Мир – странная штука. Глава 3

Название: Мир – странная штука
Автор: Лилиадна
Фэндом: ориджинал (Город снов)
Жанры и предупреждения: мистика (?), фемслэш
Рейтинг (возвратное ограничение): R (18+), возможно, выше R…
Размер: ~4300 слов; планируется миди
Описание: Должен ли эмпат понимать эмпата? Являются ли их чувства реальными или это просто игра их способностей?
Внешнее размещение: нет
Последнее редактирование: 2018-11-15 перезалита глава после правок

Мир – странная штука

3.1

Лика: А почему Джюн?

Джюн: Мне нравилась героиня аниме, которую так зовут XD А ещё у меня день рождения в июне, вот! А ты почему Лика?

Лика: Ничего умнее не пришло в голову…

 

Несколько часов беспамятства остались в прошлом. Марфа лежала на спине и смотрела в потолок. “Незнакомый”. Это было впервые, когда Марфа поймала себя на такой мысли, придя в себя. Она просто отключилась. А ведь даже происшествия с эмоциями никогда так не вырубали, чтобы ни разу не шевельнулась. Тело затекло, простыня продолжала лежать так, как и укрыли. И самое банальное – Марфа всё ещё лежала на спине, хотя уже не помнила, когда так просыпалась в последний раз из-за выработавшейся привычки спать на животе из-за болей в пояснице во время месячных. Это было последней мыслью о том, что происходило с ней в тот момент, а потом накатило отчаянье, продолжая ломать и крушить всё внутреннее.

Чужие эмоции были настолько яркими, что казалось, будто Марфа слышит чужие мысли. Эти люди абсолютно не чувствовали присутствие Джулии, а у них способность ощущать чьё-то присутствие на расстоянии тридцати километров в округе. Их уверенность, что случилось что-то ужасное, захлестнула Марфу с головой. Даже ощущение того, что Джюн где-то рядом, померкло. Может, Марфа всё надумала? Она так была рада, что не заметила расстояния?

Всё же ангел-хранитель Джулии продолжал свою жестокую игру. И эта игра сломала Марфу, сделав из неё безвольное и легкоуправляемое создание.

 

Джюн: Ненавижу своё имя. Мои предки вовсе долбанулись, когда обозвали Джулией. Ладно, Юлькой, но Джулией – это же маразм!  Изменю его, когда буду получать новый паспорт, сейчас родаки не дадут этого сделать. Бесит.

 

Дни тянулись долго. Марфа не могла сориентироваться и сказать, сколько времени прошло с тех пор, как сообщили эту новость, как она очнулась у родственников в верхнем конце села. Как на неё чуть не напали гуси, не смевшие уже который год поднять на неё голову (да и были ли это гуси – тоже вопрос: один из них был абсолютно чёрный, даже был сине-зелёный перелив на солнце). Как облаяли все собаки и набросился петух. Как она чуть не упала в речку перед запрудой, хотя боится до смерти воды. Были ли все эти события в один день, да и были ли вообще, Марфа не знала. Она просто выполняла поручения родственников, быстро выходила из бани, где обычно сидела часами, пока не становилось плохо от жары, почти ничего не ела, игнорировала предложения рыбалки, молчала при вопросе о замужестве.

– Не надоело ещё? – спросила Марфа соседского парня, выйдя из магазина. – Ко мне подкатывал, к моей однокласснице, к сестре и троюродной сестрёнке, которой тогда было тринадцать. Я так похожа на шлюху? Или ты просто не находишь удовлетворения с женщинами? Попробуй с парнями – может, это то, что ты так отчаянно ищешь в жизни, – вздохнула она, отдёргивая от него руку с пакетом. – Даже если все говорят, что я пофигистка, это не говорит о том, что внутри меня абсолютно пусто. И даже если это так, то неужели ты думаешь, что тебе под силу дать мне желаемое как от отношений, так и от секса?

Марфа привычными движениями достала половинку лезвия из своей сумки, не позволяя разглядеть это собеседнику. Она зажала это между пальцами и провела рукой по щеке, а потом показала ладонь с красными размывами, с интересом наблюдая за реакцией парня. Девушка раздвинула пальцы, наконец показывая небольшой кусок лезвия.

– Это лишь ничтожная часть того, что мне нужно. – Металл упал на землю. Марфа приложила руку к его сердцу. – Теперь представь, что я сделаю, когда потеряю над собой контроль, – усмехнулась она, сжимая ткань под пальцами. – Проболтаешься – я за себя не ручаюсь, – как можно доброжелательнее проговорила девушка, вгоняя парня в страх. Если на него не сработает её поведение, то «дар» сделает своё дело.

Марфа вздохнула, глядя на удаляющегося побледневшего парня, подобрала лезвие и завернула его в упаковку, чтобы мимороком не пораниться, когда будет что-либо искать.

– Придурок, – усмехнулась она и подняла голову вверх.

Лишь после этого задумалась, что неподготовленная психика вряд ли переживёт наплыва чужих эмоций. Причём не только её страх, потерянность, бессилие и гнев, но и тех великанов, разыскивающих Джулию, да окружения, которое они вовлекли – по сути, это всё село. Даже сама Марфа потерялась в круговороте чувств и желания отыскать ту связь с Джулией, ту самую красную ни то нить, ни то сеть. Если бы с Джулией что-нибудь случилось, разве Марфа не должна была почувствовать это, как всегда происходило в прошлом? Марфа всегда же знала какое настроение у Джюн, а когда та рыдала, то обязательно звонила, чтобы успокоить её.

Где-то было написано, что в небо смотрят уставшие люди. Марфа, и в самом деле, чувствовала усталость. Как бы не хотела, но она ещё не столь хорошо управляет своими способностями, из-за чего никак не может найти Джюн. Или же эта маленькая садистка просто скрывается. Но в любом случае она жива, ещё есть отголоски. Мизерные, почти неслышимые на фоне деревенских жителей, но они принадлежат именно ей, её Джюн, её Джулии.

“Как же всё глупо. Ёлки-метёлки, Джюн, это же смешно! Тебе настолько нравятся «розовые сопли», что ты решила превратить мою жизнь в очередную трогательную историю? Когда же научишься следить за своими желаниями, зараза? Как же я устала повторять, что они имеют привычку сбываться, даже если ты этого не замечаешь”, – ругалась мысленно Марфа, направляясь домой.

Сумка через плечо постоянно била по ягодицам. В ней булькала купленная минеральная вода, наверняка, уже набравшая в себя весь эмоциональный мусор, выброшенный Марфой. Позже надо будет исправить это. То же касается и хлеба в пакете, отказавшегося ютиться с тремя полторашками подсоленной жидкости в сумке. Пиво купят себе сами, Марфа ещё не настолько покладиста, чтобы брать всякую отраву, пусть и другим. Тем более другим.

Внутри что-то перевернулось. Марфа опять оказалась у того дома, где она узнала, что Джулия пропала.

Девушка вошла во двор, мысленно прося прощение за вторжение на чужую территорию. По телу пронеслась мягкая волна позволения, и Марфа направилась к крыльцу. Девушка с облегчением вздохнула, обнаружив звонок у двери. Кнопка легко надавилась и высунулась обратно, стоило только убрать палец. Послышалось, как дверь внутри открылась и по сеням стали спускаться, спрашивая, почему не заходят.

– А, это ты, – с нескрываемым удивлением хозяйка рассматривала Марфу. – И зачем пришла? Я им говорила, что Джулия брала только медицинские справочники у нас и ничего более мы не знаем.

– Им? – не поняла Марфа.

– Великанам, – презрительно ответила женщина.

– Хм, а они-то тут причём? – усмехнулась девушка, сама не понимая причину высокомерного поведения. – Меня волнует только Джюн, то есть Джулия, а не её родственнички. Они всё равно не найдут её, если она не захочет этого, – Марфа сняла шлёпанцы и отодвинув женщину рукой, направилась внутрь.

– Марфа, так? – спросили за спиной. – Ты изменилась. От былой нелюдимой скромницы и следа не осталось.

– Всё меняется. Даже величественные горы однажды обернутся песком, – затормозив, ответила Марфа. Она посмотрела через плечо на женщину. – Ради этой девчонки я могу многое. В том числе и убить, обменяв чью-то жизнь на её.

– Даже родных?

– Если понадобится, – сухо ответила Марфа и продолжила подниматься.

Снаружи дом казался меньше, чем изнутри. Женщина, зашедшая следом, предложила самой осмотреться. Марфа повесила сумку с пакетом на крючок.

И всё же дом больше, чем казался. Марфа была уверена, что Джюн тут, но её нигде не видно. Женщина тем временем расспрашивала о них, а Марфа вполне охотно отвечала, пока сама не разговорилась, наконец-то найдя искреннюю поддержку столь странных отношений.

– Идём, – позвала женщина, показывая ещё одну дверь, которую Марфа не заметила, хоть и проходила тут не раз.

Комната в жёлто-зелёных тонах с множеством линий: на стене, на простынях двух кроватей, шторах. И наконец среди этих полосок предстала Джулия, читающая книгу и ничего не замечающая за своим занятием.

Марфа в несколько шагов преодолела разделявшее их расстояние, вырвала медицинский справочник и залепила звонкую пощёчину, вываливая такой набор «добрых» слов, о котором и сама не подозревала. Джюн какое-то время озадаченно смотрела на неё, а потом сама дала наотмашь. Спортивное прошлое школьницы тут же дало знать о себе сильной болью, отрезвившей обеих.

– Ты не имела права заставлять меня считать тебя мёртвой! – взвыла Марфа, закрывая лицо руками, лёжа на кровати.

– Разве ты не чувствуешь моё состояние? Не ты ли звонила мне, когда я ревела, и спрашивала, что случилось? Не ты ли постоянно говорила о моём самочувствии раньше, чем я заикалась об этом? – Джулия забралась на кровать и села на ноги девушки, чуть наклонилась убирая её руки с лица. – Или ты врала? Какого чёрта, Марфа, наша встреча началась с драки? – прижимая руки к постели, спросила она, злясь всё сильнее. – Бля, как же ты меня бесишь! Я теперь даже говорю твоими фразами, – разозлилась ещё больше, переползая вперёд. Она сидела на ней победителем.

Марфа потянулась, но стоило задеть бедро надувшей губы Джулии, тут же почувствовала, как вспыхнула кожа от удара.

– Руки! – грозно окликнула та, смиряя взглядом. – Я могу быть и хорошей девочкой, но ты меня…. Ррррррр, слов нет! И жестов тоже!

– Извини, – прошептала Марфа, опять пытаясь прикоснуться, но снова получила за это.

– Тебя связать, чтобы ты прекратила? Это твоё наказание за пощёчину. Знаешь ли, больно.

– Ты и в самом деле садистка, – улыбнулась Марфа.

– Да, я такая, – рассмеялась Джулия и нагнулась, чтобы достать свою сумку из-под кровати. Она бы сделала это намного быстрее, если бы наказанная не порывалась постоянно поцеловать её. Ладно бы если просто сидела, а не лезла к ней, чуть не роняя. – Вот, – юная садистка раскрыла ученический.

– Что это? – Перед глазами предстали документы с совершенно другими именем и фамилией, и судя по этим документам, на бёдрах сидит студентка медицинской академии, закончившая первый курс. Марфа хлопала глазами, пытаясь понять что-либо.

– Новые документы – Джулия всё-таки мертва. Или пропала без вести, без разницы, – отчеканила Андросова Юлия Эдуардовна.

– Не думала, что это так больно, – откидываясь назад, простонала Марфа. Чужие фамилия и имя, не исключено, что и отчество. Только сейчас Марфа заметила, что и внешне Юлия имела отличия от Джулии на фотографиях: она была значительно женственнее и привлекательнее, более живой. – Мы даже думаем об одном и том же.

– Хотела устроить то же самое? – Юлия удивлённо смотрела на неё сверху вниз. Она была даже больше, чем удивлена, но не шокирована. Всё же они влияли друг на друга, поэтому обе чувствовали состояние Марфы и желание Юлии прижать её, но гордость и злость всё ещё не позволяли простить. Особенно простить это молчание. – А ты думала о том, приму ли я другую тебя?.. – Кажется, Юлия почувствовала, как этот вопрос резанул сердце Марфы. А ведь до этого она сама не очень задумывалась об итогах такой операции.

Новоявленная студентка нагнулась вперёд, упираясь руками по сторонам от Марфы.

– Эй, тут я должна дуться, – обиженно сказала Юлия, щекоча своим дыханием лицо. – Ты заставила меня ждать, а потом ещё и ударила за это, – пробубнила она, наклоняясь ниже. – Я признаю, что заставила тебя нервничать. Мы в расчёте? – Поцеловала в шею. – Я не тяжёлая? – спросила она, перестав смеяться после того, как Марфа свалила её на себя.

– Нет. Кстати, напоминаю: целоваться я не умею. – Марфа потянулась к губам.

“Пожалуйста, пусть это будет не сон!”, – в очередной раз молила Марфа.

Сначала было просто лёгкое прикосновение, словно девушки проверяли не обожгутся ли. И кто из них сменил тактику, уже не помнили, а просто наслаждались друг другом. Впитывая ощущения и даря новые, играя губами и языком.

Дыхание срывалось, сердце колотилось. По телу разливалось опьянение, требуя продолжения, которого в ближайшее время, как на зло, не предвиделось. Марфа злилась и злилась сильно, за то, что их прервали, когда всё только начиналось, этим идиотским приглашением на чай.

“Надо было создать мёртвую зону, чтоб никто не лез”, – ругала себя Марфа, что изрядно веселило Юлию, хотя и ей такой расклад не нравился.

 

– Ты ничего не забыла? – Джулия скрестила руки на груди, глядя как Марфа поправляет свою сумку.

– Нет.

– Уверена?

– Уверена, – ответила Марфа холодным голосом. У неё было такое чувство, что у них опять началась игра «кто кого». – Не смотри так, я вернусь, после того как приберусь.

– И сколько времени займёт твоя уборка? – Джюн продолжала сверлить взглядом. Да, сейчас была именно Джюн, злящаяся от одного лишь слова «уборка» и прекрасно помнящая рассказы Лики о том, как та увлекается процессом и может угрохать весь день, начиная с «протереть пыль» и заканчивая генеральной.

– Не меньше часа, при условии, что никто не будет лезть под руку. Ладно, я пошла, – Марфа вышла в сени, вслед за ней насупившаяся девушка.

– Точно ничего не забыла?

– Все вещи при мне, – спускаясь по лестнице, продолжала Марфа настаивать на своём. Юлия фыркнула и развернулась. Марфа усмехнулась, смотря на неё.

Девушка прекрасно понимала причину недовольства. Дело вовсе не в уборке. Не было не единого прикосновения после того, как их прервали, даже взгляд стал отстранённый, что злило Юлию. Но опять же её гордость не позволяла первой уступить и поцеловать перед расставанием. Интересно, она сама понимает, что скрыть что-то друг от друга в их положении весьма сложно? Джюн всегда была как открытая книга для Марфы. Не исключено, что и та ощущала не хуже.

– Джюн, ты же знаешь причину, по которой я так веду себя.

– Чтобы меня разозлить, – огрызнулась она. А может, Джюн не так хороша пока, как кажется. Она использовала свои эмоции на Марфе, но пока не научилась читать Марфу сама.

– Подумай, – помотала головой Марфа и вышла на крыльцо.

 

Марфа шла, рассматривая произошедшие за время её отсутствия изменения в деревне. Дома, редкие палисадники перед ними. Одни жилища старели, другие наоборот обновлялись. Иногда её внимание привлекали странные существа, свободно гуляющие по улицам, превращая деревенские дороги в какой-то парад мультипликационных героев.

– Размножились-то как, – проворчала Марфа, выхватывая из процессии слугу из диснеевского мультфильма Beauty and the Beast метёлку-кокетку.

Мафра не имела понятия, насколько эти «покемоны» имитировали тех персонажей, чей облик носили, да и вообще кто кого имитировал, но рассчитывала, что с этим «монстром» быстрее наведёт порядок. Пусть и не помнила толком поведения кокетливой француженки, да и вообще диснеевская мультипликация не была ей интересна. Может, сказывался и возраст, но вот те же старенькие Spider-Man и X-men с заставкой FoxKids были всё так же интересны, хоть и почти заучены. Да и японская анимация продолжала дарить увлечённость своим разнообразием, но среди этих карнавалов она толком не видела знакомых лиц. Почему-то эти существа не копировали людей, хотя с лёгкостью придавали их черты животным и предметам.

Помимо метёлки из «Красавицы и чудовища» шествовали и множество остальных «заколдованных жителей замка», среди них же встречались герои из советских мультиков и даже покемоны из аниме. Вон недавно пробежал пикачу и джиглипуф с маркером (единственные, чьё название удалось вспомнить Марфе), над ним проплыл дракон из «Унесённых призраками», словно сопровождая гостей Ябабы, даже лесные духи звенели в ходячих деревьях из то ли какой-то игры, то ли сказки.

Мимо пронёсся страус, затем койот. Тоже из какого-то старого мультфильма, но ни названия, ни чего-то конкретного вспомнить не удалось. Последний «герой» чуть не сбил Марфу с ног. Реакция была моментальной – все твари исчезли из виду, а хихикающая «леди» в руках тут же замолкла. Если есть раздражитель, то надо от него избавиться, пока он не вызвал более проблемные последствия. Это было схоже рефлексу сбросить с себя то, что попало на кожу быстрее, чем увидеть, что же там собственно было. Поэтому вспышка гнева заставила хлопать глазами и пытаться осознать, что же только что произошло. Прислушиваясь к улицам, девушка вздохнула – просто чуточку припугнула, большинство даже не успело понять, что вообще произошло. Всё-таки предыдущая блокировка эмоций всё ещё даёт о себе знать резкими всплесками, которые Марфа никак не могла пока взять под контроль. Но в этот раз хотя бы всё произошло быстро и, кажется, относительно безопасно для окружающих. Волноваться нет повода.

Надо как можно быстрее навести уборку. И при этом напомнить животным их место: пёс опять норовил ухватить за ногу зубами, а кошки вообще забыли об охоте и либо дрыхли на диване, либо пускали когти на кухне, требуя есть. Видимо, Марфа чересчур избаловала их «пряниками» и пора бы напомнить о «кнуте», чтобы вернуть их на землю.

– Или же просто «ударить сухим пряником»… Или как же там звучало? – задумалась она, но так и не вспомнила выражение. – Да и плевать, не до этого.

Вообще-то дел невпроворот, и как уложиться в обещанный час, Марфа не имела понятия. Что такое уборка у бабушки? Вытирание пыли (подоконники – самое страшное из них, из-за часто летающих там ос), подметание и борьба с пылесосом, нужно убрать паутину в углах (сколько не убирай, всё равно вскоре опять висит клочьями), разбор кучи баночек, скляночек (о которых уже все забыли), а ещё плита, залитая крахмальной водой из-под картофеля в мундире для свиней… Благо не надо перебрать зерно, а то, и в самом деле, какая-то пародия на Золушку. Было бы проще, если бы кошки не путались под ногами, прося то есть, то прощения, то ласки. Это полбеды, другая часть – они снова разносили весь мусор по чистому полу.

Преподав уроки всем четвероногим друзьям, заняв покемона, Марфа принялась за свои дела. Удовлетворения от такой уборки не было. Как бы Марфа не запускала дома комнату, но когда начинала разгребать помойку, то параллельно приводила в порядок и свои мысли. А сейчас этого не выходило, поэтому данное мероприятие было больше пыткой, чем чем-то противоположным.

Мысли невольно спотыкались о Джулию… Вернее Юлию. Марфа понимала, что пора привыкать называть новым именем, пока не появились проблемы. Её родственники, всё ещё рыскают по округе… Хотя если и ляпнет случайно, всегда же можно списать на то, что Джулия и Юлия – одно и то же имя, тем более сейчас, когда зарубежные варианты имени среди молодёжи в норме, как Сэм к Саше, например. Будут ворчать, Марфа начнёт грузить «Рыцарями Радуги» с Юльками в них: Жюли, Зюнькой и Юльчей. А там для кучи и всех остальных персонажей припомнит и поворчит ещё по тому или иному поводу в комиксе.

Взрослый человек, а в голове…

Марфа вздрогнула, ощущая, как кровь разливается по организму и устремляется в пах. Обожгло губы, шею, постепенно невидимые прикосновения опускались. Мысли окутывал туман, а ноги предательски подкашивались.

Марфа с трудом удержала воду в ведре, опуская на пол. Дверь в дом захлопнулась, крючок залетел в отведённое ему гнездо, куда редко попадало из-за ненадобности. Теперь же изогнутая пластинка металла спасала от лишних глаз на дрожащую Марфу, сползающую вниз.

– Это… Хммм.. Чёрт бы… те… Юля, – с трудом выдавила девушка, закусывая губу.

Руки повторяли невидимые движения, то гладили, то терзали кожу, играючи ломали запреты на стоны. Дыхание окончательно сорвалось. Пол казался обжигающе холодным. Да и где был пол, а где стены? Была ли она вообще одна или всё же пальцы Джулии доводили её до умопомешательства, когда все звуки сливались в гул, а внутри всё грозилось взорваться, обрекая на смерть…

– Когда-нибудь я тебя убью, – приходя в себя, разозлилась Марфа. Ей казалось, что она слышит удалённый звонкий смех виновницы. – Уборка явно затянется, ты сама виновата, – осматривая лужу расплескавшейся из ведра воды, сплюнула она и бросила туда тряпки. – Надеюсь, в подпол ушло немного…

 

3.2

Марфа с интересом наблюдала, как крутилась принесённая дамочка, сгоняя остатки пыли с поверхности, при этом сбегая от кошек. Это создание оказалось очень трудолюбивым. Благодаря ему уборка закончилась намного быстрее, даже не смотря на вмешательство Юлии. Хотя её издёвка сильно сказалась, сбив с трудом пришедшее настроение. Но под конец работы оно к Марфе вернулось, поэтому по крыльцу девушка ползала на четвереньках достаточно быстро, натирая полы. Будь они лакированными, уже были бы отполированы до блеска.

Кто кого мучил – извечный вопрос, но Марфа не торопилась возвращаться. Провозившись с водой и хлебом, принялась за овощи, делая салат.

– Опять будет ворчать, что без соли, но зато с чесноком и кислым яблоком, – рассмеялась Марфа, нарезая свежую зелень. Дядя всегда ворчал и потом щедро сыпал соль, в то время как сама Марфа привыкла к недосолённой пищи, которую вечно на стол ставила бабушка, стараясь заставить своего сына придерживаться его диеты. – А то, что куски крупные и плохо прорезаны – не мои проблемы, – проворчала она, повторно проводя ножом по прежнему месту. Он не резал, а продавливал овощи. – Такие ножи только в пыточную. – Марфа повернула лезвие на свет и разочарованно вздохнула, осматривая блестящий затупившийся край.

Покемон следил за ней, чего-то лопоча.

– Вот чего-чего, а в ножах толк знаю, – улыбнулась Марфа существу и начала искать камень для заточки. – Не идеал, но что-то. Главное: не забыть предупредить бабушку, а то опять порежется. Ведь так?.. Надо тебе хоть какое-то имя, не называть же метёлкой, итак к псу прилипло «Щенок». И называть тебя как Хидеки подобранного персокона, ориентируясь на твоё лепетание, не собираюсь. Да и всё равно у меня язык не повернётся за твоей аброй-кадаброй… Ma Cherie?.. С французским у меня туго, вернее я его вообще не знаю, только так пару слов, – рассмеялась Марфа, – но короткие фразы легко запоминаются, когда их использует любимый персонаж. Шерри, просто Шерри, без ма.

Марфа немного поправила заточку ножа и продолжила салат, наслаждаясь не только более-менее острым ножом, но и тем, что никто не мешался на кухне. Когда дело касалось готовки, она чувствовала себя ведьмой над котлом с зельем. Ингредиенты и пропорции, правда, всегда шли наугад, отчего блюдо никогда не повторялось. Марфа сама не понимала, расстраивало или же утешало, что у неё ни разу не получилось повторить “кулинарные подвиги” Эльвиры. Хотя Марфа никогда и не стремилась сварганить плотоядную тварь или любовное зелье, да и не использовала экзотики вроде червей, а лишь обычные продукты и импровизацию. Вот и в этот раз в ход пошла и привезённая колбаса, иначе её либо не успеет вообще попробовать, либо её опять бросят в дальний угол морозилки для пиццы.

Запах чеснока и укропа стоял по всему дому, навевая какое-то ощущение чистоты. На кухне всё было убрано, вот только теперь кроме Марфы, никто не знал, что и где находится. Хотя и до уборки не факт, что кто-то знал что и где: многие вещи находились в самым непредсказуемых местах, например те же специи могли находиться где-то среди посуды, а посуда разбрелась по всему дому, не говоря уже о том, сколько заначек конфет, печенья и чая удалось разыскать (большую часть о существовании которых бабушка и дядя скорее всего даже не помнят).

– Если хочешь, чтобы было так, как нужно тебе – делай сам, – выдохнула Марфа валясь на диван. – Кто бы мне напомнил, как тут телевизор включается… Кис, не подскажешь?

Кошка проигнорировала вопрос – всё её внимание были приковано к Шерри, крутившейся вокруг Марфы. Девушка никак не могла разобраться с пультами дистанционного управления. Начинала чувствовать себя дурой: несколько штук, да и непонятно ещё который от чего. Желание смотреть телевизор уже пропало. Сбить настройки, сломать, разбить и в том же духе – уже было не страхом, а фобией. А фобию проигнорировать как-то не выходило. Одно дело сломать своё: жалко, конечно, но надо было думать, а вот чужое – было настоящей катастрофой! И чтобы избежать очередную, Марфа просто отложила идею с просмотром и теперь не знала, чем занять себя. Идти к Джулии, вернее к Юлии, пока не хотелось, да и дядя затопил баню. Марфа уже успела выторговать первое место в очереди при условии, что поможет с уборкой и там. Знала она, как дядя мыл полы, после этого он сразу же занимал баню, и мужики один за другим оттягивали женское время.

Сейчас Марфе хотелось взять реванш за происшествия днём. И не только за них. Сколько дней прошло мимо! Джулия умудрилась провернуть подобное… По документам она даже сократила разницу в их возрасте. По крайней мере, теперь Марфе не грозит статья за совращение несовершеннолетних. Только вопрос кто кого совратил. Но что за история с документами? Подделки? Ничем не лучше. У Джулии ведь и был ещё и одиннадцатый класс, выпускной, ЕГЭ, поступление. Теперь же она студентка медакадемии.

Марфа повалилась всем телом на диван. Кошка мяргнула, попав под девушку, а та лишь рукой вытянула за шкирку.

– Не ори, иди лучше мышей лови, – проворчала Марфа, скидывая животное на пол. – Джулия или Юлия – что из этого правда? Кто из них реален? Может, Джулии никогда и не было?

А ведь только сейчас мелькнула эта мысль. Впервые за всё это время Марфа поняла, что знала не так уж и много о Джюн. Может, Джулии никогда и не существовало, да и про возраст она могла наврать, как и про всё остальное. Они ведь общались через интернет, никто из них не обязан был говорить настоящие имена, как и всё остальное. И то, что якобы Джулия участвовала в многочисленных творческих конкурсах, желая пойти на архитектора, из-за чего метнулась в художественную школу и закончила сокращённую программу с отличием! То архитектор, то мангака, то аниматор, то врач, то ещё что. Всё это могло быть ложью или фантазиями, на худой конец мечтами и побегами от реальности задолбавшейся студентки. И весь тот рост, который наблюдала по рисункам Марфа, мог быть тоже обманом: Джюн могла специально рисовать коряво или же скидывать свои совсем старые рисунки. А все эти сцены с поисками племянницы – постановка для неё, розыгрыш.

Марфа прикрыла лицо руками. По ощущениям, та же Джюн, в реальности даже намного симпатичнее фотографии, но почему? Хотя… Если это ложь, Марфа могла сама стать провокатором. В абсолютно любой момент, начиная с общего интереса к детскому мультсериалу. Может, тогда Джюн прикрыла возраст, чтобы её не обсмеяли. А потом Лика начала трещать про свои способности, что опять же не могло восприниматься всерьёз долгое время. Поддержка тут и там, звонки с бухты-барахты, чтобы утешить и успокоить. Пересказ одних и тех же снов. Хотя, тут они могли обе врать…

Творческие успехи? Ну да, Марфа сама весь первый курс рисовала всё свободное время. Понятно, что техническое образование отличается от медицинского, но Марфа искренне верила, что есть шансы быстро вырасти, если постоянно тренироваться и тренироваться. Профессии? Но и Марфа сама не лучше: учитель, художник, писатель, воспитатель в детском приюте, ветеринар, опять учитель, а в итоге ушла в технический профиль, да и всё ещё подумывает не открыть ли свой гадальный салон…

– И почему только не взяла карты? – спросила Марфа вслух. – Всегда с собой брала карты и пасьянсы, а в этот раз оставила дома зачем-то.

Марфа не верила в то, что жизнь расписана, но её восприятие мира было вновь противоречиво. Про карты она говорила, что человек волен и стоит среди поля, а карты показывают лишь путь, на который он смотрит сейчас, но ведь он волен сменить направление в любой момент, тогда и предсказание уже должно быть другим – не нужно сетовать на карты, ведь настроение извечно меняется, а вместе с ним и действия, и их следствия, то есть будущее. Но при этом Лика умудрялась говорить о различных мирах, где события расходятся, появляется очередная параллель, которая однажды сомкнётся с другой. Очередной альтернативный мир. Из-за этих разветвлений и множество предположений о событиях прошлого. И каждое из них верно. Миры – это настающая паутина, где ветви срастаются и расходятся, а если одна из них очень удаляется ото всех, то погибает – мир перестаёт развиваться, в нём нет нужды. При таком раскладе, опять выходит, что есть что-то схожее с Судьбой, ведь они сходятся. Или просто есть роковые события, но это опять судьба, но уже целого мира, а не единого человека. Каждый сам строит свою жизнь. И вот Джулия как-то круто решила её изменить. Джулия, Юлия… Очередной ураган в жизни, подаренный зеленоглазой девочкой Ветра.

Продолжение>>

Запись опубликована в рубрике Город Снов, Фантазии, Фемслэш с метками , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Мир – странная штука. Глава 3: 2 комментария

  1. Леша:

    нормально, ждем продолжения good ….на кухне всё было убрано, вот только теперь кроме Марфы, никто не знал, что и где находится.

    – Если хочешь, чтобы было так, как нужно тебе – делай сам, – выдохнула Марфа валясь на диван. — блин, как знакомо grin

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *