если пялиться на неё, то, естественно, банница почувствует взгляд и найдёт, кому он принадлежит. Лучше искать русалок, пусть и почти не помнятся их лица, а имена вообще уже забылись напрочь, как и у всех присутствующих, кого она хоть как-то узнавала.

Вот одна из русалок, но не та. Даже не русалка, а утопленница. Девушка, которую утопили в реке после изнасилования. Случайно или нет, Марфа не знала, но та жаждала мести и даже умудрилась заручиться поддержкой Лики с год назад.

Юля следовала рядом, изредка тоже кивая на приветствия.

– Могу задать вопрос? – спросила Джюн, переминаясь с ноги на ногу, пока её спутница разглядывала всех монстров.

– Конечно, – улыбнулась Марфа.

– Почему всё это происходит во дворе именно твоей бабушки?

– Это началось ещё до того, как моей бабушке достался этот участок по человеческим законам.

– Ещё помнишь что-то с тех пор?

Марфа развернулась к тому, кто спросил. Какое-то время она подозрительно оглядывала инопланетянина из какого-то детского мультфильма. Персонажа она не узнала, но кто был под его личиной – вспомнила сразу.

– Всё ещё этот образ?

– Раньше тебе он нравился, – отозвался тот и сменил внешность на какую-то купакабру. Юля дёрнулась и проворчала, что лучше бы тот мультяшный мальчик. – Вот именно поэтому и нравился, – проговорил он и выбрал образ молодого опрятного человека.

– Это было раньше, – пожала плечами Марфа. – Юля, это мой Учитель. В прошлом, – представила она собеседника. У той явно перебило весь аппетит и желание прикоснуться хоть к кому-то. – Хотя я мало, что помню с того времени. Учитель, простите, я не помню Вашего имени, это Юля.

– Давно это было, давно, – согласился парень. – Да и ты вечно забывала все имена, ладно хоть своё помнишь. Приятно знать, что хоть что-то помнишь. И приятно было тебя увидеть, вот только, – он указал на маленького мальчика, стоявшего чуть поодаль, – работа.

Марфа подошла к ребёнку и присела рядом.

– Привет, – улыбнулась она. Мальчик сделал шаг за ноги Учителя.

– Боишься?

Мальчик замотал головой.

– Вот и славно. Слушайся этого дядю, хорошо?

Маленький ученик кивнул и робко улыбнулся. Лика поднялась на ноги и строго наказала беречь ребёнка, после обняла на прощание. Джюн отделалась неловким «До свидания», пытаясь не вспоминать уродца в этом человеке. Было желание сказать «Прощайте», но не осмелилась.

– Хватит дуться, – Марфа приподнялась на цыпочки и прошептала в ухо: – хоть мне и нравиться это.

– Это ты тут садистка, – огрызнулась Юля.

– Я знаю, – заверила девушка. – Да уж, ты совсем носом клюёшь, измотали тебя эти встречи, – улыбнулась она. Хотелось бы побыть здесь ещё, но тогда Юля точно свалится с ног прямо посреди праздника.

 

6.3

Марфа проснулась от острых коготков, скользивших по лицу. Девушка сперва даже не поняла, откуда было взяться котёнку в палатке, ведь у бабушки были только взрослые кошки, но даже спросонья различила, кому принадлежат лапки с иглами.

– Зачем ты так, Марик? – Юля сняла котёнка и прижала к себе. – Извини, – улыбнулась она. – Смотри, какой милый.

– Васька? – сонно спросила Марфа, отрывая голову от подушки. Девушка и не задумалась, почему так назвала. Она бегло осмотрела котёнка и обратно свалилась в постель. Время уже явно было за девять утра – потихоньку начинало печь.

– Марик, – поправила Джюн, пытаясь удержать шуструю зверюшку. – Он утром у вас на крыльце был.

– Ты уверена, что это кот? – зевая, спросила Лика, протирая руками глаза. Девушка высунулась на время из палатки, ища одежду, и начала переодеваться.

– Не хомяк же, – пробурчала та. – Или ты хочешь сказать, что это один из имитирующих монстров?

– Нет, но это не кот – смотри сама.

Юля немного расстроилась из-за холодного тона, ведь Марфа раньше сама говорила, что ей нравятся кошки, но почему-то этого котёнка она явно невзлюбила. О том, что это котёнок, а не «покемон», девушка была уверена – уж слишком разные от них ощущения. Даже ночью Юля была готова списать весь пир на очередное шествие этих странных существ, но опять же – они другие. Да, от Марика чувствовалось что-то странное, но то кошачье, чем объясняют их мифические девять жизней и всю присущую им мистику. И всё-таки Марфа объяснять ничего не стала. И не станет.

Марфа косо посмотрела на котёнка. Ну да, Васька, в этом ошибёшься будто.  Белый с цветными пятнами на спине, левое ухо серое. Один глаз голубой, другой зелёный. Всё тот же изучающий взгляд. Всё тоже ощущение от него самого. Какое-то пронизывающее, следящее, ожидающее следующего шага. Ощущение, что сдаёшь экзамен.

Вот именно, что экзамен! И Марфа сдала его в прошлом, что до сих пор на сердце камнем. Этот идиотский экзамен стоил человеческой жизни! Лика всё ещё не могла понять, как она заставила себя убить кого-то. Просто из-за того, что ей захотелось этого…

Марфа хмыкнула, ещё раз просверлив котёнка глазами.

– Иногда ты меня пугаешь, – пряча котёнка, сообщила Юля.

– Иногда я сама себя пугаю… Ладно, пошли завтракать, если ты ещё не ела.

Следующая глава>>

Запись опубликована в рубрике Город Снов, Фантазии, Фемслэш. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *