Ольга

 
Название: Ольга
Автор: Лилиадна
Фэндом: ориджинал (Город снов)
Жанры и предупреждения: элементы гета и слэша
Рейтинг (возвратное ограничение): R (18+)
Размер: 3009 слов; мини
Описание: Лёгкие деньги могут оказаться вовсе не лёгкими
Примечание: Хоть без детального описания, но присутствует… насилие?
Размещение: нет
Последнее редактирование: сбилась со счёта, но были мелкие исправления опечаток

Молодая женщина присела рядом на кровать. Ей было тридцать с хвостиком, но во взгляде всегда присутствовало что-то детское, заинтересованное в увиденном. Тёмные волосы чуть касались плеч, но она часто собирала их в простенький хвост, чтобы не мешались и не отвлекали.

Что было на ней сейчас, парень уже не помнил, и ему было вовсе не до этого. Сначала хотел было зашипеть на неё, но тело ныло сильнее только от воспоминания её реакции на подобное поведение, чем от боли. Любая попытка противостоять ей пересекалась на корню. Похоже, что всё же удалось сломить.

– Ты же знаешь, что стоит делать, а что – нет, – сказала женщина, продолжая растирать в ладонях тюбик с мазью.

Это было какой-то странной её традицией: сначала она наносила раны, а потом сама же залечивала. Смутно припоминается, что она интересовалась, нет ли у него непереносимости и аллергии на травы и лекарства. Может, спросил кто-то другой.

– Мне нравится твоё упрямство, – улыбнулась женщина, – вот только тебе нужно уяснить, когда его можно применять.

Парню было интересно, понимает ли она сама, насколько сильно изменяется её голос и взгляд от настроения. Однако всегда слышалась власть, посягнуть на которую она никому не позволит. Теперь было отчётливо слышно, как парень попал сюда.

Вот совсем недавно она похвалила его характер, вернее одну из черт, но тут же упрекнула в неумении использовать. Хоть это происходило достаточно часто, но почему-то её похвала очень радовала. Может, сказывался контраст «пряника» с «кнутом». Не надо было видеть её, её интонация говорила сама за себя. Сегодня она в хорошем настроении, может, поэтому он легко отделался, обычно наказание продолжалось намного дольше. Подумать только, всего-то огрызнулся на какую-то девку из её служанок, а в итоге опять оказался виноватым. И эта садистка умудрилась вбить в голову, что он действительно заслужил это.

– Спокойнее, – прозвучал ласковый голос. А ещё недавно хотелось скрыться или помереть на месте. Сейчас же он действительно был ласковым и чарующим, успокаивающим. Пусть и с толикой власти. Её руки аккуратно втирали лекарство, массируя тело. – Я ведь предупреждала, что последует за грубость и подобную дерзость. Но ты принял свою вину, понял это и дал ясно знать, что раскаиваешься. – Она говорила уверенно: видела, что парень уже пожалел о поступке, а не просто пытается прекратить урок, умоляя о пощаде и извиняясь. – Надеюсь, что у нас теперь всё будет хорошо.

Женщина поднялась с постели, убедившись, что теперь парню нужно лишь время, чтобы окончательно прийти в себя. Следов не останется, если он не будет расчёсывать заживающие ранки. Они не большие, лишь поверхностные, но даже от таких могут остаться уродливые шрамы, если не дать им спокойно затянуться, сдирая корку.

Может, она немного переборщила, но в следующий раз будет думать, прежде, чем раскрывать рот. По крайней мере, женщина очень надеялась на благополучный исход урока.

– Я оставлю мазь здесь. – Женщина вытерла руки влажными салфетками и укрыла парня чистым пододеяльником. В комнате достаточно тепло, чтобы спать, укрывшись лишь тонким покрывалом, с одеялом ему сейчас будет неудобно, да и он всё равно спит без него. – Я бы хотела тебе пожелать спокойной ночи или приятных снов, но, боюсь, это будет звучать жестоко.

– Ольга, – позвал парень, когда та уже стояла в дверях, выключив свет.

– Оставить включённым? – Если бы она не задержалась, словно заботливая матушка, желающая убедиться, что ребёнок не испугается темноты, то уже не услышала бы тихий зовущий голос.

– Нет, просто… – парень говорил с трудом, но не хотел выпускать её. Да и найти причину задержать её тоже не получалось.

– Просто ты связался с людьми, которых нужно было обойти, Георгий.

– Вас? – так же тихо спросил парень, прекрасно зная, что Ольга не сорвётся вновь с цепи только из-за того, что он задержал её. Пока с ней говоришь учтиво, она отвечает тем же.

– Тех, кто направил тебя избавиться от меня.

Женщина прикрыла дверь и направилась к кровати, видя, что парня передёрнуло, но её спокойный голос расслабил его настолько, что он посмел заметить:

– Вы тоже не ангел.

– Я знаю, – согласилась она, присев рядом с постелью. Её пальцы перебирали слипшиеся пряди волос у парня. Ольга отправила бы кого-нибудь помочь искупаться ему, но от воды может начаться раздражение. Георгию достаточно того, что есть. – Но ты мог выйти, а я уже повязла в этом очень сильно, чтобы дать задний ход. Ты ещё молод, а уже так ломаешь свою жизнь.

– Это Вы ломаете её! – Георгий сжался в комочек. Он был уверен, что снова разозлил Ольгу, а та лишь продолжила ласково теребить его по голове, уперевшись подбородком в постель.

– Ту жизнь, что была у тебя прежде, – вновь согласилась она. – Знаешь, мои действия могут приносить и удовольствие. Но если это будет так, то наказание окажется бесполезным. Будь умницей, – попросила она. – Если хочешь, я могу пока посидеть рядом.

***

Ольге абсолютно не нравилась ситуация, в которую попала. Она всегда считала, что любой вопрос должен заканчиваться обоюдным согласием, а теперь в её руках были двое мальчишек, которых, мягко выражаясь, лупит за непослушание, и парочка трупов тех, для кого перевоспитание уже было невозможным. В прошлом Ольга могла остановиться, видя, что человек достиг предела, но теперь почему-то это не так. Эдуард сломался довольно быстро, а Георгий опять спровоцировал поднять на него руку.

И вот глядя на него сейчас, обездвиженного и неспособного ничего сделать, Ольга видит же, что парень сделал это специально.

Женщина присела на корточки перед ним и подняла его подбородок.

– Мы оба прекрасно знаем, что до удовольствия очень далеко, – её голос не потерял власть, но он сквозил безразличием, что задело парня.

Он молчал, запомнив, что не стоит открывать рот, если не разрешали. Время шло, а Ольга просто следила за его реакцией. Она не боялась смотреть прямо в глаза, из-за чего общаться с ней являлось сложностью для многих. Георгий отвёл взгляд в сторону и тут же заметил её короткий жест, позволяющий говорить.

– Почему Вы так думаете?

Он снова стал шелковистый, стоило только попасть сюда. Умудрялся сохранить почтительность, хоть и всё тело затекло. Сколько прошло времени, как его оставили тут, ведь даже не сопротивлялся.

– Потому что ты изучаешь меня, мои действия, Георгий. Можно подумать, что сказывается твоё упрямство, но я знаю тебя – ты намеренно нарушаешь наши законы, дабы оказаться здесь.

– Вы ведь не самовлюблённая садистка…

– Разве я говорила, что самовлюблённая садистка, Георгий? – оборвала Ольга.

– Нет, и Вы ей не являетесь. Только… – парень замялся, не зная как сформулировать свои мысли.

– Только что? – Женщина подождала ответ, но мальчишка продолжал молчать. Он пытался что-то ответить, но не мог подобрать слов, всё чаще отвлекаясь на боль. – Инцидент исчерпан?

– Я хочу понять, зачем Вы это делаете.

– Я уже говорила тебе, Георгий. Так как ты это сделал специально, то сегодня в качестве наказания – отсутствие массажа и компании на сутки. Если повторишь такое ещё раз, я действительно тебе сделаю очень больно. Георгий, я ясно выразилась?

Только ответ был получен, Ольга вышла из помещения. Впервые оставив парня на слуг. Но они то ли не торопились (что вряд ли с такой хозяйкой), то ли выполняли её поручения помучить его ещё.

***

Дверь открылась как-то неожиданно – не было слышно ни шагов, ни разговоров, что смутило Георгия, занимавшимся последствиями эротических снов.

– Входи, Эдуард, – послушался голос Ольги, вталкивающей бывшего соратника в комнату. Женщина посмотрела на парня, неловко улыбнулась. – Прости, что в такой момент, Георгий. Если тебе понадобятся вскоре салфетки, сообщи Элизе.

Эдуард почти не стоял на ногах, его шатало из стороны в сторону, пока он наконец не прислонился к стене и не сполз по ней на пол.

– Его напичкали успокоительным, потому что это чудо хотело отправить себя на тот свет, – Ольга подняла забинтованную руку. – Пока ты играл со мной в свои игры, этот играл в игры со смертью. Мне бы очень хотелось, чтобы ты присмотрел за ним, – в приказном тоне попросила Ольга. – Элиза скажет позже всё, что тебе нужно знать, я очень тороплюсь, – сообщила она, покидая комнату.

Эдуард хоть и был в отвратном состоянии, всё равно опешил, когда понял, что эта дверь не запиралась снаружи, в отличии от его. Георгий лишь хмыкнул. Найдя ключ от замка, он сам запер комнату и ушёл в душ. Естественно, забрав ключ с собой. Настроение было потеряно, так теперь ему ещё придётся нянчиться с неудавшимся самоубийцей. Может, было бы иначе, будь они в прошлом друзьями, врагами или соперниками, а не увидели бы друг друга перед тем, как прибыли в этот дом.

Эд и ещё несколько человек. Кто и как попал в такую ситуацию, Георгий не знал, было ясно лишь одно – всем нужны деньги. Тут представился быстрый способ заработать. Собрали то, что теоретически должно было быть командой, даже не поленились дать каждому роль, расписав всё досконально. Однако ничего не вышло. Точнее вышло, но всё совсем иначе: мало того, что их планы провались практически в самом начале, так ещё женщина устроила пытки, которые пережили двое. Только Эдуард от этого не стал выглядеть лучше в глазах Георгия. Зато теперь хоть не будет совсем тоскливо от одиночества. Только для начала «сокамернику» надо бы отдохнуть и прийти в себя.

– Иди на кровать, – попытался растолкать Георгий заснувшего на полу парня, но толку не оказалось, так что пришлось перекладывать самостоятельно. Хоть и собственное тело всё ещё плохо слушалось для подобных нагрузок. Ольга всё же умела добиваться своего.

***

Ольга не появлялась несколько дней. Элиза заходила чаще, чем обычно. Сначала её сбило с толку, почему это вдруг Георгия снова закрывают, и лишь потом парень сам объяснил в коридоре, оставив соседа за дверью, пристёгнутым к кровати, что Эдуард время от времени пытается вырваться, либо опять раскроить свои запястья – поэтому ничего умнее он просто не придумал. Правда, пришлось объяснять, откуда он взял наручники. Девушка рассмеялась, выслушав сбивчатый рассказ, а потом извинилась, признавшись, что у неё порой тоже бывают шальные мысли.

– Вам понравилось, что происходило там? – спросила робко Элиза.

– Там? – переспросил Георгий.

– Ну… – засмущалась девушка, покрывшись румянцем чуть ли не всем телом вместе с волосами.

Парень улыбнулся, пожал плечами и скрылся ещё перед тем, как к ним подошли. За дверью послышалось, как отчитывают Элизу за флирт.

***

Ольга ругалась с мужем. Её голос был непривычно громким и, что ещё сильнее напрягало, в нём слышались слёзы. Мужчина пытался успокоить её. Тихо, ласково. Но это давало обратный результат.

Георгий отшатнулся от двери, так и не зайдя к ним. За время, проведённое здесь, он привык к сильной и властной Ольге. Потерявшись в своих мыслях, парень не заметил, как из-за поворота появился Ники – приёмный сын Ольги.

– Извини, – чисто машинально отреагировал Георгий.

– Они сильно ругаются? – спросил Ник, нервно поглядывая за угол, даже не задумываясь, стоит ли здесь находиться несостоявшемуся убийце мачехи. Оценив молчание, мальчишка совсем раскис. – Не надо было сейчас лезть…

– Разве тебе не на руку, что отец выставит любовницу? – усмехнулся Георгий, припомнив, как делал в прошлом всё возможное, чтобы новые пассии матери не задерживались долго.

Глаза Ники расширились в ужасе с немым вопросом о вменяемости Георгия.

Дверь хлопнула и быстрые шаги вскоре представили Ольгу, смутившуюся от собственного вида.

– Что у вас случилось?

– Оль, вы из-за меня так?

– Ник, хватит все наши размолвки брать на себя, – вздохнула она, прижав к себе парнишку.

Георгий запутался окончательно из-за происходящего, но вспомнив зачем пришёл, напомнил о себе покашливанием:

 – Кх, простите, что прерываю, у меня там проблемы с Эдуардом. Он всё продолжает свои попытки и уже…

– Кончилось терпение? – понимающе спросила женщина, так и не выпустив из объятий Ники. – Дал бы ему шанс тогда, раз ему так хочется сдохнуть, сделал бы вид, что это произошло в твоё отсутствие. У тебя же есть фантазия. Но раз у тебя такое желание спасти его, пошли. Ник,  если хочешь избежать нервотрёпки, можешь идти на мою старую квартиру, – женщина отдала ключ, заранее захваченный из комнаты. – Дай отцу время понять всё, в его окружении достаточно людей с такой же точкой зрения, как твоя. Так что выше нос, мальчишка, – она пальцем подняла ему подбородок. – Всё будет хорошо.

Георгий топтался на месте, не решаясь прерывать семейную идиллию. Хотя ему с трудом верилось, что человек может принять так чужих детей. Невольно заползла мысль, что он мог ошибаться, мешая матери выйти замуж…

И ещё он понял, что к нему окончательно прилипло Георгий. Гора, Гера, Геша, Гоша, Егор остались в прошлом. Он привык называть Эдуарда Эдуардом, а Ольгу уже язык не поворачивался назвать как-то иначе, только Николай был Ники, и то снова из-за этой женщины, порой рассказывающей о приемнике с нескрываемой лаской и теплом.

– Идём, – позвала Ольга, направляясь в комнату Георгия.

По пути она привела себя в порядок, вновь став той, кого знал парень. Общество знает лишь часть правды: Ольга заботливая, терпеливая, требовательная. Вот только границы этих достоинств знали не многие. На публике она была милой и очаровательной, некоторые поговаривали, что зря она вышла замуж за человека со скандальной репутацией, того и гляди, что убьют, как и бывшую жену. Это и пытались сделать.

– Как только станет безопасно, вы сможете уехать, – напомнила Ольга и пропустила Георгия вперёд, чтобы тот открыл дверь. – Будет лучше, если наниматели будут считать вас мёртвыми, ведь так? – она улыбнулась.

***

– Он ещё жив? – Ники ткнул пальцем в щеку спящего Эдуарда. Тот сквозь сон ударил по руке, что-то проворчал и отвернулся от «надоедливой мухи». – Жив, – заключил парнишка.

– А куда он денется? – спросил Георгий, не отрываясь от газеты.

За время, пока они тут, парень стал читать всё подряд в СМИ, а не только сводку происшествий и страницу с анекдотами. С тех пор, как пришлось делить комнату, привык сидеть за письменным столом, а спать, расстелив матрац на полу. В последнем был плюс – значительно прохладнее и удобнее. Правда, первое время всё сбивало отсутствие края кровати, но это всё же мелочь, как и надобность убирать на день. Эдуард прекратил свои никчёмные попытки расстаться с жизнью, но теперь большую часть времени дрых.

Если у хозяев не было гостей, то оба могли свободно передвигаться по дому, но не за его пределы. Это доверие иногда пугало. Ещё больше пугало, что Георгий не может нарушить его. Дело не в наказаниях, он просто сам не желал идти против Ольги и её семьи.

– Ты чего хотел?

– Олю навестить, пока отца нет, но её тоже не застал, – парнишка не отставал от спящего, пока не  разбудил, и с чувством выполненного долга перебрался на стул, присев рядом с Георгием. – Привет, – Ники улыбнулся оттуда злому сонному существу из-под одеяла.

– Всё ещё не помирились? – Георгий всё же отложил газету в сторону и удивлённо уставился на своего (или же не совсем своего) гостя. Его отец был весьма добродушным, особенно по отношению к близким. Стоит познакомиться поближе с этим человеком, как начинаешь задаваться вопросом, как же он связался с преступным миром.

– Он хочет выслать меня за границу, – пожаловался парень. – Меня тут в любом случае могут убить, тупо из-за того, что его сын, и моя ориентация тут вообще никакой роли не играет!

Подозрения о мозгах мальчишки уже давно были, вернее, вообще об их наличии в черепушке. Как такой ребёнок мог вообще появиться в подобной семье? Хотя, учитывая характер отца, то это многое объясняет – изнежил ребёнка, ладно хоть не избаловал.

Всегда ластится к окружающим, самое смешное – это умиляет и расслабляет всех, располагая к парнишке, да и всей семье. Мягкая внешность, дружелюбие и присущая наивность, которой бы пользовались все, кому не лень, играла обратную роль – Николая все стремились защитить вопреки любой логике. Неудивительно, что отец пытается выселить парня из страны, где так сильно развита гомофобия. Обычно скандалы в семьях  были основаны именно на ориентации чада, в этой же… Даже сложно сказать, что же, но началось именно из-за плачевной статистики продолжительности любовных отношений таких пар.

– Ходячая комедия, – наконец-то, отреагировал Георгий. – Ваша семья – это нечто.

– Угу, – буркнул Ники, упираясь локтями в стол. – Папаша – мягкий человек, но живущий на тёмной стороне закона и экономике, сын – гомосексуал, мачеха – имеет садистские наклонности, способна сломать любого, так что все бразды правления именно у неё. Интересно, какой таракан будет у сестрёнки?

– Хватит бред нести, – напомнил о своём присутствии Эдуард. – Или хотя бы не орите – спать мешаете.

Ники насупился и какое-то время молчал, из-за чего у неудавшегося самоубийцы окончательно пропал весь сон. Наблюдать за его чувством вины перед хозяйским сыном было забавно – ситуация выходила всё более комичной, но зато Эдуард стал оживать с тех пор, как мальчонка зачастил сюда. Георгий был уверен, что Ольга всё рассчитала. Да и если вспомнить, что именно несколько лет  она занималась воспитанием этого ребёнка, даже страшно представить, что же кроется за очаровывающей наивностью.

– Если бы мне нравились женщины, я бы состязался с отцом за полное внимание Ольги, – улыбнулся Ники.

– Что? – Георгий опять одарил парнишку недоверчивым взглядом. Действительно, дьяволёнок.

– Что слышал. Оля знает, что человеку нужно и может это дать, так, Эдди?

– Может быть, – отклонился от ответа Эдуард. Он ещё не проснулся окончательно, но заправил постель и завалился на покрывало. Мальчишка тут же перебрался к нему. – Не приглашал.

– Тебе не нравится? – обиженно спросил Ники, зная, что из-за этого Эдди сдастся.

***

Ники и Лизи были будто родные. Ольга сама не могла найти причины, привязавшие так к детям человека, ставшего вскоре её мужем. Так же она не могла понять, почему Артур сделал предложение, прекрасно зная  характер избранницы. Он же сумел убедить, что Ольга сама себе не позволит искалечить детей, чего она боялась больше всего. Она любила ребят, чего не могла сказать об Артуре, тогда не могла. Хоть и говорят “любят не за что-то, а просто любят”, после нескольких совместных лет Ольга могла перечислить, что именно грело её сердце и заставляло чувствовать себя не просто значимой, но и любимой. Сама не заметила, как стала отвечать тем же.

Ольга не играла на публику, стараясь показать себя с положительной стороны, просто оставалась собой. Зачем тратить силы, если те люди безразличны, зачем что-то пытаться объяснить им? И зачем заставлять себя быть учтивой, если человек этого не заслужил, решив самоутвердиться за счёт других? Георгий и Эдуард не относились к последним, в этом Ольга была уверена при первой же встрече, так же как уверена в том, что они попали в неприятности и только из-за этого решились на такой отчаянный шаг. Всем же известно, что в этом доме навалом техники и людей, обеспечивающих безопасность хозяевам и тех, кто работал на них. Да и в определённых кругах нрав Ольги был известен, всё же именно с её подачи Артур так далеко продвинулся.

– Всё ещё беспокоишься за мальчишек? – поинтересовался супруг.

– Очень, – призналась женщина. – Если бы я сказала, что хочу, чтобы они жили нормальной жизнью, то соврала бы, – задумалась она. – Я просто хочу, чтобы они жили и жили как люди, а не… Как правильнее выразиться? Если говорить грубо, то собачки на привязи, – вздохнула Ольга, присаживаясь на расправленную кровать.

– Но ты их привязала: одного к себе, другого – к Ники, – улыбнулся Артур и пододвинулся к жене. – Они сделают всё для вас…

– Это ревность? – рассмеялась женщина. – И кого же ты больше ревнуешь? Жену или же сына?

– Обоих, – в ответ рассмеялся мужчина. – Но сына больше, в тебе я уверен, – он поцеловал в шею. – Ты знаешь цену предательства и не допустишь его.

Запись опубликована в рубрике Гет, Город Снов, Слэш. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *