Мир – странная штука. Глава 1

Название: Мир – странная штука
Автор: Лилиадна
Фэндом: ориджинал (Город снов)
Жанры и предупреждения: мистика (?), фемслэш
Рейтинг (возвратное ограничение): R (18+), возможно, выше R…
Размер: ~2100 слов; планируется миди
Описание: Должен ли эмпат понимать эмпата? Являются ли их чувства реальными или это просто игра их способностей?
Внешнее размещение: нет
Последнее редактирование: 2018-11-15 перезалита первая глава, вторая вынесена отдельно

Мир – странная штука

1

Мир – странная штука. Или странное явление. В принципе, разницы-то никакой: факт остаётся фактом. Стоило людям окончательно потерять веру в чудеса, как они горой посыпались на головы «царей природы». А сама Природа решила в очередной раз преподать урок, что всё же правит всем (а не только балом) она.

Откуда появились эти странные существа – никто не знал. Вокруг них была шумиха, но вот Марфа упорно продолжала игнорировать всеобщий бум и интерес к «реальным покемонам». Да и говорить, что Марфа вообще была чем-то увлечена очень сложно. Календарь отсчитывал уже двадцать пятый год, а она всё была какой-то… Никто не мог сказать, что именно было в её голове. То она легкомысленная и начинает крутить романы с каждым встречным, то настолько серьёзная, что общаться с ней вообще нереально. Эта девушка всегда страдала переменами настроения. Особенно её настроение резко менялось, когда поднимался вопрос о её замужестве. Марфа взрывалась сиюсекундно и закатывала скандал.

О чём она думала, не знали и родители. Их дочь никогда не выглядела на свои годы. Одежда тоже была мучеником настроения. От детского безалаберного менялась на строгое и элегантное. То спортивный стиль, то вообще не понятно по какому принципу был подбор, словно напялила первое, что попало под руку. Но если это ещё можно было контролировать, как-то удерживая под своим надзором её гардероб, то изменить данную природой внешность, уже нет. Это изменит только время, а сколько оно ещё будет задерживать возрастные изменения – неизвестно. Можно, конечно, прибегнуть к помощи косметических хирургов, но думать об этом никто не хотел. Во-первых, не известно как отреагирует сама Марфа, как морально, так и физически со своими аллергиями. Во-вторых, это стоит денег, а если Марфа войдёт во вкус, то будет только хуже. Пусть лучше будет так, как есть. Что дано природой, то дано. Или подарено. Детское лицо, невысокий рост, маленькая грудь, создающие иллюзию незавершённости формирования. Марфа научилась использовать свой внешний вид в собственных целях. Но эти цели никак не совпадали с родительскими.

Отец уже давно мечтал о внуке, от чего девушка готова была лезть на стены и выть. Она очень редко отмахивалась, говоря, что эту радость её сестрёнка принесёт раньше неё. Разница в четыре года, но Марфа всегда казалась младше, особенно по поведению. У неё было много ухажёров, но девушка не позволяла прикасаться к себе. Чем становилась старше, тем большей недотрогой, тем чаще орала, что её не спрашивали, ин­тересуют ли её вообще парни.

Марфа всегда была и противоречивой натурой. Подруг у неё не было, хотя и про друзей, в целом, – тоже так не сказать. И всё же её больше тянуло именно в мужские компании, где она вела себя раскрепощённо. Хоть болтала без умолку, говорила всё, что думает (зачастую не думая, что говорит), её всё равно было сложно понять, если вообще реально.

Для неё было в порядке вещей вступать в словесные перепалки, поднимая всех окружающих (в том числе и случайных прохожих) на уши, либо тихо сидеть и думать о чём-то своём. Было нормальным каждый день торчать в толпе, а потом выпадать из жизни приятелей в неизвестном направлении. Особенно это злило её ухажёров, которые уже не стесняясь требовали от неё секса, а девушка находила повод избегать этого либо вообще рвать отношения, не дожидаясь конца терпения у новоявленного «влюблённого».

Окружающие не могли понять хода мыслей Марфы. Первое время она что-то пыталась объяснить, но потом махнула рукой и получила в ответ такую же реакцию. Она всё реже задавала свои вопросы, всё чаще уходя в свои мысли.

Общение с нею становилось натянутым почти у всех. Но Марфа не особо стремилась общаться. Ей было сложно. Все её эмоции накалялись до предела. Вот именно это и чуть не заставляло выть. Иногда девушка сжималась в комочек и до крови впивалась ногтями в кожу плеч. Иногда закрывала уши, сжимая глаза и не связано что-то бормоча себе. Могла сидеть спокойно и чем-то заниматься, а через мгновение разрыдаться или зайтись смехом. Марфа была уверена, что уже давно преодолела такое состояние, но опять с трудом контролировала себя. Сказались не только её умения, но и та эмоциональная связь с Джулией.

Если красная нить существует, то этих девушек связывала не мизинцами. И эта была даже не нить, а целая паутина, скрепляющая нервные концы, в случае чего бьющая током с такой силой, что темнело в глазах…

Прошёл почти год этих безумных отношений, точнее их выяснений. Долгое доверительное общение с Джюн как-то незаметно сделало её самым дорогим человеком, о котором Марфа знала больше, чем обо всех друзьях и родственниках вместе взятых. Пусть знакомство и было через мировую сеть интернета, но жизнь сама расставила всё по своим местам. Пока были ролёвки и разговоры о всякой ерунде, это не бросалось столь сильно в глаза, но уже тогда Марфа знала, что с Джулией, даже не имея возможности связаться. Как раз в такие моменты девушка начинала медленно сходить с ума от желания быть рядом с подругой, но и подругой уже не могла назвать. Это уже было другое, намного большее, постепенно выливаясь всюду. Особенно чётко это стало выражаться во снах и фантазиях. Пришлось признаться себе. Ни один парень не мог настолько сильно заинтересовать, и даже если проскальзывал в эротических фантазиях, то его место всё равно вытесняла Джюн, заставляя страдать и тело, и душу.

Не по годам взрослая школьница. Она и выглядела взрослее, и была мудрее своих лет. Девочка Ветра с длинными кудрявыми от природы волосами и зелёными глазами. Высокая и изящная. Она всё больше приобретала женские черты, умудряясь сохранить что-то мальчишечье. Наверное, во многом сказывалось воспитание, ведь её воспитывали именно как мальчишку. Даже заставить надеть её юбку и туфли на каблуках могло привести к чему-то из рода вон выходящее. И это, из рода вон выходящее, было – влюблённость и желание стать идеальной девушкой для парня. Те события хоть и были в прошлом, но всё равно заставляли чувствовать уколы ревности в самый неподходящий момент.

Джулия была зеленоглазой ведьмой, отнявшей покой. Девочкой Ветра, нёсшая то штиль, то ураган.

Сессии становились пытками, но избежать их не удавалось. Да ещё и новости о болезни, требующей хирургического вмешательства. Та зима изрядно истрепала нервы. И без того ослабшая психика отказывалась принимать что-то после того, что Марфу чуть не убили, так ещё и беспокойство за Джюн не давало сконцентрироваться на чём-либо. Невозможность быть рядом с ней била жестоко и беспощадно. В голове были настолько сумбурные мысли, что Марфа пугалась самой себя. Вытеснить душевную боль телесной самостоятельно не выходило, а кадрить для этого кого-то было ниже достоинства. Было желание и напиться вусмерть или накачать себя наркотой.

Ночь за ночью Марфа срывалась после потери Джулии и направлялась в развлекательные заведения, полностью давая себе спуск. Делала всё, что взбредало в голову, не заботясь о последствиях. Утопала в эйфории от очередной вколотой дозы. Каждую ночь вскакивала в холодном поту и проверяла ноющую руку. Не единого следа, а болела так, словно не было живого места. Даже сгибание в локте вызывало дискомфорт, напоминая повторяющийся кошмар. Хотя нет, кошмар не был повторяющимся, одним и тем же был результат после смерти, ухода или исчезновения Джулии. Был ли сон проявлением желания или страха его воплощения, Марфа боялась думать. Опьянение чуть не становилось навязчивой идеей, и порой даже чуть не воплощалась в жизнь, а там и до мазохизма рукой подать. Особенно когда опять поднималась тема замужества. Марфа настолько боялась потерять Джюн, что всё чаще начинала задумываться и о самоубийстве. Боялась говорить Джулии, не желая беспокоить её. Истерики тоже не были спасением.

Джюн одержима своей идеей о медицинском образовании. Это было её мечтой и страстью, которой Марфа не смела переходить дорогу. Ей был слишком дорог этот человек. Пусть девушка. Пусть разница в возрасте, пусть у неё только выпуск из школы впереди, пусть большие планы, в которых придётся жертвовать многим.

Для Марфы было впервые такое. Она впервые плевала на всех вокруг, на их мнение, стереотипы. Марфа и раньше не особо считалась с ними, но теперь вообще не воспринимала. Позиция Лики в сети была известна многим: любовь слепа, ей нет разницы до возраста и пола, да и если они не выставляют на всеобщее обозрение, то какая кому разница кто и с кем в постели. За свои годы Марфа поняла не многое, но чётко уяснила, что «Ненавидим мы не других людей, а собственные черты в них, от которых сами не в состоянии избавиться, либо не можем приобрести». Многие табу для девушки были простыми предрассудками, от которых пора избавиться.

В прошлом Марфа была влюблена в мужчину, позже её внимание привлекла девушка. Но Джулия переплюнула их всех. Она вызывала ревность, злость, негодование, но в то же время желание сделать всё, быть рядом, приятное обволакивающее чувство, способное всё простить, лишь только мелькнёт в словах значимость Марфы в жизни этой школьницы. Любой человек на автоматизме сравнивался именно с Джюн, скучные встречи приводили к мыслям, что всё было бы иначе, будь здесь она.

Марфа начала сомневаться, что была влюблена в прошлом в того мужчину, не говоря уже о девчонке. Ведь весь её мир теперь крутился вокруг Джулии, вновь возвращая к мыслям о том, как выместить боль. Когда Джюн отдалилась, внутренний мир снова терпел крах, но Марфа не хотела предъявлять претензии – омрачать радость девушки от её достижений в учёбе, на которую уходит всё время. Пыталась занять себя чем-нибудь, но толку было мало, мысли всё равно возвращались к Джюн. Любая реплика могла задеть за живое, а рана снова оставалась скрытой.

Время шло, ситуация прояснялась с трудом. Безделье из-за невозможности что-то сделать медленно убивало. Особенно убивала опустошённость школьницы. А ведь раньше она была непредсказуема и полна эмоций, но теперь казалась лишь бездушной оболочкой. Все новые фотографии были пустыми. Абсолютно пустыми. Не имела смысла поза, в глазах навечно замирала пустота.

По ночам уже никто не метался от душевных переживаний. Переживания Марфы переходили в агрессию, но и это не спасало надолго. Она не могла найти себе места, когда очередная волна захлёстывала с головой. Хочется всё бросить и отправиться к Джюн…

Время всё-таки раскидало всё по-своему. Не позволяя вновь встретиться им: то выпадала сессия Марфы на школьные каникулы, то не было возможности у самой Джулии.

Когда Лика написала, что у неё есть шанс приехать, то реакция Джюн была хуже ножа. Марфа была в бешенстве. Она совершенно не понимала подобного ответа. Все эти вопросы о жилье и прочем… Они совершенно из разных миров: Марфа, приученная принимать гостей к себе и ютиться с ними в комнате, кормить и поить за свой счёт, проявляя исконно-русские черты, столкнулась с горьким непониманием такого отношения к жизни и расспросов о гостинице и прочем. Предложение переехать в другой город, куда Джулия собиралась после школы, опять было отвергнуто.

И всё же Джулия пошла на поправку, строя планы на будущее, в которых Марфа никак не могла найти место для себя, да и сама Джулия ни разу не сказала о нём. Всё продолжала оставаться на уровне общения через «аську» и редкие телефонные разговоры. Марфа несколько раз порывалась сменить номер телефона, но снова откладывала, стоило только Джюн начать разговор об их встрече…

Марфа потихоньку бралась за ум, перестав грезить то Джюн, то способом избавиться от боли. Пришлось по максимуму сузить круг общения, дабы всё же не позволить себе напиться в попытках забыть о проблемах. Девушка ругала себя за это, разумом она понимала, что алкоголь не решает проблем, а лишь временно отстраняет, всё сильнее наращивая их хвост. Но переживания порой заглушали его голос.

В кои-то веки эмпатия не была проклятием, ведь если научиться контролировать процесс, то можно и закрыть свои эмоции под замок. Это уже было испробовано в прошлом. В первый раз получилось такое на месяц, потом процесс длился три или четыре, правда, весь этот срок эмоции копились, а потом взрывались, делая хозяина совершенно неконтролируемым. В третий раз Марфа не знала на какой срок это сработает и не лишит ли она себя вовсе эмоций на оставшуюся жизнь. Если она сделает это, то наконец-то избавится от мучений, внутренние противоречия, наконец, прекратятся, и контроль над всем возьмёт разум. Да и полностью эмоции не потеряет. Связь с Джулией будет поддерживать чувствительность, да и внешним источником сможет стать любой человек, какого только захочет сама Марфа. Она ведь делала такое, значит, справится и в этот раз. Для окружающих Марфа станет просто наконец-то перебесившейся и спокойной девушкой.

Все «за» и «против» были взвешены, решение принято. И теперь третья блокировка дала трещину, оглушая Марфу. Собственные чувства и эмоции, накопившиеся больше чем за полгода сломали контроль, теперь добивал весь город и ближайшая территория. Казалось, что всё шумит и орёт. Любая вещь несла свою волну, сводя ещё больше с ума.

Очередная плата за использование своих способностей… И самое обидное, что эта плата в тот момент, когда ей стало реально встретиться с Джюн, находящейся не так далеко. А ведь Марфу не раз предупреждали, что придётся дорого платить за такие проделки. Она не может ехать к Джулии, загибаясь у себя в комнате, держа при этом полгорода в непонятной для него панике. Марфа молила всех богов, духов и демонов, кого только могла вспомнить, чтобы связь с Джюн не позволила этому безумию перекинуться на неё. Одна лишь мысль о возможности отдачи вызывала ещё большие мучения.

Очередная смс-ка ушла с извинениями за невозможность приехать. Марфа потянулась к старой тетради, где было заветное заклинание, которое вновь создаст барьер. Пальцы дрогнули под звук телефона.

– Чёрт! Чёрт! Чёрт! Что-о-об тебя! – Марфа закинула тетрадь в дальний угол и заколотила по дивану, не в силах поднять голову от мучавшей волны разочарования из-за прочтённого Джюн сообщения. – Джулия, прости меня, но если я это сделаю, то следующей такой ломки просто не переживу…

Продолжение>>

Запись опубликована в рубрике Город Снов, Фантазии, Фемслэш с метками , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

6 Responses to Мир – странная штука. Глава 1

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *