Клетка, история 1

 
Название: Клетка
Автор: Лилиадна
Бета: Schera, JJay
Фэндом: ориджинал
Жанры и предупреждения: явно не джен, но не могу отнести это к слэшу или гету, т.к. один персонаж условно бесполый
Рейтинг (возвратное ограничение): R (18+)
Размер: 2336 слов; мини
Описание: У Санни есть несколько проблем. Первая из них – это проблемы с памятью, вторая – Андрей, а третья – клетка, созданная Андреем. Возможно, и первая проблема тоже из-за него.
Размещение на фикбуке: Клетка
Последнее редактирование: 2015-04-08 беглое исправление мелких оставшихся ошибок

История 1

Всё закончилось так же, как и всегда. Этот ублюдок, Андрей, опять просто взял силой. Но, если вдуматься, Санни не шибко сопротивляется.

Санни… Какое-то идиотское имя, данное «хозяином». Хотя, можно без кавычек. Андрей – хозяин дома, откуда невозможно выйти, хоть порой и очень хочется посмотреть на внешний мир, а не сидеть, как говорят, в четырёх стенах. Что он там говорил? Sunny – солнечный? Бред. Какое солнце в закрытом пространстве?

Солнечные лучи пробиваются сквозь щель между шторами и падают прямо на глаза. Тело не хочет слушаться. Оно готово часами нежиться так, под рукой этого маньяка. Спине тепло, шею щекочет дыхание. Ровное и глубокое.

Часы продолжают тикать. Скоро сработает будильник. Санни всегда просыпается за несколько минут до ужасающего пиканья, чтобы выключить сразу же. В прошлом приходилось ползти из другой комнаты, чтобы заставить молчать эту штуку, а потом пинками выгонять из постели заспанного Андрея. Иногда на него выливалась холодная вода, правда, за это потом попадало. Да и Санни вообще часто доставалось за своеволие, хамство и попытки испортить жизнь запершему тут человеку. Если бы Андрей не запирал в этом доме, то не было бы этой преграды в окнах и дверях. Если через стекло окна ещё видно, что там, то за дверью… За обоими какое-то страшное месиво цветов. Оно пугает сильнее всего. От этого страха даже парализует тело, которое и без того плохо слушается. Всё, что остаётся – находиться в этих стенах: несколько комнат, кухня, туалет да ванная. Радио, телевизор, Интернет. Но иногда обычное окно и подоконник интереснее, даже если там ничего не меняется часами. Так близко…

Санни тянется к будильнику, выбираясь из объятий. Небольшая свобода. И совсем не долгая. Лучше сразу скрыться на кухне. С некоторых пор готовить завтрак вошло в привычку, хоть и не завтракает, зато готовка успокаивает. Первые блюда Андрей ел с опаской, позже аж начал хвалить. Но вот за добавку слабительного в одно из кулинарных шедевров дал понять, что может разозлиться всерьёз. Вообще-то это был опыт, который показал, что и эти таблетки не действуют, даже с едой, в то время как Андрею стало совсем дурно. Пришлось даже вызывать «скорую». Больше экспериментов с таблетками не было, тем более мужчина начал прятать аптечку, говоря “Лекарства, как и спички, – детям не игрушка”.

Детям… Когда-то Андрей относился к пленнику именно как к ребёнку. Но секс и насилие явно не из этой оперы. И педофилом не назвать, хотя судить о Санни как о человеке сложно. А если и человек, то мутант какой-то из-за отсутствия половых признаков. Либо чего-то похожего на них. Мочевыделительная система – есть, половой – нет. Шея как у девушки, но фигура в целом вообще никакая. Волосяной покров – что-то среднее, если верить книжкам, но их всё равно почти не видно – светлые и сливаются с кожей, даже голова словно плавно переходит в волосы. Ни девушка, ни парень. И даже ни чёрт с рогами, копытами да хвостом. Кто? Не понятно. Откуда – Санни не имеет понятия: сколько себя помнит, всю жизнь живёт с Андреем. Хм, а ведь он состарился. Не то, чтобы очень, но уже появилась немного седины. Интересно, он сам о ней знает? А всё туда же, лезет часто. Как-то у него были попытки поговорить о половом воспитании, кретин.

Санни вздыхает, вываливая овощи на сковороду, и когда почти всё успело приготовиться? Встряхивает полотенцем и направляется обратно в спальню. На удивление, Андрей уже в душе. Сколько ему? Явно за тридцать. Всего лишь немного седых волос и парочка морщин. Но сравнивать и угадывать приходится, ориентируясь лишь на телевизор и интернет.

На кухне стоит приятный запах, пробуждающий аппетит. Стол сервирован будто к приходу знатных гостей. Это ещё одно из последних увлечений Санни, которое вынудило сменить весь сервиз. Андрей не против подобного, лишь бы дом продолжал стоять на месте. Правда, первые попытки ремонта маленьким монстром его ужаснули и привели к вызову специалистов. Это было настоящим кошмаром – приходилось сидеть в комнате и не высовываться всё время, пока шли работы.

– Замечательно, – Андрей снова в прекрасном настроении, хоть ещё недавно с трудом оторвал голову от подушки. Его вдохновляет такое начало рабочего дня, но Санни никак не может понять, что в этом замечательного.

– Что за кулинарный шедевр на этот раз? – присаживаясь рядом с поваром, игнорируя то, как были расставлены тарелки, интересуется Андрей. – Замечательно, – ещё раз выдаёт он, распробовав вкус. Санни уже даже не слушает. Сейчас попросит как-нибудь повторить блюдо. Это происходит каждое утро. Ему же не может нравиться абсолютно всё, когда-нибудь скажет обратное. Может, стоит специально сжечь, пересолить или сделать что-то в этом духе, дабы разнообразить события?

Утро такое же, как и все остальные. Завтрак, сборы, вопрос нужно ли чего купить, попытка поцеловать перед уходом, которая опять у него провалится – Санни как обычно откажет, выслушает ворчание и останется в пустом доме до вечера, пока не вернётся Андрей. А тут уже чуть больше вариантов событий: начнёт опять липнуть, уйдёт доделывать по работе, завалится уставший спать, даже не поужинав. И всё равно даже эти варианты идут по наезженной схеме. Может, стоит согласиться, если встанет вопрос о сексе? Нет, это уж слишком. Хватит того, что итак всё по дому делает, и то чисто из-за того, что не может выйти за его пределы.

Хочется что-нибудь поменять, но вот что? Сменить гардероб, который вновь будет выбирать Андрей? Там опять будет дикая помесь женского и мужского, а на вопрос “Зачем это всё?”, будет привычный ответ – “Выбирай то, что нравится, остальное можешь выкинуть”. В итоге уже весь чердак забился всяких барахлом. Можно попробовать разобрать его, если станет совсем скучно. Если там ещё есть непотерявшие свой вид вещи, то отправить их на какую-нибудь благотворительную акцию. Иногда Санни устраивает такое, но опять же через Андрея. Он кормит, поит, одевает, даёт крышу над головой. А оплата за это – быть в невольниках. Как не украшай клетку, клеткой и останется.

Скучно было, есть и будет. Нет друзей, только списки контактов в интернете, но эти люди никогда не узнают реальности о Санни, а если даже писать правду, то кто поверит? Никто.

День прошёл паршиво. Тело изредка отказывалось слушаться, желая оставаться ещё на подоконнике под лучами солнца. Разморило так, что даже неизвестно, когда начался сон. Но снилась какая-то ерунда, которая почти тут же забылась.

– Я дома, – разбудил голос в коридоре.

Санни лениво встаёт и направляется туда. Что-то сегодня не то, видимо, предыдущая ночь совсем измотала, хотя не сказать, чтобы утром была усталость. Или просто характер Санни одержал верх над телом. Если бы это ещё касалось и секса… Тут тело брало верх, хотя всё ещё было загадкой – почему именно, те небольшие отрывки из анатомии не давали ответов.

– Ты рано.

– Разве? – спрашивает Андрей и тут же проверяет время. – Как обычно, а вот у тебя лицо заспанное, – он гладит по щеке, – поэтому так кажется.

Было бы проще, если всё было как обычно, но этой ночью Андрей просто ушёл из спальни, не проронив ни слова на ответ Санни: “Тебя требует лишь тело. Ему нравится, оно хочет продолжения”. Желанные перемены ввели в ступор, дневной сон не позволял прийти ночному. В голове крутились всякие мысли ни о чём, перепрыгивая с одной на другую и часто возвращаясь к вопросу, что же произошло с Андреем. Обычно брал силой, а тут просто ушёл и всё. Утром даже не появлялся на кухне…

Санни всё же решает разобрать старьё на чердаке. К своему удивлению находит фотоальбом. А ведь раньше Андрей часто фотографировал всё и вся: дома, на улице, везде. После они вместе сидели и подписывали что есть что. Куча энциклопедий, как для мальчиков, так и девочек. Книжки со сказками и более серьёзные, разукрашки и комиксы, игрушки, одежда, поделки. Всё, что касалось Санни, копилось здесь годами, а интерес никогда не проявлялся именно к этому углу. Обычно просто заканчивалось терпение, и сюда уборка не добиралась.

Андрей не только извращенец, занимающийся сексом с непонятно кем, он – сентиментальный извращенец. Иначе, зачем копить всю эту чушь?

– Хм, у нас был котёнок?

Санни на этих фото ещё совсем ребёнок. Счастливый ребёнок со зверюшкой. Оказывается, в прошлом была улыбка. Наивная и мечтательная. Теперь же её совсем нет. Почему? Эмоции, сколько же их в этом переплёте? Да и Андрей сам ещё совсем мальчишка. Ещё какие-то люди, причём они рядом с Санни. И, кажется, ребёнку с фотографии они нравились. Где они сейчас?

Капля упала на изображение. Когда? А вот ещё одна. Санни поднимает голову на крышу. Да нет, дождя не обещали. И лишь теперь понимает, что это слёзы. Тело реагирует быстрее, но на что? Почему в нём отдаёт болью, но ничего не чувствуется в душе?

– Идиотской была идея, – ворчит себе под нос, растирая слёзы по щекам. – И когда только появилась привычка говорить в пустоту?..

Санни возвращается на кухню. Готовка успокаивает. И к моменту хоть маленького, но всё же удовлетворения, продукты, закупленные на месяц вперёд, оказались все задействованными. И когда теперь съедят?

Внутренняя пустота разбавлена вопросами. И почему-то все они стали касаться того альбома. Может, где-то есть и кассеты? Надо вернуться и поискать, но сперва как-то умудриться всё наготовленное упихнуть в холодильник, или хотя бы большую часть – то, что быстро портится.

Нужно торопиться, пока не пришёл Андрей. Почему-то не хотелось, чтобы он знал об этом. Хоть и сентиментальный, однако со злости может и выкинуть всё. В таком случае всё останется тайной. Как минимум до тех пор, пока память сама не приоткроет завесу. Только она не спешит это делать.

 

Ещё один день Андрей избегает Санни, а Санни не ищет встреч с ним. И ещё, и снова. Прошла неделя. Холодильник значительно опустел, да и появился ещё один. Андрей не говорил ни слова. Спальня постоянно закрывалась, как и вообще любая комната, где он был. Что будет, если он просто исчезнет? Санни сдохнет с голоду, так как выйти на улицу не может…

Если кассеты и есть, то точно не дома. Или же Санни совершенно не умеет искать, а спрашивать у Андрея – нет желания. Он занимается своими делами, иногда даже не появляясь на ночь, Санни – своими. Но этими делами почему-то всё чаще и чаще является сидение на подоконнике со стороны входной двери.

– Вот и те перемены, которые так нужны были раньше, – вздыхает Санни.

Последние годы были утомительными. Интересно, а Санни сколько лет? Не сказать, чтобы разница в возрасте превышала десять лет, если верить фотографиям. Где Санни лет шесть-семь, Андрей выглядит как старшеклассник. Неужели он так постарел? Или просто Санни кажется моложе… Все люди взрослеют и стареют по разному, что зависит от генов, климата и самой жизни. Санни всегда сидит дома, Андрей же работает, но кем? Вот так вот, столько лет под одной крышей и ничего не знать о человеке, с которым даже постель делили.

Теперь клетка стала ещё более тесной. Комфорт остался только телу, а вот душе… Да и сложно сказать после всего этого, есть ли она вообще. Наверное, есть, раз что-то гложет. Или же это просто сказывается сексуальная неудовлетворённость, ведь это слишком долгий перерыв.

Время идёт невероятно медленно: между «тик» и «так» настенных часов (интересно, почему везде механика?) проходит целая вечность. Внутренние часы сбились, что совсем паршиво. Раньше Санни не составляло труда определить время, не глядя, теперь же по меркам должна быть уже полночь, но солнце ещё лишь начинает тянуться к горизонту.

Скучно. Даже нет желания готовить. Да и не зачем. По телевизору ничего хорошего, а все познавательные программы уже просмотрены не раз. Интернет наскучил, книги перечитаны, по радио говорят всякую чушь. Уборка угнетает. Ничего не хочется делать. Хотелось вырваться бы из этого дома, но ужасающая картина отбивает всё желание. Мысли, которые посещают, какие-то унылые.

Ещё несколько дней. Всё сильнее чувствуется внутренний дискомфорт, иногда даже кажется, что становится невидимкой – Андрей проходит мимо и будто вовсе не замечает. Да и дома он бывает всё реже, а Санни всё чаще ловит себя в слезах, после чего задаётся вновь вопросами о душе. Умеет слушать лишь своё тело. Головой понимает причины слёз, но почему не ощущает этого?

Нет ни животных, ни цветов. Нет ничего, куда можно было бы направить внимание. А когда-то всё было.

Дома душно, а на улицу не выйти. От шума кондиционера болит голова, открывать окна страшно.

Страх и скука – всё, что осталось от эмоций и чувств.

– А дети хотя бы получают удовольствие или обратное ему… И кому я это говорю?

Дверь в спальню Андрея закрыта, а Санни только сейчас понимает, что там всегда был замок, но в прошлом он не запирался. Изменилось. Изменились их отношения.

На двери в спальню Санни тоже замок. Но почему даже сейчас ключ остаётся нетронутым? Он так и весит на ручке.

Почему-то теперь ещё засела мысль, что Андрей приведёт кого-нибудь в этот дом, чего раньше никогда не делал, создаст семью, а Санни будет тут словно призрак – есть, но никто не видит.

Призрак… Андрей любил раньше ими запугивать, а ещё всякими монстрами из шкафа и из-под кровати.

– А котёнка мы назвали Пушком… – Санни почему-то улыбается этим коротким воспоминаниям. Хоть одно было лишь о том, как после школы Андрей притащил домой маленький пушистый комочек… – Разве тогда мы не ходили гулять? – задумывается, пытаясь разобраться сон или реальность – небольшой подарок памяти.

Фотографии, где есть Санни, все в здании, но все ли они в этом доме?

Город так сильно изменился… Пусть не помнит эти улицы, но точно знает, что они были другими. Но это именно та дорога, которая была последней, до тех пор, как Санни охватил ужас улицы. Всё оказалось проще, только наверняка сейчас всё лицо зарёванное. Нос ещё шмыгает, а глаза покалывает. Но это не так страшно. Дорога, по которой сейчас идёт – намного страшнее. Со стороны это должно выглядеть до безобразия смешным и глупым, а может просто безобразным и отвратительным. Ноги подкашиваются, болтает из стороны в сторону. И всё же надо дойти до конца.

– Ты что здесь делаешь? – Андрей с трудом выдавливает из себя слова.

Точно, сегодня же у него короткий день, после чего он направляется на кладбище. Каждый год об этом говорили, но нынче совсем вылетело из головы.

– Явно не за тобой тут, – ворчит Санни и подходит к надгробьям. – Это скорее тебе придётся меня отсюда забрать…

И всё же головокружение взяло верх.

– От тебя одни проблемы, – сообщает Андрей, когда Санни приходит в себя. – Дверь-то хоть закрыта?

Санни ёрзает на скамейке. Неудобно. Очень-очень. Хочется в мягкую постель. Но также лежать на коленях…

Относительно двери ничего не может сказать, потому что смутно помнит, как вообще угораздило оказаться на улице. Да и ещё тошнит сильно. То ли голод, то ли волнение. Или оба вместе терроризируют желудок.

– Непривычно быть на улице, – тихий голос, почти не слышно.

– Удивительно, что ты вообще не у порога сейчас валяешься.

– Издевайся, издевайся.

– Хотя бы перестанешь выть, что я тебя в клетке держу. Но, будь моя воля, держал бы…

– Извращенец.

– Кто бы говорил, – отзывается Андрей.

 

История 2 >>

 

Запись опубликована в рубрике Вне категорий, Ориджиналы, Фантазии. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *