История Наты. Гл. 0

 

Название: История Наты (черновое)
Автор: Лилиадна
Фэндом: ориджинал
Жанры и предупреждения:мистика, джен, гет
Рейтинг (возвратное ограничение): R
Размер: 3755 слов; планируется макси
Описание: Всё начинается с легенды, что некогда на Земле были великие цивилизации, но они сгинули, как и всё живое. Хотя… не всё, была горстка выживших: драконы, перевёртыши, вампиры и девушка, не сумевшая вернуть всё на круги своя. .
Размещение: на ли.ру
Последнее редактирование: было множество редактирований, т.к. история начата была ещё в конце 2004 и постоянно переписывалась и исправлялась

Пролог

0.0

Иначе говоря, данный отрывок – «от автора». Просто хочу сразу расставить все точки над «ё» относительно Лилиадны: я взяла её имя, а не наоборот. Когда я начала эту историю, тогда пользовалась другим ником. Но время не стоит на месте – всё меняется.

Кто-то меняет причёску, кто-то начинает заниматься спортом, в общем-то кто чем, лишь бы видно. У меня же перемены в жизни начались с побега из дома (смех смехом), высказывания всё на чистоту и в лоб и ещё парочки гадостей для окружающих. Но отказываться от блога на ли.ру не хотелось: были люди, с которыми я хотела продолжить общаться и иной возможности не имела. Итого: сменился и дневник с ником. Решением было взять имя персонажа (история к тому времени уже была заброшена). Если бы думала, что всё же черновики подниму, то такой неразберихи бы не было. Просто в этой девушке есть черты, которые мне были необходимы в тот момент. Правда, теперь её характер несколько иной, чем был в первоначальной версии. И, боюсь, изменился он отнюдь не в лучшую сторону.

В общем-то, обе Лилиадны – два разных человека, но менять имя ни одной не хочу.

 

0.1

Куда исчезли феи, эльфы, гномы и многие другие существа, обладающие магией? Почему так случилось? Возможно, дело в том, что люди просто перестали в них верить. Но ведь по сей день живы мифы, легенды и сказания. Множество, великое множество повествований о них, в разных концах света, даже не связанных между собой. Но как они похожи!

Загадка кроется в этом городе, который за последние годы очень возрос в населении. Кого здесь только нет: эльфы, гномы, тролли, оборотни, вампиры, драконы… Все вместе они поддерживают жизнь этого небольшого мира, созданного очень давно. Пышные сады цветут и наполняют своим ароматом широкие улицы. Даже ночью этот город не спит. Всегда кипит работа.

Светловолосой женщине всё было так знакомо, хоть она не помнила, что когда-то была здесь. Это место хранило культуру всего мира. Вот один дом – обычная деревянная русская избушка, а рядом величественная римская постройка, чуть поодаль уже дома из Поднебесной и Страны Восходящего солнца, за поворотом украинский хутор. Везде горит мягкий свет, мелькают тени. Заросшие широколистными вьюнами калитки скрывали двор, откуда доносились петушиные крики. На одном из столбиков невысокого забора сидела кошка, охраняя свою территорию хитрыми глазками, потягиваясь и мурлыкая от наслаждения. Она внимательно осмотрела проходившую мимо странную гостью.

Женщина скрывала глаза за затемнёнными очками от ярких ночных фонарей, освещавших тропинки. Она торопилась в центр города, в храм, с которого всё и началось.

Чужестранка удивилась встрече со знакомой демоницей, держащей за руку маленького мальчика. Они только что спустились со ступеней храма.

– Решила тоже поселиться здесь? – поинтересовалась мать, беря ребёнка на руки. – Я думала, что ты никогда сюда не придёшь. Даже странно видеть тебя здесь.

– Я по делу, Мара-Ллайя,– отозвалась женщина.

Обе женщины достаточно хорошо знали друг друга. В мире людей им не редко приходилось пересекаться. Ллайя была вполне преуспевающей леди, вокруг которой было множество состоятельных кавалеров, желающих заполучить её в жёны. Деньги у неё всегда были, она позволяла себе не отказывать в удовольствиях и, не утруждаясь работой, вести такую, не обязывающую ни к чему жизнь. Скорее всего, эта свобода в передвижении и привела к встрече с малышом. Он, по всей видимости, был сиротой. Родители, может быть, умерли, а может, как это стало чаще происходить в последние годы, просто отказались от ребёнка. Она забрала его из детского дома, куда пришла к знакомой женщине. Мальчик как-то сразу привлек её внимание, а потом вообще влюбил в себя. Они недавно переселись в этот город из мира. А вот её собеседница во многом отличалась, взять хотя бы отношение к людям, которые не были для неё простым развлечением.

– Марианна, я очень рад, что ты откликнулась на мою просьбу. Я не ожидал тебя так быстро, – вмешался в разговор женщин подошедший мужчина в рясе. – Ты ничуть не изменилась, – улыбнулся он.

Марианна свободно вздохнула, её обрадовало вмешательство – у неё не было и малейшего желания объяснять причину своего прибытия сюда. Демоница это поняла сразу же, но не захотела отступать, однако при появлении служителя, ушла, держа засыпающего мальчика. Женщина проводила глазами уходящую. Теперь всё её внимание занимал подошедший мужчина – было множество вопросов, ответы на которые мог дать только он, служитель Веры, служитель Храма Истока.

– У нас происходят волнения, – начала говорить она, пытаясь задавить собственные волнение и дрожь в голосе. – Многих охватывает паника, среди людей растёт страх смерти, конца света. Что уж говорить, вампиры и другие тоже обеспокоены. Многие видят кошмары, как только закрывают глаза. Он один и тот же, хотя действующие лица разные. Все описывают разрушения, – сказала женщина, подняв голову и с надеждой глядя в глаза своему собеседнику.

– Я знаю о событиях, происходящих не только в стенах, но и за пределами храма, поэтому, собственно, ты и понадобилась нам. Мы очень надеемся, что ты сможешь нам помочь. В работах твоего отца должны быть хоть какие-то заметки, как предотвратить грядущие события.

Марианна мысленно улыбнулась. Она знала о традициях. Никогда не попросят напрямую, а лишь выразят свои надежды на услугу. Приказывают лишь нижестоящим, подтверждая именем. Служитель ни разу не обратился по имени, говоря о том, что ожидают от неё, хотя могли приказать. Что ж, придётся прибегать к их же порядкам и использовать те же конструкции, что закреплены тут. Хотелось бы отказаться, а не ворошить болезненное прошлое.

– А чем я могу помочь? Я даже не помню его шифры, его символы, ведь прошло столь много лет, и я даже не ведаю, сколько мне понадобится времени, чтобы разобраться в архивах отца, не говоря уже о том, что бы их прочесть, ведь многое из написанного им зашифровано.

– Что же тогда делать, ведь ОН УЖЕ родился? Возможно, я могу чем-то помочь, ведь кое-что из записей, сделанных твоим отцом есть в храме, по его же настоянию оставленных здесь в ожидании тебя и того, что сейчас надвигается. Может, мы пройдём, посмотрим их? – попросил служитель.

Женщина вздохнула. Возможность отступиться уже упущена. Мужчина запнулся, когда говорил о записях, видимо, он не знал, какое именно имя её отца использовать, чем только снова напомнил о родственных связях, налагая обязанности, как наследницы.

Он провёл Марианну в хранилище храма, где были укрыты записи о вековой истории развития природы, человечества и демонов. У женщины захватывало дух от вида высоких полок, уставленных толстыми старинными переплётами, заполненных различными книгами и аккуратно сложенными свитками не только из бумаги, но из пергамента, папируса, бересты и многих других материалов, что хранили историю. На них не было видно ни единой пылинки. Служители храма тщательно следили за сохранностью доверенных им реликвий.

Под потолком в воздухе парила девушка, ища что-то на верхних полках. Внешне она была совсем молода, но её истинный возраст скрывала природная сущность дракона. Девушка настойчиво и торопливо перебирала книги, изредка ловя падающие. Она была немного неуклюжа, но эта неуклюжесть была вызвана суетливой торопливостью девушки.

– Кристина, будь любезна, спустись, – окликнул Кристофер, так звали служителя. – Что ты ищешь здесь посреди ночи? Разве твоя служба не начинается с утра?

– Я… Так… Ничего особенного… – смущенно ответила Кристина, не заметившая появления мужчины и Марианны, в очередной раз поймав падающую книгу почти у самого пола и взлетая, чтобы положить её на место.

– Кристина, достаньте, пожалуйста, архивы Цейрамуса, раз уж Вы там находитесь, – попросил её Кристофер. – И позвольте попросить Вас не ронять больше книги, иначе я буду вынужден запретить Вам пользоваться библиотекой, – тем же ровным, но уже строгим голосом добавил он.

– Прошу прощения за книги, наставник, а на счёт архивов Цейрамуса – все доставать? – осведомилась Кристина, снимая с полки первые три тома.

– Я хотела бы пересмотреть их все, – сказала Марианна.

Кристина удивленно посмотрела на стоящую внизу женщину. Золотистые волосы обрамляли овальное личико. Глаза завораживали необычностью. Зрачок словно растворился в очертаниях каштанового и небесно-голубого, обрамлённого серым, будто тень от замысловатого камня. И это непривычное сплетение называют среднерусскими глазами. Маленький чуть вздёрнутый нос на пылающими алым губками. Она мало чем изменилась с детства, такая же, разве что чуть старше.

– Лидия? Ты? – поразилась Кристина, узнав женщину. Она вспомнила маленькую девочку, некогда бегавшую по коридорам храма в погоне за солнечными зайчиками. И всё также похожа на своего отца.

– Лидией я была до смерти отца, теперь – Марианна, – поправила её женщина.

– Что за глупая привычка у вас менять имена? По поводу и без повода.

– Я думала, что Вы знаете «Правила»… Мы всегда пытались скрыть подлинные имена, чтобы близкие нам люди были в безопасности.

– Это ваши «Правила», – презрительно ухмыльнувшись, сказала девушка-дракон.

Марианна прекрасно понимала кто перед ней. Ей пришлось научиться разбираться в своих знакомых, чтобы выжить. В мире множество существ, умеющих менять облик. Даже вот эта юная хрупкая рыжеволосая девушка с янтарными глазами, стоящая перед ней была куда опаснее, чем казалась на первый взгляд.

– Я не понимаю, кому они нужны? По-моему, это все глупости, но, впрочем, достаточно об этом, – продолжала дракон тем временем.

– Не мной они придуманы, не мной будут отвергнуты, – с непривычным даже для самой себя спокойствием ответила женщина. – Но раз хватит об этом, то хватит.

– Кстати, об архивах, как ты потащишь эти десять? Попробуй поднять хотя бы пару штук, чтоб из них не посыпались страницы. Сама знаешь, твой отец предпочитал отдельные листы, а не книги для записей, – напомнила ей Кристина. – Если рассыплешь… Собрать обратно очень трудно, на листах не указан ни номер страницы, ни даты, и содержание каждой страницы как будто закончено по своему смыслу. По крайней мере, точку-то мы можем отличить! Чтобы хоть как-то рассортировать их ушло не одно десятилетие у нескольких жрецов.

– Кристина, ты могла бы помочь, – прервал жрец рассуждения девушки. – Надеюсь, что тебя это не затруднит, тем более у вас есть темы для разговора.

– Я сама справлюсь, не первый день живу, – улыбнулась Марианна, взяв стопку книг. – Подскажите, где я могу начать изучение.

Кристина предложила проводить её, желая быстрее уйти с глаз Кристофера. Их отношения, по всей вероятности, были принужденными лишь работой.

Они шли по широким коридорам, обдумывая свои планы. Кристина знала каждый закоулок, каждый рисуночек на стене. Она научилась замечать многие тонкости, неприметные для остальных.

– Это твои покои, – выдавила Кристина, пропуская Марианну вперед.

Письменный стол, свечки в подсвечнике, стулья с мягкой обивкой, плотные шторы, кровать укрыта шёлком. Все выглядело элегантно, но в то же время скромно. Кристина зашла в комнату вслед за хозяйкой и села на стул, глядя на то, как Марианна перебирает записи своего отца.

– Что ты знаешь обо всём этом? – поинтересовалась женщина, не поднимая глаз от строчек на листе.

– Да всё то же, что и все, – пожала плечами Кристина, вглядываясь в сумерки.

Марианна спокойно могла работать при паре свечек, освещавших всю комнату, а Кристина привыкла к яркому свету, но её глаза всё равно быстро приспособились к этим условиям. Теперь она чётко видела собеседницу. Настоящая леди. Женщина была одета строго: белая рубашка с еле заметной вышивкой и кружевами на воротнике и рукавах; чёрная юбка не очень длинная, не очень короткая, как раз для работы, где постоянно необходимо находится в движении; блестящие капроновые светлые колготки и туфли-лодочки на невысоком каблуке. Тонкий тёмно-коричневый плащ свободно лежал на плечах (она пришла оттуда, где прохладно). Длинные золотистые волосы схвачены лентой, чтоб не падали на бумагу или не создавали тень. Очки с тёмными стеклами были сняты и лежали рядом с хозяйкой, давая среднерусским глазам свободу.

– Что? – отвлекла своё внимание Марианна от начатого дела, чувствуя, что Кристина пристально смотрит на неё.

– Я хочу попросить тебя об услуге, – спокойно сказала она. – Мне надоело сидеть здесь в заточении, я хочу посмотреть на тот мир, в котором ты живёшь.

– А разве ты не можешь сама уйти?

– А кто меня отпустит? Тем более, если я сама открою портал, то моё исчезновение сразу же заметят. – Кристина подошла к Марианне. Она взглянула на лист, заметив затруднение женщины. – Здесь речь идёт о разрушении, о девушке, начавшей смерть…

– Это всего лишь легенда, – прервала её Марианна.

– А разве в легендах не может быть правды? – удивилась дракон. Она положила свою руку на запястье женщине. – Если хочешь, я покажу тебе то, из-за чего многие сходили с ума. Но позже, сейчас туда нельзя. Я приду через час, полтора…

Кристина вышла из комнаты, оставив Марианну одну. Женщина внимательнее всмотрелась в символы, пытаясь вспомнить их значение, но вместо них она вспомнила самого отца.

Матери Марианна не знала. Спасли только ребёнка, а молодая девушка даже не узнала, кому она помогла появиться на свет. Отец отдавал всё своё свободное время девочке. Они часто переезжали, отец был знахарем, его услуги часто были необходимы, особенно в сёлах.

– Лидия, никогда не показывай людям то, чем наградили тебя Боги, – часто учил он, предостерегая дочь.

Она сама могла не только лечить, что унаследовала от отца, а намного больше. Но когда маленькой Лидии становилось скучно одной, то обязательно кто-нибудь из эльфов или гномов играл с ней. Девочка не унывала, она всегда была жизнерадостной, даже в сложные моменты жизни. Даже когда наступал голод, она не теряла надежду на счастливое будущее, которое не наступило при жизни её молодого отца. Ещё в одиннадцать лет Лидия узнала утрату близкого ей человека.

Отец недавно смог приобрести комнатку в городе, куда они только переехали. У них не было денег, но мужчина часто работал, что позволяло им жить дальше, не прибегая к помощи друзей. Но когда в городе был праздник, у всех было прекрасное настроение и не было никаких забот, у Лидии произошла трагедия, изменившая всю её жизнь. Они вдвоём возвращались домой, осталось только пару кварталов, но дорога лежала через тёмные закоулки мимо таверн. У двери одной из них стояла небольшая группа парней, отмечавших праздник большим количеством алкогольных напитков. Всё происходило так быстро, что даже никаких чётких образов в памяти не отложилось. Единственное, что она помнила, свой крик, зовущий отца, но без ответа.

– Идёшь? – В двери появилась Кристина, обрывая воспоминания женщины. – Что случилось?

– Ничего особенного, – ответила она, протерев глаза. – Идём.

– Возьми свечу, – попросила Кристина.

Девушка шла впереди, ведя за собой женщину. Они петляли по туннелям, то спускаясь, то поднимаясь, избегая встречи с охранниками и бродившими служителями. Во всех коридорах был идеальный порядок, ни пылинки, ни паутинки. В некоторых местах пол и стены были ярко освещены падавшим через окна светом звезд и луны.

– Твой отец долго работал там, куда мы идём… По-моему, он единственный, кто остался в своём рассудке, – прошептала Кристина. – Цейрамус просто обязан был жить, ведь у него была очень веская причина на это, – продолжала она, поворачиваясь к собеседнице. – Ведь у него была ты, – улыбнулась она. – Уже чуть-чуть осталось.

Они шли ещё минут пять, до тех пор, пока перед ними не престала тяжёлая мраморная дверь. Кристина подошла к ней и толкнула её, чуть напрягая мышцы рук. Для неё не оказалось ничего сложного.

– Входи, – поторопила она женщину. – Внутри есть факелы, можешь их зажечь, – добавила дракон.

Подождав, пока Марианна зайдёт, Кристина осмотрела всё вокруг и закрыла дверь уже изнутри. Женщина зажгла факелы, и в помещении стало светло. На стенах было множество различных изображений и надписей. Часть из них была из драгоценных камней и металлов, что сразу бросалось в глаза из-за блеска.

– Из этих картинок и были сложены легенды, – проведя рукой по изображениям, сказала Кристина. – Говорят, они сделаны были выжившими, а то, что ты увидишь позже, это вообще просто невероятно. Ладно, пойдём дальше. Это уже все знают.

Кристина отошла от стены. Марианна внимательно рассматривала изображения, точно также как когда-то в прошлом малышкой Лидией. Она видела их раньше, но дальше этих символов она не ходила. Отец уже один входил в следующую дверь.

– Пойдём, – повторила Кристина, двигаясь вглубь помещения.

Кристина шла впереди, поторапливая Марианну. Девушка торопилась провести её, да и задерживаться там тоже нельзя было, иначе их могут поймать здесь. Кристина уже привыкла к постоянным упрёкам в свой адрес, но она не хотела, чтобы это касалось Марианны.

Они зашли в большой зал, в центре которого высилась фигура девушки. С первого взгляда она казалась хорошо выточенным памятником.

– Она похожа на ангела, – с трудом сказала Марианна.

– Да, но она не ангел. Позволь представить, – произнесла Кристина, показывая руками в сторону фигуры, – она та, чьё имя и расу запрещено называть. Именно о ней говорится в легендах. Вот и та самая личность, точнее её оболочка, которая уничтожила прошлые цивилизации. Как именно, никто не знает… кроме неё, конечно, но она явно нам не скажет. Она вообще ни с кем не говорит, да и вообще ничего не желает делать. – Кристина подошла ближе к ней и провела рукой по белоснежному платью. – Долгое время она вообще не шевелилась, а теперь происходят изменения здесь. Её не видели в другой позе, но всё равно заметно становится, кроме неё здесь редко кто бывает ещё. На стенах постоянно увеличивается текст, например. Но в ней и самой есть изменения, я их чётко вижу, а вот другие нет.

– Вы остальным сказали это?

– Остальным? А мне всё равно никто не поверит. В неё словно жизнь начала возвращаться. Иногда, мне кажется, она разговаривает, хотя она даже не шевельнётся. Но я ничего не понимаю. Ладно, нам скоро уходить, попробуй прочесть хоть что-то, может быть, у тебя получится, – перевела тему разговора Кристина. Она подошла к Марианне и показала самое начало повествования и пояснила, что не совсем уверена в своих догадках.

 

0.2

– Хороший день, не так ли? – ткнула в бок локтем подруга Лилиадну. – И всё равно праздник удался на славу, даже при том, что утром был дождь.

– Да, пожалуй, ты права, – ответила она и схватила за руку подругу, тянув её вниз по склону берега.

Погода была и в самом деле изумительная. От утреннего дождя не осталось и следа, лишь маленькие пушистые облачка на небе. Цветы уже пестрили своими яркими красками, и по всему лугу разнёсся их дивный аромат, дополненный запахом праздничных костров. Вода была тёплая. Дети с радостными криками плескались недалеко от берега, родители следили за ними, не забывая и о том, что есть тоже нужно. Где-то собирались небольшие группы из подростков, откуда доносились песни под гитару с редкими остановками, чтобы отогнать собак от своих бутербродов.

Вдалеке прошла лодка, спугнув чаек.

– Катя, ты уверена, что взяла воду? – спросила Лилиадна, ища бутылку в пакете.

– Конечно, да, – ответила ей Катя. – Чтобы я? Да не взяла?

Лилиадна села на покрывало и подняла глаза на небо, ожидая обещанного воздушного представления. Катя достала бутылку из полотенца и фыркнула, что специально убрала её так, чтобы вода не успела согреться, пока они дойдут, тем более, скоро должны были подойти ещё ребята. Девочки начали обсуждать планы на будущее.

– Вот скажи, зачем ты пошла на строителя, когда параллельно ходишь в театральный? – поудобнее устраиваясь на животе, поинтересовалась Катя.

– Мне просто интересно, тем более это всегда понадобится дома. А ты зачем тогда пошла? Ведь так мы вряд ли бы стали подругами, если бы ты не попала в нашу группу.

– Ну, я не знаю. Всё же мне тоже это пригодится… – отрывая лепестки ромашки, сказала Катя. – К чёрту пошлёт, замуж возьмёт… Любит… Интересно это точно так? Эх ты, Ромка, чем ты так мне понравился? И всё-таки мне нравится моя профессия, – снова резко она вернулась к теме разговора. – Честно сказать, мне хочется открыть свою фирму, например, связанную с ремонтами.

– Если откроешь, не забудь про меня, – улыбнулась Лилиадна. – Вон идут, – указала пальцем на приближающихся друзей и тут же, вспомнив, что так не делается, прикусила палец. Попытка родителей отучить своё чадо путём “плохая примета” не принесла желаемого результата. Отвлекла она подругу от очередного цветка.

К ним подошли ещё несколько человек, с которыми девушки договаривались встретиться. Несколько однокашников и девушка из параллельной группы присоединись как раз перед самым воздушным представлением, которое действительно придало всем праздничное настроение, заставив забыть о завтрашнем рабочем дне.

– Что-то не так, – сказала Лилиадна, чувствуя сильное беспокойство. – Что-то случится…

– Да что такое? Все самолеты проверены. Не будет ни аварии, ничего… Но только если драка какая-нибудь, – решил подбодрить кто-то из группы, зная Лилиадну.

На горизонте начали появляться облака, они быстро затягивали небо, становились тяжелыми, угрожая грозой. Дети уже вышли из воды, родители собрали все вещи, чтобы уйти домой. Самолёты уже исчезли из виду.

Поднявшийся ветер начал усиливаться, образуя воронку в центре поля. В нём виднелась фигура человека, но она была нечёткой. Лилиадна пыталась рассмотреть хоть что-нибудь вокруг себя. Песок резал глаза. Начался дождь. Вдалеке кричали люди, видя, как рушатся их дома. Автомобили и тяжелые паровозы поднялись в воздух. Тучи стали рубиновыми и, казалось, что они уже слились с землёй, обливая её кровью.

Друзья Лилиадны упали, из них, как и из всего живого уходила жизнь, кроме самой Лилиадны. Человек, управляющий всем этим, подошёл к девушке, но она так и не смогла рассмотреть его. Она слышала последний крик, свой крик… перед исчезновением во тьму, в никуда.

 

– Лилиадна, – над ухом послышался беспокойный голос брата. Он сидел на кровати, обнимая свою маленькую сестрёнку. – У тебя опять был кошмар?

– Почему он мне снится? – со слезами произнесла девочка, обхватив тонкими ручками шею брата. – Саша, почему?

Лилиадна уже проснулась. Она чётко помнила свой сон. Ей вовсе не восемнадцать, а всего лишь пять лет. Она ещё в садик ходит и людей из сна даже не видела ни разу.

– Всё хорошо, это всего лишь сон, – повторил Саша. – Может, тогда ко мне ляжешь? Я не пущу к тебе злых бяк из сна, – улыбнулся он.

Александр очень любил свою сестрёнку. Ведь когда он впервые увидел её, ему уже было четырнадцать. Саша сам занимался воспитанием девочки. Он всегда беспокоился за неё, а теперь ещё больше: малышку постоянно мучает один и тот же сон, ему уже жутко становится от её криков по ночам, а самое страшным ему казалось то, что скоро он окончит учёбу и уйдёт служить в армию. Целых два года он не увидит её!

Саша взял сестрёнку на руки и перенёс на свою кровать, где она более-менее спала спокойно.

 

0.3

Наташа сидела на полу, убирая у своей куклы домик, чтобы ночью или утром великан дядя Фёдор не стоптал его.

Бабушка уже спала на кровати с другой стороны перегородки в доме, которую папа и её дядя закончили делать только этим днём. Они разбили дом на две части: кухня и прихожая, правда на кухне ещё была и спальня, отделенная шторкой. Наташа постоянно хотела вырезать из материала утёнка. Ей нравился рисунок, он был похож на героя из мультфильма, а его яркие краски постоянно были заляпаны пальчиками девочки, игравшей этими длинными занавесками.

Наташа накинула курточку и вышла во двор. Её папа уже закрыл ворота, а сам ушёл в баню, чтобы сполоснуться после тяжелого трудового дня. Девочка подняла голову и посмотрела на ночное небо, усыпленное множеством сверкающих бусин. Она протянула руку, словно пыталась достать одну из них, но ночь была жадной.

Девочка зашла в тень. Кто-то стоял там, но Наташа не испугалась, хотя её смутило чужое присутствие.

– Вам дядю Фёдора? – спросила она.

– Наташа, сколько раз мама тебе говорила «Не разговаривай с незнакомыми»? Почему ты всегда её не слушаешься? – спросил приятный мужской голос.

Мужчина вышел на свет. У него были светлые волосы, голубые глаза. Его одежда была для города, в деревне такую одевали очень редко, чтоб не испачкать или не испортить, и то только по важным мероприятиям.

– Много раз, – ответила Наташа на вопрос, а про свой забыла.

– Помнишь, на день рождения ты хотела, чтобы у тебя больше не болели ножки и из них не бежала кровь, когда ты падаешь? Добрая фея отправила меня, чтобы я вручил от неё подарок и попросила извиниться за опоздание, – нагнувшись к девочке, сказал мужчина.– Вот, это волшебная мазь. Ей мажут ранки и они заживают. – Он протянул маленькую стеклянную баночку с ленточкой для шеи. – Но если кто-то узнает что это, то она потеряет волшебную силу. Никому не говори.

– Наташенька, что ты здесь делаешь? Не замерзла? – спросил её папа.

Девочка оглянулась, а гость уже исчез. Волшебник, подумала она.

– Тебя жду.

 

Продолжение >>

Запись опубликована в рубрике Ориджиналы, Фантазии. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *