Очередной день вновь ничем не отличался

Название: Очередной день вновь ничем не отличался
Автор: Лилиадна
Бета: Schera
Фэндом: ориджинал (Город снов)
Жанры и предупреждения: мистика, слэш
Рейтинг (возвратное ограничение): R (18+)
Размер: 3103 слов; мини
Описание: Очередной день ничем не отличался. Сестра опять где-то в своём мире, её бывший ухажёр опять требует внимания от брата. Но есть и отличия, бросающиеся в глаза только дома.
Размещение: на ли.ру
Последнее редактирование: нет

Очередной день вновь ничем не отличался. Сестра опять забыла о свидании, засев за компьютер. У брата же очередное увольнение. Разница всего лишь в год, но… Ему двадцать, среднее профессиональное образование и с десяток мест работы за плечами. Ей почти двадцать два, у неё стабильный заработок и подано заявление в ЗАГС. Он с лёгкостью заводит новых знакомых, знает психологию, да и руки, как говорят многие, – золотые. Она замкнутая, почти все деньги тратит на компьютер и игры из серии The Sims, как и время; безответственная хозяйка по дому, отчего к ней страшно зайти, и отношения она строит как сим – нравится тот, кто больше уделяет внимания, правда, сама зачастую этого не делает, мотивируя, что у неё «маленькое общение». Если бы не паспорт, все бы уж давно забыли, что зовут её Мария, а не Неакрис, как она представляется на форумах, посвящённых её увлечению.

– Больше не будет протекать, но если ты хотя бы изредка не будешь сама следить, то скоро весь дом развалишь по кусочкам. Сколько раз ты уже затопила соседей? – с каким-то раздражением спросил Андрей, вытирая руки влажными салфетками.

– Ну, раза три, может, больше, – отвечает она, так и не отрываясь от компьютера. – Ты хоть чай попил, прежде чем уходить?

– А у тебя есть с чем? – усмехнулся собеседник, проверяя не измялась ли ветровка из-за того, что пришлось её бросить при входе в квартиру и бежать прямиком к топящей сантехнике.

– Где-то были сухарики и чипсы.

– Поплывёшь от них. У тебя даже в кастрюле доширак…

– Ну, у меня сегодня романтический ужин в ресторане, так что я не стала утруждаться готовкой.

– Да ты никогда не утруждала себя домашними делами, да и за временем следить тоже – уже два часа как ты там должна быть.

Очередной день ничем не отличался. Как обычно у подъезда торчал бывший ухажёр Неакрис. Озабоченный сталкер. Только не её, а брата. Большинство её бойфрендов быстро переключались на Андрея, но, как правило, надолго не хватало. В этом обществе два человека одного пола – аморальность, извращённость и подобное. От чего и не выходит задержаться долго на одной работе. Судя по всему, его опять бросила очередная подружка, иначе бы не появился. Вопрос Маши всё ли у них в порядке не совсем к месту, потому что быть в порядке рядом с ним – могло быть только у неё: сестре всегда были по барабану преследования этого типа. Единственный способ от него отвязаться – дать, чего хочет.

В итоге вернуться домой Андрею удалось лишь к вечеру. К себе домой, почти в пустую квартиру, но зато чистую. Просто недавно был закончен ремонт, на время оного почти всё было вынесено, что на помойку, а что на склад.

В коридоре встретила стиральная машина-автомат. Ремонту не принадлежит, но зачем-то её вернули. Так-то её надо выбросить, но руки не доходят, да и тумбочки пока нет. Молодой хозяин даже специально поставил под зеркало…

Моргание и протирание глаз не помогло, выключение и включение света обратно – тоже. В стеклянной поверхности было незнакомое лицо. Нет, оно знакомое, но бледное. Ужасно бледное. У Андрея даже к весне такого не бывает, а учитывая, что сейчас осень, то кожа должна быть чуть ли не шоколадного цвета. Под глазами отёки, а волосы… Что с волосами-то? Почему они такие длинные? Если это только галлюцинация, то ведь когда хватаешься за голову, не чувствуешь, что волосы и в самом деле длинные?..

Здоровый образ жизни и сон в прихожей несовместимы. Всё тело ломит, шея вообще не поворачивается, самочувствие настолько паршивое, что хочется покинуть этот бренный мир. Только не сейчас, а после того, как выяснится, чьи это шутки. Перед тем, как вернуться домой был у сестры, потом… Потом какой-то ублюдок… Какой-то…

 

– Милый, с тобой всё хорошо?

Мать Андрея (и Машки) – золотая женщина (и он уверен, что руки достались именно от неё). Как дети появились на свет, всё своё внимание уделяла им. Она добрая, мягкая, нежная, заботливая, при этом строгая и требовательная. Она накажет за провинность и похвалит за заслугу. Она поможет, если попросишь, и не будет навязывать свою помощь при отказе. Она не будет мучить нравоучениями, а просто даст совет, предоставив выбор именно им. Про неё можно сказать ещё сотню «Она…», потому что для Андрея она – идеальная женщина. Может привести сотни, а то и тысячи аргументов её положительных качеств, но есть то, что в ней раздражает: она винит себя в том, что у сына нет сексуального влечения к противоположному полу, и в том, что дочь погрязла в компьютерном симуляторе жизни, забыв о реальности. В этом абсолютно нет её вины, а она продолжает корить себя, хоть, и не признаёт это. Но родные дети же видят.

– Милый?.. Опять какие-то проблемы?

– Нет. Почему ты так решила?

– Ты в последнее время растерянный. Если очередной любовник… Извини конечно, но все мужики – козлы, а бабы – стервы…

– Мам, козлы козлами, но…

– Но я ж не баба. – Она всегда смеётся, когда пытается выйти из неловкой ситуации. Всегда смеётся, когда хочется плакать. – Да и ты у меня на мужика не тянешь. Мужчина – это да, и спорить тут бесполезно, но мужик? – Вот теперь она действительно смеётся от души, а он вместе с ней, потому что знает её понимание различий между мужиком и мужчиной.

Отец – вечно занятой человек, так что семья его видит от силы раз десять в год. Наверное. Поэтому понятие, каким должен быть мужчина, заложено этой святой женщиной. Всё же это не её вина, что сын – гей. Он мог запросто где-то не так понять. Может, сказывается то, что отца в детстве не видел, и полного прототипа не было, да и всё же хочется внимания. Или же это вообще заложено природой. А природа – это гены.

“Не удивлюсь, если выяснится, что отец сам изменяет матери с каким-нибудь мальчишкой, но если это так, то собственноручно убью: у меня нет к нему особо родственных чувств, но вот увидеть разбитой мать я точно не смогу. Тем более я знаю, как она ему доверяет и ждёт его. И я когда-то тоже ждал, и Машка, но потом нам надоело”.

И огорчить её тем, что какие-то проблемы со здоровьем, Андрей тоже не может. Думает, что просто в последнее время перенервничал, от того и забывает что-нибудь, и становится рассеянным. Или же не стоило есть у чуткой Неакрис её злосчастные полуфабрикаты с сомнительной годностью – она ведь никогда не удосужится проверить не просрочено ли.

 

Кто-то тащит домой кошек, собак и прочих зверюшек. А вот Андрей – выброшенные игрушки. Смотрится это весьма нелепо. Старая кукла, ей лет десять – сейчас таких не выпускают. Обычная внешность для создания, побывавшего в руках юного стилиста: волосы на половину выдраны, разукрашенное шариковой ручкой лицо, обрезанные на половину пальцы. И вот с этим сокровищем, завернутым в носовой платок, он идёт домой, отмывать её и, как бы это смешно не звучало, кормить.

Посадив куклу в раковине под струю тёплой воды, парень ищет старую деревянную кроватку, кукольный сервис, сохранившиеся с детства сестры, какую-нибудь из своих маек, чтобы сделать из неё постель, по пути захватывает суп с подоконника. Это ж надо было оставить его там, забыв убрать в холодильник. Но прошло не много времени, так что суп не прокис. Да и после доширака сестры – это уже не так страшно.

Андрей многое помнит, но провалы в памяти тоже немалые, да вот разве был таким ворчуном? И когда появилась привычка бурчать себе под нос? Одно дело разговаривать или напевать.

“Чувствую себя стариком. В свои-то годы…”

Суп закипел. Не пенится, значит – не прокис. Нет посторонних ни вкуса, ни запаха. Накладывает себе в тарелку, немного в игрушечную, ставит перед куклой и протягивает ей маленькую ложечку:

– Будешь есть?

Парня опять передёрнуло. Передёрнуло то ли от страха, то ли осознания, как это должно быть больно этим бедолагам. Нарисованные глаза закрылись и открылись с затуманенным взглядом. Рука с покоцанными пальцами вытянулась вперёд, пытаясь ухватиться за ложку.

– И кто ж тебя так? – интересуется хозяин, глядя на беспомощные попытки гостьи взять инструмент. Старание Андрея помочь взять удобнее уменьшенный столовый интрумент тоже не дало результата, в итоге кормит её сам. Вот чего-чего, а испытывать потребность в детях этот парень вряд ли будет с такими-то талантами.

Ей ещё и губы разрезали. Сейчас это отчётливо видно. С такими успехами она ещё долго не заговорит, если у неё вообще после такого язык есть. Но аппетит имеется точно.

Вообще всё это началось в детстве, когда сестра усадила чаёвничать мальчишку вместе с её игрушками. Оказалось, ему нельзя кормить игрушки ни всерьёз, ни в шутку. Но с другой стороны, даже сейчас, когда они все живут по раздельности, матери не так скучно, и ей есть с кем о своих чадах поговорить и вспомнить былое. Конечно, это доставляет проблемы – нельзя, чтобы их кто-то видел. Хотя первое время брата с сестрой это очень огорчало, они обижались, злились, теперь-то всё иначе.

Но за долгие годы это первая игрушка. Дома у него их нет, всё же взрослый здоровый человек. Ну, почти взрослый. По крайней мере, в сексуальном плане всё в порядке.

– Не против, если буду звать тебя Найдой? – Наверное, она появилась в этом доме из-за ощущения одиночества, которое всё чаще посещает хозяина.

 

Утро началось, мягко говоря, паршиво. Провалявшись всю ночь перед телевизором, где один за другим шли фильмы про вампиров, да и поход в гости к сестре на днях, опять засевшей в своих ненаглядных симсах (в этот раз запустила вторых, чтобы поиграть вампирами), Андрей увидел лишь сумбурный сон о кровопийце, но надо признать, что был он ого-го-го. Не успел посмеяться над воспоминанием о выходе этого чуда из гроба, что предвещало приятное время провождения для души и тела, как заверещал телефон, напугав и парня, и вчерашнего найдёныша. Она начала чуть ли не в буквальном смысле летать по комнате, пытаясь где-нибудь спрятаться от пронзительного звука. Надо будет сменить мелодию, а то если зазвонит во время сна, уже не проснёшься. Да вот только найти бы его для начала, особенно когда эта перепуганная маленькая девушка (а по уму ребёнок) путается под ногами и пытается зацепиться на штанину в поисках защиты.

Телефон нашёлся ещё при вызове. Имя, которое высвечивалось на дисплее, опять ни о чём не говорило. А ведь раньше знал множества народа, их вкусы, интересы, адреса, телефоны, «аськи», теперь же Андрей не узнаёт одного за другим. И не удивительно, что этот Игорь сейчас в буквальном смысле истерит в трубку, а потом швыряет её, не дав даже вставить слова. Да и сказать-то всё равно нечего.

Утро уже конкретно испорчено, но Андрей сам решает, кто смеётся последним. Зарядка, душ, завтрак. Всё это время Найда была его хвостиком, повторяя за ним действия. Пока он занимал ванную, она плескалась в раковине и даже успела разреветься оттого, что мыло попало в глаза и начало щипать. Надо будет купить детский шампунь. А ведь первые оживлённые игрушки просто начинали двигаться.

Завтракала она уже самостоятельно, научившись работать своими короткими пальчиками. Ещё чуть-чуть и начнёт требовать одежду, косметику, партнёра… Но пока она совсем как маленький ребёнок: то ревёт, то смеётся, измазавшись в растаявшем шоколаде. И наблюдать за ней интересно. Вот только теперь вопрос: как выходить из квартиры и приводить кого-то в неё?

– Ох, Найда. Неужто и в самом деле все девочки проходят через это? – смеётся парень над ней, видя её попытки подражать и в туалете. Если так пойдёт и дальше, то это будет что-то из ряда вон выходящее.

Если считать её ребёнком, забыв о том, что когда-то это была кукла Виктория, не сильно отличающаяся от своих сестёр Барби, но более реалистичная в своё время, с неудавшимися косметическими процедурами, она по-своему мила. И судя по всему, ещё и оптимистка – жизнерадостное, любопытное существо, постепенно начинающее лепетать о чём-то своём.

Дитё и папаша. Оба хороши.

 

Жизнь подтвердила догадку, что пока Андрей будет бегать по больницам, Найде будет тяжело. И это ещё оказалось больше пустой тратой времени (не говоря уже о бедных нервах девочки), чем пользой – ничего не нашли, предположив, что кто-то приложил по голове, тем более шишка была хорошая. Но стало немного спокойнее жить, тем более не скрывать от семьи. Да и скроешь от неё разве?

 

– Значит, ты всё ещё дуешься на меня из-за того, что я закрыл твоих питомцев в старом аквариуме и забыл пару раз покормить?

– Дуешься? Да ты вообще кто такой?

– Всё же дуешься, – сделал незнакомец вывод.

Ещё один.

Быть общительным оказалось с одной стороны не так хорошо. Стоило Андрею выпасть из жизни, как начался вынос мозгов то одним, то другим, то третьим. Всем что-то успел наобещать. Кроме матери никто не спросил, не заболел ли? Или все озлобились, что осень, и тестостерон прёт во всё щели?

– Эй, привет, – он присел на корточки и помахал рукой выглядывающей из-за непонимающего ничего хозяина квартиры Найде. – Боишься?

– А ей бежать обниматься?

– Ей нет, а вот ты мог бы, – усмехнулся нежданный гость.

Вопрос о том, как вошёл, быстро отпал. Ключи у него были и, видимо, из рук самого Андрея. Он плохо помнит, но что-то смутно начало пробиваться. В том числе и ругань из-за оживших игрушек. Ну да, оживших при нём нескольких игрушек по пьяни, но вскоре парня уже откачивали в больнице – аллергическая реакция. Единственный раз в жизни выпил и тут же на больничную койку. Потом что-то было ещё. Но от мелькнувшей ухмылки гостя начали всплывать отрывки из сна про вампира. Он же стоит, только волосы обстрижены и не разлохмачены.

– Найда, это тот самый дядя-вампир.

От удара по голове у юноши появились проблемы не только с памятью, но и с рассудком – Найда теперь не кукла, а часть семьи, маленький ребёнок, который постепенно осознаёт собственное «Я». Поэтому Андрей считает должным представить ей того, чьего имени не помнит и даже не может различить, что сон, а что правда.

 

“Что будет, если оживить дракона?”

“Что будет, если оживить фею или русалку?”

“Насколько долго продержусь на этой работе?”

“Что будет, если по неосторожности оживлю какую-нибудь статуэтку у сотрудника (у девушек этого добра на столах навалом)?”

“Какова будет реакция отца, когда он узнает обо мне? Мне очень хочется увидеть лицо отца, ведь он столько всего пропустил в жизни своей семьи”.

Ещё его интересовало, как вышло так, что теперь в этой квартире живёт и Малькольм. Сложившаяся ситуация… Она напоминает обычную семью. Два родителя, для которых головная боль, куда деть ребёнка, когда оба работают (и плевать всем, что вместо матери ещё один отец), поэтому оставляют у бабушки, которая во внучке души не чает, пусть она всего тридцать сантиметров и с фигурой взрослой женщины. Ожидание, пока уснёт ребёнок, чтобы уделить друг другу полноценное внимание. Пререкания по поводу неопущенной крышки унитаза, куда вечно лезут Найда с котятами и щенятами, принесённые от Малькольма, неготового обеда, невынесенного мусора и очередной глупости повседневной жизни. Маленькие радости от длинных предложений чада, от нового трюка животного, весёлые новости от «супруга». Обычная семья, но то же самое нельзя сказать о её членах.

– Если сегодня опять поцарапаешь, ногти повырываю.

Между сном о Малькольме-вампире и Малькольме грань всё меньше и меньше. Если с его привычкой кусаться можно смириться, то с ссадинами уже нет. У Андрея есть мазохистские склонности, но когда Малькольм оставляет следы на видных местах, появляются дополнительные проблемы с работой. Сколько не проходит времени, с памятью всё не налаживается, наоборот, порой и становится только хуже, а врачи продолжают разводить руками. И когда терпению приходит конец, на сцену выходит Малькольм со своими гениальными способами отвлечься.

“Тоже мне открыл Америку…”

Но заставить обо всём забыть ему точно удаётся. Оба знают, что Андрей ворчит каждый раз, когда его кусают, и знают, что укусы доставляют не мало удовольствия, но именно это и есть причина высказываний. Андрей противоречит, потому что хочет держать ситуацию в своих руках, а когда теряет голову, этого, конечно, не выходит. Правда, обычно теряют голову оба где-то в объятиях, поцелуях и ласках, перетекающих всё в более откровенные и открытые проявления уже больше, чем просто интереса.

И всё же он опять разодрал кожу. Попавший пот щиплет, но уже не до болячек. Привкус  и запах крови глушит остатки разума…

 

***

Малькольм сидел рядом с потерявшим сознание любовником.

Сейчас он уже пожалел, что попросил помощи у Вакона, который опять ворчал, что Малькольм никак не может научиться контролировать себя и вечно доставляет окружающим проблемы.

– Ты думаешь, что вообще делаешь? Вот любой, кто увидит его, подумает, что он наркоман… Хотя, вы оба такие, – вздохнул он, пытаясь перебороть собственные воспоминания о состоянии, в котором сейчас находится любовник Малькольма.

Они не были связаны никогда любовными узами, но Вакон прекрасно знал, через что проходит мальчишка – это же его заставила пережить сестра Малькольма.

– Что ты, что твоя сестра ломаете жизнь другим, лишь бы убить собственное одиночество.

– Кретин, – раздалось за спиной Вакона.

В двери стояла Кадма. Обычно именно она помогала брату привести в сознание парня и более-менее восстановить его состояние и память, насколько это было возможно на этом этапе. Хоть ей и было на вид лет десять-одиннадцать, она была куда опытнее. Пережила многое и знала немалое, умела пользоваться своим опытом. Но услышанное было из ряда того, с чем ей не приходилось сталкиваться.

Девочка прикусила нижнюю губу, пытаясь сдержать слёзы, чувствуя, как внутри всё разрывается. Она исчезла так же неожиданно, как и появилась, оставив в комнате лишь ощущение отчаянья и горя.

– Сколько лет вы знакомы? – спросил Мальком, глядя с укоризной на названного зятя. – Десять? Двадцать или же вообще за тридцать? Пора бы было понять, что если бы Кадма просто искала себе компаньона, то не возилась бы с тобой и не поднимала на ноги, вытаскивая тебя с инвалидной коляски и не позволяя наблюдавшим врачам сделать из тебя подопытного кролика.

Малькольм провёл рукой по лицу любовника, убирая в сторону прилипшие волосы. В глазах постепенно проявлялось осознание. Ещё немного и он придёт в себя, пытаясь вновь пересказать смешанные ощущения приятного и в то же время пугающего.

– Твой мальчишка не то, что на грани сумасшествия, а на грани смерти, – огрызнулся Вакон, покидая квартиру.

 

***

Солнце во всю светит. Немного режет глаза.

Кадма сидела в тени на скамейке и любовалась радугой в брызгах фонтана. Они помирились с Ваконом, а потом предались воспоминаниям. Он опять смущался при разговоре. Теперь этот парень не задавался вопросом, почему Кадма не взрослеет, а порой даже жалел об этом, понимая, что его спутнице не дано узнать, что значит быть женщиной, насколько бы морально она не была взрослой.

– Держи. – Андрей протягивает ей рожок её любимого мороженного.

Найда высунулась из рюкзака девочки, услышав голос отца, и засияла от радости, когда девочка поднесла сливочное лакомство.

Они редко бывают на прогулках, но когда Кадма с ними, не возникает проблем с тем, чтобы захватить с собой и Найду.

– Спасибо. Как твоя память? – с неожиданным детским любопытством интересуется девочка, кормящая куклу. У прохожих это вызвало умиление, не только у Андрея. Она действительно знает, как выжить в этом мире.

– Почти всё восстановилось. Мог бы и почаще говорить, что провалы из-за вас, – отвечает с улыбкой. Малькольм говорил это и не раз, но только в моменты, когда сознание начинало плыть.

– Поверь мне, это бесполезно. В худшем случае, ты бы не позволил продолжить, а тогда, чем чёрти не шутит, того и гляди оказался бы уже закопанным на полтора метра.

– Ненавижу, когда температура держится больше двадцати, начинаю чувствовать себя уткой в духовке. – Малькольм редко ворчит, но в такие моменты он просто неподражаем.

Андрей знает, что вокруг много народу, которые не приемлют подобных отношений, знает, что подошедшая мать вздохнёт со словами, что сына опять уволят, знает, что Неакрис подавилась чипсами, знает, что Вакон уже замахнулся, чтобы врезать обоим, знает всё это, и всё равно хочет показать, что «эта утка в духовке» принадлежит ему. И знает, что жизнь только начинается.

Запись опубликована в рубрике Город Снов, Слэш, Фантазии. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *