Лававорс. Глава 1

Мне нефиг делать, сижу и пишу опять новый рассказ.  в принципе связан с тем, что выкладывала, но события идут как бы параллельно^_^

Кому интересно, то читаем^_^

Название: Лававорс
Автор: Лилиадна
Соавтор: Bernkastell
Редактор: Артём К., JJay, Schera, Yoonoh
Фэндом: ориджинал (Хомагиум) + ShamanKing (альтернативный мир для персонажей) + Шаманы снова с вами или Шаман Кинг2 (фанф по аниме ShamanKing) + отголоски различных фэндомов
Жанры и предупреждения: джен, научное фентези, учебные заведения, имеется пара ж+ж (фемслеш)
Рейтинг (возвратное ограничение): R (16+)
Размер: ~10.000 слов
Описание: Так сложилось, что в этом мире есть школы, которые с детства ориентируют детей в каком-то направлении. Лававорс – одна из таких. Её основной ориентир – военное искусство, только вот привыкшие к средней школе дети уже давно воспринимают это обычной повседневностью: они даже не могут сказать есть ли у них дисциплина или жёсткие требования. Они просто живут своей жизнью: учатся, проходят практику, развлекаются в свободное время, спокойно относясь к тому, что кто-то исчезает и погибает…
Последнее редактирование: их было очень-очень-очень много, поэтому указывают только последнее – 2014-02-26. До этого были внесены новые герои и переразбиты группы (Ева изначально была вместе в компании Кассандры (не попадающие в эту компанию ученики – новые герои, как и учитель Сириус)). 2016-10-15 некоторые правки и исправление + изменение оформления

Насколько я понимаю, здесь возникли проблемы со скрытым тестом (многие просто не догадываются о его существовании), поэтому я его убираю, но добавляю страницы:

  • Страница 1 – Глава 1. Часть 1/4
  • Страница 2 – Глава 1. Часть 2/4
  • Страница 3 – Глава 1. Часть 3/4 [в процессе вычитки]
  • Страница 4 – Глава 1. Часть 4/4 [в процессе вычитки]
  • Продолжение>> Глава 2 [в процессе вычитки]

 

Глава 1

1.1

– Хммм, – раздалось за спиной.

Хранительница даже бы не обратила внимания на задумчивую гостью, если бы не почувствовала на себе её пристальный взгляд. Всё-таки гости здесь всегда были и будут, обычно сюда «забегают» разные авторы, которые просто мимолётно вылавливают интересующую их информацию о мире и исчезают, даже не успев понять, что, собственно, произошло. Писатели, поэты, музыканты, художники и скульпторы – они настолько привычны здесь, что никто из служащих просто не смотрит на эти мелькающие тени. Иногда тут бывают Библиотекари – они же задерживаются дольше, бродя от стеллажа к стеллажу, ища нужную им ячейку между похожими мирами. Даже они, Библиотекари, не замечают Хранителей и продолжают свои поиски самостоятельно. Но эта девочка была другой. Словно Путница, случайно угадившая не туда. Хранительница даже сперва хотела сообщить о своей странной находке, но всё-таки кое-что смущало. Эта девочка принадлежала именно этому миру, вот только из какой Ветви событий она попала сюда? И она не похожа на Библиотекаря, что могло бы объяснить тогда её присутствие.

– Я думала, что Арет – мужчина, – недоверчиво произнесла девчонка, всё так же внимательно изучая именно Хранительницу, а не что-нибудь другое. – Да и на его прислужницу Вы не похожи.

Хранительница вздохнула и покачала головой. Нет, всё-таки девочка не понимала, куда именно её занесло, но это не облегчало задачу. Так из какой она Ветви событий? Неужели этот мир вот-вот погибнет? Да нет, Ветви слишком разрознены и постоянно обновляются, пересекаясь между собой, сливаясь и вновь расходясь. Значит, исключено. Да и звучит это глупо, с чего бы вообще столь мощному и крепкому древу гибнуть без какой-либо причины?

– Я не летописец Арет. И не лисица-оборотень. – Хранительница замолчала на время, пытаясь всё же найти, откуда именно пришла юная гостья, – Лайга.

Ким Лайга Диарра из Хомагуима. Удивительно, но жизнь девчонки подозрительно копируется во всех Ветвях, есть лишь мелкие различия, которые не должны отражаться на её характере. Не похоже на то, чтобы она была сама бабочкой, но и встречающиеся бабочки не выбивают её из колеи.

– Стоит ли сообщать об этом начальству? – растерянно прошептала она, глядя на то место, где только что была нежданная гостья. – Что там опять творится? – разозлилась девушка, отвечая на вызов и быстро хватая нужные папки с документами. – Да мне откуда знать, будто в Хомагиуме было когда-то спокойно с их-то Основоположником!

 

1.2

По палате разнёсся сильный запах крови. Заполнивший всё пространство вокруг свет поблёк, а на больничной койке оказалась молоденькая девушка. Длинные рыжие волосы, измазанные в крови, взметнулись вслед за хозяйкой. Девушка замерла на какое-то время с раскрытыми от ужаса глазами. Сейчас она не отдавала отчёта, где она и что вообще происходит. Ей было совершенно не до этого: не только тело, но и душу разрывала дикая боль. Застывший доселе вопль наконец вырвался. Тело безвольно упало на постель.

Упала назад с криком мучительной боли, так и не проникнувшим за пределы палаты. Где-то вдалеке послышались быстрые шаги, и одна за другой дверью начали открываться по всему коридору.

Девушка сжимала затягивающуюся кровоточащую рану, а стекленеющие глаза уже не обращали внимания на суету вокруг…

Сердце колотилось с дикой скоростью, гоняя кровь по невосстановившемуся ещё организму. Девушку нужно было вести срочно в реанимацию, но за сей день появилось столько новоприбывших, что врачи сбивались с ног, не зная уже, что и с кем делать. А новенькая погибла в своём мире насильственной смертью. Этот момент настолько сильно въелся в память, что заставлял переживать себя снова и снова, нагоняя ужас даже на привыкших ко многому медицинских работников. Пациентка успокаивалась лишь ненадолго, а потом вновь начинала хватать ртом воздух, выгибаясь, словно пыталась вывернуть саму себя наизнанку через повторно открывающиеся раны.

Наконец освободившийся доктор зашёл и в эту палату. Он медленно поглаживал сдерживаемую коллегами девушку, нашёптывая ей на ухо лишь ему ведомые и подвластные заклинания, успокаивая её, стараясь избежать медикаментов: её тело и без того было слабым и измождённым переходом и ужасающими воспоминаниями, с которыми придётся бороться, чтобы сохранить ей рассудок.

 

***

Пациенты постепенно шли на поправку. Большинство из них пока оставались заторможенными и с трудом понимали, чего от них хотят добиться. Это было простой защитной реакцией организма. Кому-то пришлось познать, что такое амнезия. Проще всего приходилось детям, верящим в сказки, для них, как и обычно, переход не доставил никаких проблем. Разве что они сильно скучали по близким. Более-менее подобное переносили те, чья жизнь всегда шла бок о бок с мистикой. А вот фанатики фэнтази уже больше сходили с ума от радости, что в их жизни свершилось что-то необычное и яркое, но чаще всего такая радость вскоре всё равно сменялась тоской по «серому и мрачному миру, где родной дом и двор, пусть в нём и собака, которая вечно грызёт обувь, в которую ссыт соседский кот».

Подобные события происходили не раз и будут происходить ещё до скончания веков. Хомагиум, как и большинство других, – своего рода загробный мир, очередная ступенька для эволюции души. Но вот кто просто перерождается, совершенно не помня прошлой жизни, прошлой реальности, а вот кто-то продолжает жить здесь. Последние – новоприбывшие, получающие сюда путёвку от Путника, либо ставшие ими по прихоти Богов и их миров. Для кого это Вальхалла, а для кого Хельхейм; кому-то Рай, а кому – Ад или Чистилище. И всё в том же духе.

Но, как правило, виновниками появлениями новеньких были именно Путники самого Хомагиума. Те, кто собирают (выбирают) души в других мирах. Никто из медперсонала в подробности дел не лез: у них хватало своих забот. Хорошо хоть все появлялись в Долине, поэтому фиксировать их было проще, как и оказывать поддержку. По большому счёту все больницы Долины ориентировались на такие случаи, но впервые за сотни лет был Бум. Демографические данные Хомагиума явно резко подскочили. И, чтобы они вновь не упали, медперсоналу приходилось очень и очень стараться.

 

***

Несколько дней голова отказывалась соображать, девушка терялась в пространстве, сбились и внутренние часы, неспособные теперь определить и приблизительное время. Но медленно поправлялась. Хомагиум, как всегда, скрыл смертельные раны настолько чисто, что не осталось никаких напоминаний о них. Единственная угроза для неё, как и всех остальных новоприбывших, – нервные срывы и сумасшествие. Поэтому рядом с ними постоянно дежурили специалисты, следящие за их состоянием. Некоторые пациенты от пережитого шока не могли вспомнить и своего имени. Врачам снова пришлось прибегнуть к помощи самих Путников (но, как выяснилось, ни один из отдыхающих дома не был причастен к этому буму и поэтому даже не знал, кто попал сюда), а позже и Библиотекарей, искавших хотя бы какую-нибудь параллель, связанную с причиной суматохи центральных больниц.

– Цепеш! – окликнула девушка знакомого мужчину в больничном коридоре, не веря собственным глазам.

– Е… Ева? Но тебя ведь… – проходившая мимо медсестра приложила руку к его губам, вызывая усмешку девушки, привыкшей видеть его более взвинченным и грубым.

– Значит, вы знакомы, ребята? – полюбопытствовала молодая девушка в белом халате. – Это замечательно! А теперь на улицу: погода изумительная, а вы тут шум-гам устроить решили?! Мне стоит напомнить, что вы в больнице?

Ева ткнула в мужчину пальцем на уровне сердца, проследила за его разъярённым лицом и с облегчением признала, что это и в самом деле Борис. В прошлом о его телосложении было сложно судить из-за «вампирского прикида», оставлявшего на виду лишь голову. Белая широкая рубашка, поверх которой был чёрный жилет, внешне напоминающий кафтан из-за золотых обделок (кажется, они называются позумент). Такие же чёрные с золотыми рисунками перчатки, брюки, сапоги, плащ, из-под которого красовалось фиолетовое жабо с брошью. В завершении всего была его причёска. Серо-жёлтая длинная чёлка спокойно обрамляла лицо, а вот остальные волосы стояли лесом по разные стороны.

Сейчас же перед девушкой стоял обычного вида мужчина, следивший за своим телом. В самых что ни на есть обычных брюках и футболке, а волосы собраны на затылке тонкой резинкой. Румын как-то уж чересчур сильно изменил стиль. Даже лицо кажется немного мягче, а ведь всё те же аристократичные черты, вот только голубые глаза чуть мутные.

Да и сама Ева не лучше. От её чёрных эластичных брюк и топа с длинными рукавами, митенок и красной юбки с бёдер пришлось избавиться. Всё, что у неё осталось, – красные серёжки в виде цветка-сердца и небольшой кулон на тонкой цепочке, выглядывающей на открытой шее.

Медсестра какое-то время не вмешивалась, наблюдая «трогательное воссоединение», по её словам, а потом напомнила о времени, выталкивая их во внутренний двор, совершенно не беспокоясь о том, что мужчина явно не рад такому отношению к себе.

– Да уж, – выдохнула девушка, присаживаясь на скамейку в тени дерева. – Думала, точно умру. X-Laws оказались криворукими задаваками, – усмехнулась она, откидывая голову назад.

Небо было совсем безмятежным. Ни одного облака. Немного душно и жарко, словно сюда движется гроза, а это лишь временное затишье.

Снаружи стало видно, что здание деревянное (или просто обшито досками). Большое. Куда больше, чем кажется в лабиринте коридоров. Большие окна сейчас везде были нараспашку, хотя в некоторых местах окна оставались завешенными плотными шторами. Под окнами росли невысокие деревья, как и по всему небольшому парку. В центре двора находился фонтан, над которым в солнечные дни весела радуга. Многие сейчас плескались в его воде, наслаждаясь его прохладой и свежестью. И вообще это было самое шумное место, где толпились все, кому не лень (видимо, на прогулку выгнали не только их). Ева старалась не затруднять себя мыслями о том, что многие здесь не похожи на людей. Или они просто такие фанатики чего-то? Ну, типа тех, что не снимают наряды из «Звёздных войн», или отаку в Японии. Бывают ведь такие. Взять тех же X-Laws. Кажется, эта белобрысая Жанна – монашка. Не хватило ей внимания, вот и возомнила себя вершителем правосудия.

“Тоже мне Сейлор Мун, – мысленно сплюнула Ева, вспоминая презрение в малиновых глазах. – Ну точно, Усаги Цукино, мстящая за своих подружек и Такседо Маска Тёмной Королеве”, – усмехнулась она, искоса подглядывая на стоящего перед ней Бориса.

Понять бы, что вообще в её жизни происходит. Как она выжила? И выжили ли другие после нападения фанатиков правосудия? Почему Борис в этой же больнице и ведёт себя не совсем так, как обычно? Девушка посмотрела на него ещё раз, вроде тот же, только глаза немного затуманенные, словно он сам теряется в догадках. Или же эти уроды так далеко провались? Что случилось с их Предводителем?

– Что за? – выругалась девушка, цепляясь в свои волосы. – Какого хрена вообще происходит?! – она пристально смотрела на мужчину, пытаясь понять, в чём подвох. Нет, это не нормально, что этот… Что он без плаща, без своих злобных шуточек и выкрутасов, попыток доказать, что он настоящий вампир. – Ты не в курсе, что вампиров солнце убивает? – огрызнулась она, пытаясь вернуть на землю обетованную единственного знакомого в этом здании. – Аллё, солнечный удар заработал уже, а?

– Помолчи. Даже если нет Канны по близости, не значит, что управы не будет, – мёртвым голосом ответил Борис. Была ли виновна его интонации или упоминание о другой шаманке, но, от чего девчонку бросило в дрожь, его мало волновало.

Ему самому было интересно, что происходит. Он чётко помнил, что эту нахальную малолетку убили вместе с другими подопечными Предводителя…

– Сказала же, что вампиры не переносят солнца, – проворчала Ева, хлопая по щекам свалившегося мужчину, ворчавшего, чтобы та оставила в покое.

Однако этот ребёнок не отлипал от него ни на шаг. Как обычно, она снова была паинькой при незнакомых ей людях, самим очарованием, прямо-таки ангельским воплощением чистоты и невинности. Хоть ей было четырнадцать и всё уже было при ней, воспринимать её девушкой как-то не получалось из-за её несносного характера избалованной богатой дряни, у которой любая прихоть исполнялась ещё до того, как девчонка договаривала своё желание. Да и сейчас она была именно ребёнком, ищущим защиты у взрослого мужчины, единственного, кого она знала из окружающей толпы. Предыдущего напарника Борис собственноручно отправил на тот свет, но почему-то возится с девчонкой, тоскующей по духу-хранителю. Избавление от неё постоянно откладывалось на потом, а время продолжало идти.

Медицинские работники сновали туда-обратно, беря по сотне раз кровь на анализы, а потом шептались по углам. Закончилось всё это дело тем, что ему притащили алую жидкость, запах которой чётко дал понять, что шутка о вампире возымела действие и тут. Ева с интересом наблюдала за всей этой комедией и докапывалась, чему он так удивился: всё же она всегда свято верила, что рядом с нею настоящий вампир.

– Головокружения, тошнота, слабость, боли в суставах? – спросил в очередной раз врач, пристально изучая взглядом.

Этот мужчина делал обход ежедневно. На вид ему лет сорок, может, чуть больше. Серые глаза были добрыми и требовательными. Работа измотала его настолько, что лишь редкие чёрные прядки волос выглядывали из седой шевелюры.

Во время осмотра он был занудным и скучным, вопросы всё те же, однотипные, как и такие же ответы, которые пациенты знали наизусть. При общении с ним оставалось ощущение, что ты – нашкодившее домашнее животное, но позже хозяин не выдерживает и сам треплет по волосам, болтая совершенно о посторонних вещах. И это повторялось изо дня в день, как и молчание Бориса. Поэтому девушка решила взять всё в свои руки:

– У него глаза болят от яркого света. Ещё он много пьёт воду, воды… – запнулась девочка, пытаясь вспомнить, как правильно. – Почти целый день спит, как и ночь тоже. Разве вампиры – это не ночные создания? – тараторила, не давая вставить и слова.

– Просто у него адаптация, всё в порядке, – успокоил её врач. – Раз так следишь за ним, то пусть вместо воды пьёт положенное вампиру, – улыбнулся он. – Кстати, сходи в столовую, принеси ещё, – мужчина дал ей лист с закорючками, девочка мимолётно прочитала, даже не заметив, что впервые видит записи, и выскочила за дверь. – Шустрая. Очаровательное создание, но вам стоит подумать, будет ли она проходить тот же путь, что и вы, Борис Цепеш Дракула Третий. Такая большая предрасположенность к полному заражению…

– О каком заражении идёт речь? – раздражённым голосом спросил шаман.

– Могу лишь предположить, что вампиром вы становитесь уже тут, в Хомагиуме. С такой скоростью переходного процесса… Вы станете вампиром, потому что так захотел это мир. Мы не в состоянии остановить процесс, лишь облегчить, поэтому не упрямьтесь и пейте кровь, иначе пострадает девчонка. От укуса не заразится, но умереть от потери крови всегда может. – Врач привычно потрепал пациента по волосам, взъерошив и без того лохматую голову. От этих движений по телу прошлась успокаивающая волна, заглушая какие-то внутренние противоречия. – У вас сильная психика, – похвалил он, поднимаясь со стула.

Вернувшаяся Ева усердно крутила в руках какую-то цветную брошюру, ворча что-то себе под нос.

– Держи, – не отрываясь от листов, девушка протянула запечатанную бутылку. – Слушай: «Школа Лававорс (с военным наклоном) производит набор учащихся по нескольким направлениям…». Это пофиг, вот: «Магия Духа – магия, связанная с духами и демонами, которые могут быть как источниками Силы, так и способом Воздействия на окружающий мир. Специализации: шаманы, экзорцисты, провожатые…», не могу прочесть. Я хочу туда! А вообще, тут классификация другая, вот, например: «Световая магия (магия Дня и Ночи) – магия, источником которой является наличие или отсутствия света…» Ещё есть Стихийная магия (их тут шесть), магия Прорицания, магия Души и Тела, Бытовая магия. Если верить этой штуке, то ты шаман с навыками бытовой магии, – рассмеялась Ева. – Но это даже забавно, тут ещё много чего есть, – тараторила она, продолжая листать журнал. – Хи, даже рубрика «Требуются»!

Борис выхватил брошюру из рук неунимающейся девушки и всмотрелся в текст. Символы и в самом деле непривычные, ему не показалось, но он отчётливо понимал, что написано. В глаза почему-то сразу бросился большой список профессий для той самой школы, о которой читала Ева. Не отпускать же её одну.

 

***

Эта девчонка просто неисправима! Может, ей уже и четырнадцать, но ума и на пять лет не тянет. Сколько выплеснулось радости, когда вернулась Каллиста, дух-хранитель Евы, это неописуемо. У неё, наверное, не было бы столько счастья, даже добейся Асакура Хао своего. Эта маленькая зараза теперь вообще не вспоминает о том, что когда-то жила в другом мире и по другим правилам. В том, что это именно так, теперь Борис уже не сомневался, особенно после истории разыскавшего его Блаумро. Всё-таки и самого Бориса постигла та же участь, что и Еву. Марко, предводитель X-Laws, хотел отправить на тот свет, но там вмешалась одна сомнительная особа, которая и перенаправила их сюда, дав второй шанс, правда, уже в своём мире, который предстояло ещё узнать.

Поезд трепетал от поведения Евы. Если так будет продолжаться, то их и действительно высадят, а каким образом тогда добираться до студенческого городка? Испытать то, что пришлось другим шаманам во время поисков деревни Патчей?

– Прекрати паясничать! – взорвался Борис, когда девчонка потащила его за новый плащ куда-то вглубь вагона, причём схватила так, что слетевший капюшон подставил кожу глядящему в окно солнцу.

– Извини, – взвыла девушка, засуетившись из-за небольшого покраснения на щеке, уже скрывшегося за материей.

Найдя в своей сумке лейкопластырь, сворованный из больницы, Ева на совесть залепила им половину лица мужчины. Теперь ему ожоги точно не угрожали под таким слоем липкой ткани и пропитками для обезвреживания и заживления. Девчонка явно переусердствовала, но поднимать шум из ничего уже не хотелось, тем более Борис до сих пор чувствовал усталость, особенно днём. Сейчас бы он с большим удовольствием поспал, но за этим бездумным ребёнком нужен был глаз да глаз, а лучше их ещё пар двадцать.

Духи-хранители наблюдали за всем с каким-то умилением, понимая, что у Бориса сейчас нет никаких сил, чтобы выпороть неугомонную спутницу. Её гиперактивность доставляла множество проблем, но в больнице лишь развели руками, сказав, что сказывается стресс, да и возраст у девушки такой, что ей просто-напросто нужно время, чтобы прийти в себя. Но, с другой стороны, когда она придёт в себя, то проблем будет меньше, но вот сами проблемы станут значительно больше – девчонка начнёт действовать масштабно. Всё же без Канны она неуправляема.

Спокойнее стало только после того, как Ева измотала себя состязаниями в способностях с детьми. Она хвасталась умением преобразовывать Каллисту в любой вид оружия, но это отнимало у неё много сил, поэтому обычно больше одной-двух атак юная шаманка не выдерживала. Да и нападение должно быть молниеносным, иначе урон значительно падает. И всё же она была частью команды, из жизни которой теперь они оба выпали.

Ева дремала, навалившись на плечо Бориса, ворча во сне каждый раз, когда он шевелился. Тело затекало от неудобной позы. Примелькавшиеся поля да леса за окном порядком приелись, в вагоне наступила тишина, словно все решили воспользоваться моментом и отдохнуть, в итоге и сам Борис кое-как раскрыл глаза, когда проводник сообщил, что вскоре их остановка и лучше бы уже начать собираться на выход, чем потом суетиться.

На перроне ожидал самый настоящий гном с их именами на табличке. Ева с интересом рассматривала невысокого мускулистого широкоплечего мужчину, засыпая его множеством вопросов. Хотя «невысокий», наверное, не совсем верно: он даже был ниже её. Его можно было бы принять за карлика, если бы не пропорции, свойственные обычному человеку крепкого телосложения. Удивительно, но гном относился к неугомонной и дотошной девчонке с терпением и почтением, сводя всё к тому, что она всё увидит своими глазами по приезду и получит ответы на большинство вопросов, если даже не на все. Ехать ещё оставалось не меньше часа, но это время казалось вечностью рядом с этой неумолкающей трещоткой, вместе с которой придётся войти в абсолютно новую жизнь.

Запись опубликована в рубрике Shaman King (фанфик), Джен, Фантазии, Хомагиум с метками , , , , , , , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий