Игрушка

Всё же выложила рассказ, что писала, так и не придумав нормального названия. Обозвала “Игрушка”, но ничего больше в голову не пришло.

Название: Игрушка
Автор: Лилиадна
Бета: Артём К.; Schera
Фэндом: ориджинал (Город снов)
Жанры и предупреждения: мистика, слэш
Рейтинг (возвратное ограничение): R (18+)
Размер: 3173 слова; мини
Описание: Коротко о чём, вернее о ком. О девушке, которой на всё плевать: на родню, на обязанности и даже на собственную жизнь – убьют так убьют, нет – ну и пофиг, ей «нет дела до тела», которое и используют как хотят…
Размещение: нет
Последнее редактирование:  2014-09-13 замена с первого лица на третье, вычитка

Яркое розовое кружевное платье, пусть и не нравятся розовый и кружева. Косметика на коже, стирающая всё естественное, пусть и не нравится косметика. Длинные кружевные синтетические гольфы, пусть и не нравятся синтетика. Розовые туфли на длинном каблуке, пусть и не нравятся шпильки… Она сошла с ума, позволив сделать из себя элитную шлюху…

Они редко выбирались на природу всей семьёй. А семья очень большая. Была. До того, как выбрались на природу. Илона, мать, сестра, отец, дяди, тёти и их дети. В общем, человек двадцать-тридцать тогда набралось. Выехали шумной компанией на нескольких автомобилях ещё с утра пораньше. Девушка не любит спать в машине, от чего и пялилась в окно, глядя как ветер разрывал в клочья туман. А туман был густой и белый. Казалось, что в нём кто-то кроется. И вот этого «кто-то кроется» разглядеть и занимала большую часть времени поездки, только Илона и сама не заметила, как уснула. Во сне почему-то туман уже стал снегом и машину время от времени заносило. И почему-то вела её она (для сведения: права есть, но садиться за руль ненавидит). Сон почему-то вообще был сумбурный. Все показывало, что двигатель уже работает на максимум, а они ползли как черепахи в сугробах. А метель всё продолжалась…

Вырвали из сна уже на посту ГАИ, проверяющих сейчас всех и вся с усиленными темпами – в последнее время участились убийства, взрывы и прочие мелочи, схожие с терроризмом.

Илона улыбнулась инспектору (или кем он там был?), что-то там пролепетала в слабой попытке заигрывать, за что получила затрещину от дяди, мол, нефиг при детях играть во взрослую. Ну да, её не считали ребёнком, потому что уже девятнадцать, но и не считали взрослой из-за поведения. Поэтому вечно приходилось быть в роли няньки. Кстати о подопечных: они-то как раз уже и не дети. У мальчишек возраст, когда хочется подглядывать за девчонками в душе и получать кайф от просмотра порно. Девушка же никогда не считала должным ругаться по этому поводу, хоть и несколько раз сама поймала их за подглядыванием и приглашала протереть спинку, а то неудобно самой-то, но на этом всё заканчивалось, если не считать порно, которое они доставали именно через Илону. Пусть любуются, может, чему научатся, чтобы девчонок калеками не делать. А девчонки во всю флиртовали с парнями, а потом по ночам ревели в подушки, жалуясь на то, что они все козлы и всё что им нужно – лишь секс. Как им объяснить, что не все парни козлы, просто они сами выбирают однотипных? Послушать их, конечно, можно. Похвалить за страдальческий стишок, что-то сказать в поддержку… Няня из Илоны никудышная – на всё смотрела сквозь пальцы. Но именно поэтому, против её кандидатуры ничего не было предъявлено, как перед предыдущими, которых пытались нанять мамочки и папочки, забыв о том, что у них не такие уж и дети. Илоне было плевать на окружающих, но почему-то чем больше она на них плевала, тем больше росло доверие к ней. Поэтому девушка знала секреты многих членов семьи.

Так-то Илона с семьёй живут в частном секторе. Все они. И их дом можно назвать усадьбой, замком или ещё чем-то. Ну, понятно, же что двух комнат на такую ораву не хватит. Первоначально строить начали совместно, дабы сэкономить, да и потом многие мужчины начали работать вахтами и командировками, а за детьми присматривать тоже надо – опять одно, другое, третье, что нашли экономичнее. А сейчас как-то все сдружились и разъезжаться не хочется – тяжёлые времена сплачивают, видимо.

И вот вся эта семейка каким-то невероятным образом решила съездить на базу отдыха за городом. И даже не только за городом, но и ещё за каким-то посёлком городского типа. При въезде документы проверяли долго, делая запрос. Вот оно – жить в закрытом секторе.

Но въезд в родной городишко смотрится очень даже симпатично. Этакая арка, якобы сделанная из кирпича. На самом деле стены тут куда крепче, везде сигнализация, камеры и прочие предосторожности. Но всё же сделано красиво.

Если честно, Илона не совсем понимала причину того, почему город ограждён от всего мира. Даже в интернете на картах спутников не было его – просто размытое пятно или природа, какой она была бы без города. Ну а сам город носил обычное, простенькое название (которое повторяется в этом же районе раз двадцать) Иваново. Смех да и только, но куда деваться?

Илона опять улыбнулась мужчине, переводящего пристальный взгляд то на неё, то на фото в паспорте.

– Постриглась я. Перекрасилась ещё, – вздохнула и достала очки. – Так похожа?

Да, постриглась, но не красилась. За месяцы возни в огороде на солнце волосы выгорели и приобрели весьма забавный фиолетовый оттенок. Да и учитывая, что на фото ей всего около четырнадцати, за шесть лет измениться можно сильно. Мужчина пробурчал, потребовав и справку. Ну да, справки приходится делать каждый раз всем, кто изменил кардинально внешность – опять какая-то идиотская предосторожность. Страж порядка поворчал, что с этой бумаги и надо было начинать, не маленькая же. Может Илона и не маленькая, но за городом впервые.

И потому что она впервые за пределом своего, ей интересно рассматривать всё, что мелькает за окном. Это куда увлекательнее, чем слушать мальчишек и девчонок, обсуждающих стражей, и дядю с багровым лицом от услышанных реплик. Они не дети. Уже не дети, так почему никто не хочет замечать этого?

Илоне пофиг о чём они говорят. И этот пофигизм – единственное, что раздражает её. Девушка знала, что так быть не должно. Даже заинтересованность заоконными пейзажами, навязанная самой себе, уже достала. Как-то тётка на могиле у бабушки, сказала: “Мам, видимо, этот ребёнок унаследовал твой характер…”. Женщина похлопала по плечу, зная, что племяннице дела нет до каких-то традицией, и пришла она сюда, только из-за того, что выперли из дома за компанию, да и мёртвых порой навещать надо. А толку навещать, если Илона никого из них не знает? Может, и в самом деле характер такой.

А туман всё так же клубился, но уже не столь густой и не столь рванный, как на берегу реки, окружающей родной, но безразличный город Иваново. Дома здесь какие-то блеклые и скучные, почти все однотипные. Это там, в Иваново, словно куча разных времён. Пусть и молодой, но архитекторы позабавились. Городу даже тоже посчастливилось с тем, что дороги проложили там где люди ходят, а не там, где хотели дизайнеры, правда, для этого пришлось пару годиков таскаться по грязи. Зато теперь нет вытоптанных газонов как тут и в тех местах, что часто показывают по телевизору.

К обеду, они наконец-то добрались к месту отдыха. Пока одни улаживали проблемы с ночёвкой, другие занялись готовкой. Илона не особо любит шашлыки, поэтому возилась с пюре для шашлымы. Рецептов и для того, и для другого море, но ей нравилось, как готовят их именно в её семье – покупные особо не радовали, порой доходило до того, что говорила, что зря тратила деньги – хоть какое-то проявление эмоций…

Взрослые отдельно, дети отдельно. Хоть и все дети почти одного возраста. Подумать только, куда смотрят родители, полагаясь на Илону? Они думают, что она будет противостоять играм в бутылочку и прочей ерунде на пьяную голову? Да нет, конечно. Просто посидит в сторонке, может быть, послушает, о чём они будут болтать. Возможно, опять узнает пару секретов – кто с кем и когда. Хотя, у них на лице всё написано. Эта семейка чокнутая, раз инцест в ней в порядке вещей.

– Ты будешь с нами играть или как? – наваливаясь на неё всем телом, выпалила двоюродная сестра. Да уж, от Ани пивом разит как от бочки.

– Делать мне больше нечего?

– А тебе есть что делать? – рассмеялась сестра.

– Да вот смотрю, как какие-то полупрозрачные особи витают здесь.

– Та-а-ак, тебе больше не наливать, а то и зелёных человечков увидишь, – не могла успокоиться Аня. – Пошли играть, – она слезла со спины и потянула за руку. – Эй, нам скучно без тебя!

Зелёных человечков Илона не видела ни разу. В принципе она и не пила так, как детвора, повешенная на шею. Но вот эти размытые образы непонятных животных девушка видела и раньше. Впервые так же чётко их увидела пару лет назад на пляже и до полусмерти перепугалась. Наверное, это было последним, что соизволила породить её эмоциональность, а потом тихонечко свалила, пока все суетились, что же перепугало девчонку.

Вот самое веселье, если так можно сказать, началось утром. Её сестрёнка притащила всех на мост. Откуда маленькая засранка узнала это место, в общем-то допытываться никто не стал. Дурное предчувствие, на которое всем наплевать – все любуются застарелыми зданиями, утопающими в густом тумане. Это лето богато на такие туманы, что отойти на пару шагов и уже теряешься. Ёжики в тумане, вот ведь. Внизу вода время от времени бьётся о берег. Илона перевалилась через бордюр по краю моста, пытаясь рассмотреть это, но всё что увидела – это лишь копошащиеся призрачные твари. Они явно чем-то обеспокоены.

Вдалеке послышалось приближение машины. Даже машин. Все собрались по одну сторону, старясь сойти с дороги (и кого только носит по этой развалине?) и не сорваться вниз.

А вот дальше туман скрыл всё. Причём не туман того места, а сознания. Первой упала сестра, потом ещё кто-то. В общем, выбрались из этой переделки единицы. Причём ни одного взрослого. Надо было уехать отсюда как можно скорее. Илона попыталась воспроизвести в памяти номера чёрных лимузинов, но туман есть туман. Денис продиктовал цифры и буквы, что запомнил. Даже сам предложил вести всех. Хоть и прав у него нет, но в отличие от Илоны он лучше управлял машиной. Им хотя бы выбраться отсюда, а дальше что-нибудь придумают. Однако придумывать всё пришлось на сторожевом посту. Хоть Илона сама и не видела лиц в машине, зато их видела та тварь, что впилась больно в ногу, от этого она и свалилась, подставив под удар сестру. Эта зараза всё ещё висела на ноге, от чего Илона почти не чувствовала её.

Те люди якобы связались с правоохранительными органами, а потом пригласили во внутренний двор, где наконец-то эта штука отлипла от ноги. Кажется, это какая-то пиявка. Хоть её другие и не видели, зато синяк, оставленный ею, видели все. Денис тащил Илону практически на себе, пока та боролась с прицепившимся существом. Тело ныло. Кузены и кузины всё доканывали, что что-то не так. Илона и сама знала. Знала, что что-то не так, но всё равно уснула там же. После перекуса. Отравят, так отравят – плевать на это. Она выжила чисто случайно.

Но, судя по всему, не все были того же мнения. Через пару часов надоедливые родственники болтались по двору, пиная всё, что попадёт под ногу, от чего получили выговор, Илона же сидела на крыльце у той комнаты, где их поселили, пытаясь увидеть этих тварей. Обычно они повсюду, но тут ни одной нет, что даже странно. Мимо проскользнула девчонка в разодранном платье. Денис стал докапываться, что с ней произошло, бабник чёртов. Его отношением заразились и остальные, так и не прикоснувшись к еде. А Илона уже снова боролась с сонливостью. Может, пригрело солнце. А может, чего и подсыпали. Под сильной влиянием дремоты Илоне уже было плевать на причину.

***

Голова раскалывалась, во рту словно воевали кошки. Всё тело ныло после катания по склону. Вокруг было шумно. Все суетились, бегали по указаниям, раздающимся из-за поворота.

Девушка. Немного выше Илоны. Кожа смуглая, кажется, она даже мулатка, но черты лица как-то больше характерны для европейцев и азиатов, а волосы прямые, сами по себе. Может быть, и в последнем Илона ошибалась.

– Ты чего стоишь там? – заметила она девушку.

– Простите, – непроизвольно вырвалось у той. – Но…

– Но?.. – усмехнулась девушка, спустившись вниз и поравнялась со Илоной. – Ещё и перечишь. А ты забавная, как же тебя занесло к нам? – Она подняла подбородок пальцами и повернула лицо в сторону. – Мира, я забираю её у тебя.

– Ты охренела? – огрызнулась девушка, подошедшая к мулатке. – Мне самой народ позарез нужен.

– Твои люди – остолопы. Такой, как эта, не место среди них. – Девушка оторвала кусок и без того рваной юбки. – Ты ведь знаешь, что значат эти синяки. Таких день ото дня не сыщешь, так что забудь о ней.

– Хочешь сказать, что нашла более интересную игрушку? – усмехнулась Мира.

– Можно и так сказать.

– Не дёргайся так, – приказала мулатка, тут же назвав хорошей девочкой. – Это всего лишь солёная вода. Немного пощиплет, но снимет последствия от присосок, хотя синяк и останется на какое-то время. Если начнёт неметь тело, то сразу сообщи.

– Хорошо. Могу я узнать, где мои родственники?

– Сбежали при первой же возможности, – рассмеялась девушка. – От них толку мало будет всё равно. Да и ты стоишь всех своих родственников. Ты выглядишь мило, да ещё и присоски над тобой хорошо поработали – давно их начала видеть?

– Несколько лет назад.

Точнее Илона не могла ответить. Да и не хотела, но язык сам отвечал на все вопросы. Присутствие мулатки заставляет повиноваться даже против собственного желания. И это касается не только Илоны, но и остальных. За исключением Миры – она тоже власть держит в своих руках. Наверное, до сих пор как муравьи бегают туда-сюда. А ведь чуть не поддалась этому потоку.

– А если более точно?

– Чётко, года два назад, до этого не знаю.

– Оно и видно, что до этого, – усмехнулась девушка. – Физические ощущения у тебя остались, так что грех не использовать тебя.

***

Голова болит ещё сильнее. Теперь боли уже не прекращаются, а порой от них теряется сознание. Мира рычит на Илону каждый раз, когда та роняет что-то из вещей. Тяжело стоять на каблуках, на которых не привыкла, тяжело ходить на них, тем более так, чтобы привлекать внимание. Надо что-то делать с головокружениями. При этом надо умудриться не разозлить Фазилию, а она запросто начинает отчитывать и также запросто может поколотить. Больно, но никогда не оставит следов. Она обучает многих, и Илону за компанию, владению оружия и возне с детонаторами.

– Хватит скакать обеим! – разозлилась Мира. – Вы мне тут всё перевернёте.

– Извини, Мира, но твой шаткий склад – лучшее место для тренировки! – отозвалась Фазилия, делая жест следовать за ней.

Илона не знала, что происходило. Да и плевать хотела на это, просто делала то, что велено, молча о приступах головной боли. Мигрень – одна из женских болезней этого века. Набор упражнений, прописанный для неё лично и лично Фазилией, строго следившей за выполнением.

– Нашли её сбежавших родственников? – спросила девушка у соратников. Ей совсем нет дела, что Илона в этот момент рядом и пытается наложить макияж, чтобы выглядеть такой же куклой, как на глянцевых журналах.

– Нет, видимо, им удалось проскользнуть в город через другой вход. Не боишься при ней говорить о таких вещах?

– Нет, – усмехнулась мулатка, откидывая свои волосы назад. – Ей до них уже нет дела. Эти твари убили интерес ко всему окружающему.

– Такова цена ваших сил, ловкости, скорости и выносливости, – пожала плечами Мира, подходя ко Илоне. – Да кто так делает-то? Давай сюда, – она отобрала косметику и сама принялась выравнивать цвет кожи, а потом схватилась за причёску. – Чем этот стиль лолиты вам всем так нравится?

– Он ей идёт, – отреагировала Фазилия. – Но не готика – чёрный ужасен для неё, розовый намного приятнее, да и парням нравится, – указала она через плечо.

– А когда на кружевах и кровь, то вообще теряешь голову, – вздохнула Мира. – Тебе никогда раньше не говорили, что ты извращенка?

– Ты мне это уже говоришь не первый год. – Мулатка подошла к ним, привычным уже жестом подняла подбородок, повернула к себе, рассматривая макияж, повернула обратно к зеркалу. – Милая, тебе ведь нравится этот вид?

– Мне без разницы. – Илона не любила розовый, не любила синтетику, не понимала, зачем нужна косметика и длинные вечно ломающиеся в самый неподходящий момент каблуки. Но теперь это не имело никакой разницы.

– А чего тогда нос морщишь?

– Голова заболела.

– И часто она у тебя болит? – недоверчиво спросила Фазилия. – И как давно?

– Около месяца. Болит нечасто, обычно приступами.

– Как мы договаривались? – разозлилась девушка, готовясь в случае чего дать оплеуху. Наверное, сейчас ей мешало лишь то, что макияж уже полностью закончили, а восстанавливать его опять потребуется время.

– Если начнёт неметь тело. У меня и раньше болела голова, я никогда не обращала на это внимание.

– Да ты вообще ни на что не обращаешь внимания, – огрызнулась она, разворачивая к себе. – Послушай меня: я потратила не мало денег на тебя, так что не вздумай умирать раньше, чем расплачешься – с мёртвого долг не сымешь. Если до тебя не дошло, то это приказ.

Илона никак не могла понять, почему Фазилия злится из-за любой мелочи. Ей нравится надевать на новую игрушку подобные наряды, ей нравится таскать за собой попятам. Она вытренировала обращение с оружием, твердя, что тело само вспомнит. Оно и вспомнило. Тело помнит куда больше самой Илоны и часто действует по своему усмотрению. У самой же Илоны нет интереса ко многим действиям, она просто смотрит со стороны.

Вот смотрит, как она с Фазилей укладываем взрывчатку, как всё подготавливают к взрыву в нужный момент. Они знают расписание жизни многих людей, знают как припугнуть, как уговорить. Порой в ход пускают саму Илону. Фазилии нравится ошарашенное лицо тех, чьё слово она хочет услышать в свою поддержку, но ещё больше ей нравится вид Илоны после битвы. Может, поэтому она и заставляет использовать холодное оружие. Для большей убедительности она использует и взрыв, говоря, что в следующий раз он будет не где-то там и не при шофёре на стоянке, а намного ближе, стоит им лишь оступиться.

– Как ты можешь работать с такой?.. – злобно сверкая глазами, проводил мужчина них.

– Мне нет дела на кого работать и как.

Интонация Илоны его удивила. В последнее время она говорит более сухо, что всё сильнее пугает окружающих. Но в этот раз удивило и Фазилию. Она впихнула девчонку в машину и сама села за руль, прошипев, что та не имеет права предавать её. У Илоны не было и в мыслях. В них вообще мало что есть в последнее время.

***

– Что-то твоя игрушка стала дикой, – выругалась Мира, притащив Илону за шиворот к Фазилии. – Она запугала половину моих работниц – они теперь до смерти боятся прикасаться к платьям и украшениям. И ясно дело, что её боятся ещё больше. Ты же вроде у нас обещала её контролировать?

– Тогда у неё начнутся приступы, – отмахнулась мулатка, перебирая чертежи. – Головные боли появляются именно тогда, когда я пытаюсь подавить её. Видимо, она всё же начала восстанавливаться, как попала сюда – здесь этих тварей нет, в отличие от того, что за забором.

– Да, но за забором они не нападают на каждого.

– В первую очередь их жертвами ставится тот, кто их видит. Ты мне мешаешь работать – иди займись своими делами. Если она что-то переломала, то оплачу я.

– Ограбишь ювелирный магазин? Нет уж, спасибо, от такого добра добра не ищут. Сделай с ней что-нибудь, она начинает перечить начальству, – огрызнулась Мира, выходя из комнаты.

– Извини, – тихо прошептала Илона, всё ещё оставаясь в том же месте, где её бросила Мира.

– За что? За то, что приходишь в себя? – Фазилия подняла глаза на собеседницу.

– За неприятности.

– Просто ты стала много глупостей болтать, – улыбнулась она.

– И очень агрессивной, – дополнила Илона, не зная как самой реагировать на себя же.

Глупости она болтала с детства, но вот агрессивной никогда не была. Её всё ещё сложно разозлить чем-либо, но очень раздражает, когда начинают обсуждать Фазилию за её спиной. Да и найти её серьги среди тряпья тоже было неприятно. Илона не могла объяснить происходящее, однако со злости чуть не размазала бывшую одноклассницу, каким-то образом попавшую под власть Миры.

Мулатка сделала жест подойти к ней. Не сказать, что это приказ, но… Да нет, это совсем не приказ. Они остались только для публики. Их отношения изменились после того, как Илона в очередной перепугала до смерти богатого идиота, решившего позабавиться с девушкой в кровать. В последний раз Илона немного перегнула палку, но от одной мысли, что придётся делить постель с подобным ничтожеством, она приходила в ярость. Дело даже не в постели.

– Может, сменим цвет одежды на красный или белый? – улыбнулась Илона, наваливаясь на плечо Фазилии. – Я не люблю розовый… И шпильки тоже, – промурлыкала она, обнимая девушку и смотря, что за план на этот раз.

Плевать на многое. Живы ли кузены и кузины, что вообще произошло тогда. Плевать на многое, но не на эти отношения, вернувшие цвет и вкус в жизнь.

Запись опубликована в рубрике Город Снов, Фантазии, Фемслэш. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий